-1ºC Кишинёв
Воскресенье 16 декабря 2018

«Молдова либо пройдет путь государств, сумевших вырваться из цепких объятий коррупции, нищеты и беззакония, либо исчезнет»

  • Изображение
    Фото: Radu Tihon / Flickr.com

В Молдове много и страстно говорят, что система виновата в том, что мы так плохо живем. Что если эту систему не поменять, то ничего хорошего не будет. И имена конкретных людей, мол, называть смысла нет, потому что, обвинив и наказав одних, мы получим из системы других и т. д. Борцы с системой затрудняются объяснить, что представляет собой эта злосчастная система, ограничиваясь туманными обобщениями.

Любят винить во всем систему и политики. Но, как показывает жизнь, цель этих разговоров очень общего характера: либо оправдать собственный политический провал, либо прикрыть свое же нежелание проводить реформы.

newsmaker.md/rus/mneniya/respublika-korova-103

 

В Молдове злополучная система имеет название. Имя ее — коррупция. Коррупция повсеместная, всеохватывающая, ставшая альтернативной системой управления страной, своеобразным общественным строем. Коррупция — антоним закона. Коррупция — антоним Конституции. Коррупция — антоним благополучия и справедливости общества.

Молдавская коррупция сегодня ассоциируется с именем Влада Плахотнюка. В молдавскую коррупционную систему управления интегрированы и Владимир Филат, и Владимир Воронин, и Михай Гимпу. У каждого свои «заслуги» перед молдавской коррупцией.

При президентстве Воронина (во время второго мандата и при активном участии Плахотнюка) закладывались основы нынешнего олигархического режима, существующего исключительно благодаря коррупционным связям и отношениям. Сегодня Воронин из политического хозяина Плахотнюка превратился в его слугу, обслуживающего вместе со своей парламентской фракцией его небескорыстные интересы.

Филат, на протяжении нескольких лет обещавший освободить Молдову от кукловода, крысы и рейдера (все это — филатовские характеристики Плахотнюка), сегодня сломленный политически и психологически человек, лишенный права занимать высокие посты в государстве. Он послушно обслуживает интересы своего заклятого друга-рейдера.

Гимпу, и об этом неизвестно только ленивому, использовался и используется Плахотнюком для дискредитации своих политических конкурентов, для организации различных схем и комбинаций в парламенте и правительстве, выгодных последнему. Все эти люди свои роли исполняют взамен на право пристраиваться к властной кормушке, взамен на участие в воровстве эпического масштаба, ставшего альфой и омегой нынешних молдавских правителей.

В этой извращенной системе управления обитает и действует окружение упомянутых лидеров: их родственники, друзья, кумэтры, фины, нанаши. Они же министры, депутаты, директора регулирующих агентств, прокуроры, судьи и др. Их сотни. Однако вдохновителем и организатором механизма безостановочного воровства публичных денег при активном (со)участии институтов государственной власти является именно Плахотнюк — человек, начисто лишенный каких-либо альтруистических устремлений, не понимающий, что такое публичный интерес, незаконно обогатившийся за очень короткий период времени. Впрочем, в отношении всех упомянутых выше людей обвинение в незаконном обогащении также справедливо.

newsmaker.md/rus/mneniya/sushchestvuyushchiy-mehanizm-ne-mozhet-ne-vosproizvodit-korruptsiyu-104

 

Повсеместная коррупция, избирательное правосудие (укравшим миллиарды — ордена, укравшим курицу — тюрьма), покрывающие преступления прокуратура и суды, институты государственной власти, соучаствующие в грабеже публичных денег, закрытая монополизированная экономика, деградирующие образование и медицина, система назначения на публичные посты не по принципу заслуг, а по принципу близости и преданности политическому хозяину, разрушение демократических механизмов функционирования общества (свободные СМИ, неправительственные организации, механизмы защиты прав человека) — вот далеко неполная характеристика властной системы, действующей сегодня в нашей стране. Системы, которая, повторяю, действует не сама по себе, а под управлением и с участием конкретных людей, у которых есть имена.

Усугубляет ситуацию то, что в Молдове отсутствуют демократические традиции, нет исторического опыта борьбы за гражданские права, а молдавское общество патриархально и очень разобщено по огромному количеству поводов, включая название языка большинства, отношению к войне на востоке Украины и внешнеполитическому вектору Молдовы.

Однако даже при таком наборе «достоинств» — и мировая практика дает нам примеры такого рода — можно злополучную систему сломать: избавиться от коррупции и встать на путь развития.

Как это может происходить? По-разному. Однако главным элементом начала модернизации страны является освобождение институтов государственной власти от политического контроля. Другими словами — деолигархизация государства. Первыми из-под этого контроля должны быть выведены прокуратура и суды. Именно независимые прокуроры начнут расследования в отношении тех людей, которые, пользуясь властными полномочиями, служебным положением, безудержно грабили страну, всячески нарушали закон, покрывали преступления на протяжении многих лет. Независимые судьи в отношении этих людей будут выносить законные и справедливые приговоры.

В нашем случае это вывод прокуратуры и судов из-под контроля Плахотнюка и его окружения. Это позволит начать реальные расследования преступлений, совершенных в первую очередь Плахотнюком: коррумпирование чиновников, захват институтов государственной власти, рейдерские атаки, отмывание денег. Всплывут делишки всей так называемой политической элиты, включая Филата, Воронина, Гимпу, Лупу, Лянкэ.

Нет никаких волшебных рецептов, никаких магических формул и заклинаний. Молдова либо пройдет путь государств, сумевших вырваться из цепких объятий коррупции, нищеты и беззакония, либо исчезнет (быстро или медленно — не столь важно) с политической карты мира.

newsmaker.md/rus/mneniya/novaya-ukraina-i-zhit-budet-po-novomu-105

 

Так начиналось разрушение поголовной коррупции в Сингапуре (извините за заезженный пример) после прихода к власти в 1959 году Ли Куан Ю, так все начиналось в Грузии после революции роз 2004 года и прихода к власти Михаила Саакашвили, так это происходит сегодня в Румынии, где прокуроры ежедневно берут под арест высокопоставленных коррупционеров, а судьи не выпускают их на свободу, а приговаривают к реальным тюремным срокам. Сингапур и Грузия, надо заметить, на момент начала слома коррупционной системы управления находились в куда боле плачевном состоянии, чем нынешняя Молдова.

Я понимаю, что все это не означает автоматического социально-экономического процветания, качественного образования и медицины, современной инфраструктуры, новых рабочих мест. Но это неотъемлемое условие слома коррупционной системы управления страной. Если государство не вернет себе способность наказывать преступников — невзирая на ранги и лица — и восстанавливать справедливость, не вернет людям доверие в функциональность государственных институтов, ничего хорошего не произойдет. Никакой модернизации не будет.

Что означает вывод прокуратуры и судов из-под контроля Плахотнюка и его людей? Это означает очищение этих структур от коррупционеров, дискредитировавших себя и потерянных для юстиции. Это означает назначение в прокуратуру и суды молодых, пусть не достаточно опытных, но неподкупных специалистов, прошедших соответствующую ускоренную подготовку. Это означает ужесточение уголовного наказания для прокуроров и судей, берущих взятки. И в то же самое время — повышение зарплат и предоставление солидного и стабильного пакета социальных услуг для людей, отправляющих правосудие. Наконец, и это очень важно, это означает обеспечение личной и профессиональной безопасности людей, обеспечение их защиты от угроз, которые могут исходить от Плахотнюка и его людей. Со стороны Филата, Воронина и др.

По-моему, необходимо прекратить пустые, но далеко не безобидные разговоры о том, что институты публичной власти должны реформироваться изнутри. Ни прокуратура, ни судебная система не могут быть реформированы изнутри, усилиями самих прокуроров и судей. В этом мы уже убедились и тут никаких иллюзий не должно быть. Тут необходимы воля и усилия, извне, воля и усилия политического класса страны.

Как этого добиться? Самый простой ответ: победить на выборах и претворить в жизнь программу деолигархизации Молдовыi. Но уже сегодня можно двигаться в этом направлении. Уже сегодня определенные сегменты прокуратуры и судебной системы можно выводить из-под контроля Плахотнюка. Это можно сделать при повышенной активности оппозиции, гражданского общества Молдовы и при заинтересованной поддержке наших партнеров по развитию.

В случае принятия закона о прокуратуре, предусматривающего процедурную независимость нижестоящих прокуроров, часть из них (вновь нанятые, или действующие, но доказавшие неподкупность) могли бы перейти на зарплаты получаемые непосредственно из фондов ЕС и/или CША. Примерно такая же схема может быть применена и в случае судей (тут все проще, потому что у судей нет начальства). Такой опыт в международной практике есть. Необходимое для этого законодательство должно быть принято под жестким давлением гражданского общества и под давлением — это критически важно — наших международных партнеров. Я уверен, что у европейцев и американцев есть достаточно рычагов давления на людей, попадавших под мониторинг Интерпола или до сих пор находящихся под ним, замешанных в рейдерских атаках, контрабанде и в разного рода транснациональных финансовых махинациях.

Для меня продолжают оставаться интересными идеи приглашения европейского генпрокурора со всеми вытекающими (политическая поддержка и защита против атак олигархов) и развертывания в Молдове миссии EULEX, адаптированной к нашим реалиям.

Увеличить вероятность того, что что-либо из вышеперечисленного произойдет, может консолидация социального протеста, идущего изнутри страны. Пора отбросить все, что разъединяет граждан Молдовы, включая споры о внешнеполитическом векторе, и объединить усилия в борьбе против олигархического режима, захватившего и подчинившего себе молдавское государство. Геополитику можно оставить на потом. Нынешним правителям выгодна наша разобщенность, она им помогает бессовестно грабить как сторонников интеграции в ЕС, так и сторонников вступления Молдовы в Таможенный союз. Дальше ждать нельзя — пора портить ворам обедню.

Общими усилиями можно запустить разрушение коррупционной системы. И тогда прокуроры придут в дома и офисы не только Шора, но и Плахотнюка, Филата, Лупу, Лянкэ, Гимпу, Булиги, Киртоакэ и других членов молдавской политической «элиты». Уголовные дела на этих людей пойдут суды, где их будут судить по закону.

Надо понимать, что изменения эти будут носить необратимый характер. Знаете почему? Потому что прокурор, постучавший в дверь Плахотнюка, больше не позволит никому собой управлять.

Алексей Тулбуре

Партнерские ссылки