Вторник 24 октября 2017
$ 17.3227 20.3447

Депутаты и дети

Конституционный суд (КС) признал неконституционным решение парламента назначить Екатерину Бурлаку парламентским адвокатом по правам детей.

КС вынес решение по запросу депутата от Либеральной партии Анатола Шалару. В своем требовании Шалару подчеркнул, что Екатерина Бурлаку не обладает соответствующей профессиональной подготовкой, чтобы помогать тем, кто будет к ней обращаться. Соцсети отреагировали на решение КС с восторгом: в Facebook на Анатола Шалару посыпались поздравления.

Задумался ли кто-то из поздравлявших, почему Шалару не обеспокоился отсутствием необходимой квалификации у Бурлаку во время парламентских слушаний по кандидатуре детского омбудсмена, которые прошли 3 июля? Ведь никто из депутатов тогда этот вопрос не поднял. И это при том, что резюме претендентки — в нем действительно ни слова об опыте работы в сфере прав детей — было опубликовано на сайте парламента за несколько недель до парламентских слушаний.

Самые жаркие дискуссии во время обсуждения кандидатуры Екатерины Бурлаку, последние 10 лет работавшей в юридическом отделе секретариата парламента и экс-прокурора Евгения Русу, возникли по поводу того, на каком языке говорит Бурлаку — на молдавском или на румынском.

Депутат либерал-демократ Михаела Спэтару поинтересовалась у кандидатов, считают ли они свою репутацию безукоризненной, попросив ответить на ее вопрос на языке международного общения, поскольку, по ее мнению, для омбудсмена важно знать иностранные языки.

Либерал Валериу Мунтяну сказал, что изучил резюме Екатерины Бурлаку и обнаружил, что та говорит на государственном языке. «Такого понятия в международном обиходе нет. Какой у нас госязык?» — спросил он Бурлаку. Отсутствие в резюме опыта работы в сфере прав детей Мунтяну не заинтересовало.

Либерал-демократ Владимир Хотиняну спросил Бурлаку, на каком языке она будет защищать детей: на румынском или на молдавском. И добавил, что в Бессарабии живут румыны.

Депутат-социалист Григорий Новак спросил Русу, говорит ли он на каком-либо иностранном языке, когда Русу по-румынски отвечал на вопрос Спэтару.

Демократа Сергея Сырбу интересовало, как кандидаты будут решать противоречия между фундаментальным правом детей на образование и обязательной в Молдове вакцинацией детей.

Либерал-демократ Валерий Гилецкий был разочарован ответом кандидатов на вопрос Сырбу и попросил их быть точнее. Он добавил, что дети должны воспитываться в соответствии с религиозными убеждениями родителей.

Депутат-либерал Корина Фусу поинтересовалась у Екатерины Бурлаку, является ли она племянницей Евгении Остапчук.

Коммунист Артур Решетников напомнил о том, что несколько лет назад пресса писала о причастности Русу к рейдерским атакам на экономических агентов в Новых Аненах. «Чем эти разбирательства в прессе окончились? Почему ушли из прокуратуры?» — спросил Решетников.

Социалист Василе Боля спросил Русу о его отношении к системе ювенальной юстиции.

И только либерал Ион Касьян поинтересовался у кандидатов, как они будут решать проблемы детей, чьи родители уехали на заработки.

После того, как Екатерина Бурлаку была избрана 70 голосами на должность парламентского адвоката по правам детей, Валериу Мунтяну заявил, что либералы считают неправильным, что на такую должность выбирают молдовенистов.

Спустя неделю Анатол Шалару направил свой запрос в КС. Сделал бы он это, если бы Бурлаку во время парламентских слушаний не сказала, что государственным языком является молдавский? Вопрос риторический.

А вот несколько фактов. По данным UNICEF, 34,6% многодетных молдавских семей живут за чертой бедности. В Молдове проживают 40 тыс. детей, чьи родители уехали на заработки. В течение последних трех лет МВД регистрирует около 220 случаев сексуального насилия над детьми в год (а сколько незарегистрированных?) На следующих слушаниях по кандидатуре детского омбудсмена хотелось бы увидеть озабоченность депутатов, в том числе Анатола Шалару, и этими проблемами.

Марина Шупак

Партнерские ссылки