Четверг 25 мая 2017
$ 18.2983 20.4757

Безмолвные НПО

В Варшаве с 21 сентября  проходит крупнейшая ежегодная европейская конференция по правам человека и демократии, организованная ОБСЕ. Закрывается она 2 октября. В составе молдавской делегации, участие которой в конференции оплатила ОБСЕ, три дня была и я, а также 13 местных правозащитников.

На таких конференциях принято использовать любые методы для того, чтобы рассказать о каких-то правонарушениях в своей стране, тем более о вопиющих фактах. Ряд правозащитников из других стран, с которыми мне довелось познакомиться на конференции, приехали на нее за свой счет. Потому что для них дорогого стоит рассказать на такой международной площадке о том, что происходит у них в стране.

Некоторые правозащитники, используя свое право на протест, приходят на заседания конференции в футболках с изображением политических узников либо слоганов, организуют пикеты у зала заседаний с требованиями (к примеру, в этом году группа правозащитников требовала освободить журналистов в Азербайджане) либо на специально отведенных для этого стеллажах выставляют свои отчеты и промо-материалы, используют специальный хэштег конференции для постов в «Твиттере».

Ну и, конечно, делегаты конференции вправе выступать с заявлениями. Во время заседаний официальные представители стран сидят за общим столом с представителями гражданского общества. Заявления одной и другой сторон транслируются в онлайн-режиме и записываются ОБСЕ, поэтому за выражениями следят все. Заседания — это инструмент давления на представителей власти и, конечно, привлечения внимания международной общественности к тем или иным нарушениям. Все заявления, сделанные во время конференции, можно найти здесь

На заседании, на котором присутствовала я, забавно было наблюдать, как госчиновники из Таджикистана уверяли правозащитников, что в Таджикистане нет пыток, а чиновники из Беларуси утверждали, что кандидатам на выборах в этой стране предоставляются равные возможности.

Но за три моих дня на варшавском форуме я не услышала ни одного заявления от представителей молдавских НПО (хотя, может, такое и прозвучало в мое отсутствие).

Молдовы по большей части на этой конференции не было. То есть формально молдавская делегация присутствовала, но если посмотреть видеозаписи заседаний, стеллажи с правозащитными отчетами, то... для европейского правозащитного сообщества нас просто нет.

И не потому, что ситуация с правами человека в стране за последние годы улучшилась. Отчеты местных НПО говорят об обратном.

И не потому, что о нарушениях прав человека в Молдове некому говорить, в том числе на таких авторитетных площадках. По данным минюста, в Молдове зарегистрировано более 800 неправительственных организаций.

И не потому, что европейские партнеры не давали денег на реализацию в стране проектов по улучшению ситуации с правами человека. Деньги давали. Но молдавские правозащитники на конференции почему-то предпочитали молчать о своей работе.

23 сентября на конференции обсуждалась тема реализации права на свободу собраний в регионе ОБСЕ. Я рассказала о нашумевших в Молдове делах, за которыми NM пристально следит: запрете молдавским судом «Городка свободы» и аресте шести активистов «группы Петренко» в ходе акции протеста у Генпрокуратуры. Всем шестерым, напомню, грозит до восьми лет лишения свободы. После выступления ко мне подошел один из молдавских чиновников и с укором спросил, зачем я рассказала про «группу Петренко». При этом он искренне удивился тому, что я не понимаю его, ведь своим выступлением я «порчу имидж Молдовы в глазах международного сообщества». Реакции со стороны представителей молдавских НПО и вовсе не последовало.

25 сентября на конференции обсуждался вопрос соблюдения баланса между правами человека и борьбой с терроризмом. Я рассказала о другом деле, за которым следит NM: деле Михаила Амерберга и Павла Григорчука, которым грозит до 12 лет лишения свободы и которых, среди прочего, обвиняли в создании преступной организации. Тот молдавский чиновник в этот раз не подошел. Зато подошла представительница международного офиса Amnesty International с просьбой переслать ей подробности этого дела. Она как раз делает отчет по Молдове. Почему ей об этом громком деле не рассказали коллеги из молдавского офиса Amnesty International, не совсем понятно. Никак не отреагировали на мое выступление и представители молдавских НПО.

А должна ли быть какая-то реакция? Должны ли выступать на таких площадках молдавские правозащитники и представители национальных правозащитных институтов? Если расценивать маленькую Молдову, где все друг друга знают, как семью, то нет. Как семью, в которой принято замалчивать домашнее насилие.

Конференции ОБСЕ по правам человека и демократии проходят с 1998 года и собирают представителей правительств стран-членов ОБСЕ и партнеров по сотрудничеству, а также гражданского общества, подразделений ОБСЕ на местах и других международных организаций. В прошлом году конференция собрала 1234 участника. На конференции было сделано более 770 заявлений.

 

Марина Шупак