-1ºC Кишинёв
Воскресенье 16 декабря 2018

Почему я проиграла на выборах

На выборах голосуют те, кому не все равно, что происходит в родном селе, городе, стране. Кандидаты тоже всю кампанию пытаются нас убедить, что они неравнодушные, деятельные и только ради нашего блага хотят попасть на «галеры власти» — грести, чтобы все мы двигались вперед.

Дорин Киртоакэ голосовал на участке в лицее им. Антона Урсу. Проголосовав, мэр сообщил, что выбрал дальнейшее европейское развитие Кишинева. Я слушала и записывала мэра на диктофон. Мы говорили у входа на избирательный участок: высокий порог, высокие ступеньки в коридоре. Пандусов нет.

Зинаида Гречаная сделала свой выбор в третьем корпусе Технического университета. Там пандус был. Но такой неудобный, что молодым родителям с детьми приходилось нести коляску на руках. Инвалид-колясочник этот пандус никогда бы не покорил в одиночку, будь он хоть за евроинтеграцию, хоть за Таможенный союз.

Пандус — это, конечно, мелочь по сравнению с украденным миллиардом, с опасностью, которая исходит от коварной Москвы или вероломного Бухареста, которые спят и видят, как поглотить Молдову. Видимо, поэтому о таком пустяке не было ни слова ни в программе Гречаной, ни в бодрых предвыборных отчетах primarul faptelor concrete. Кстати, ни один из избирателей, с которыми я говорила на участках, где голосовали Киртоакэ и Гречаная, не упомянул о необходимости решать проблему отсутствия пандусов. И ни одного избирателя на коляске я там не увидела за все время пребывания на участках.

Но был один, которого видела не только я,— пенсионер Василий, проработавший много лет водителем городского автобуса. Он ковылял с тростью со скоростью черепахи к участку в лицее имени Урсу, опираясь на руку охранника лицея. Недавно Василий перенес инфаркт и инсульт, поэтому с трудом передвигается и плохо говорит. Когда Василий добрел до входа в лицей, выяснилось, что он ошибся — его участок в нескольких кварталах, в здании детского сада. Для него этот путь занял бы не меньше часа.

Я попыталась уговорить нескольких человек, которые были на автомобилях, подвезти Василия к его участку, объяснив сложность его положения. Один из тех, кого я просила помочь, отказал потому, что спешил в церковь. Другой сказал, что «у него в семье есть свой инвалид». Молодая семейная пара ответила, что им нужно срочно быть в другом месте, а сразу после нашего короткого разговора уехала в направлении нужного Василию детсада. Водитель автомобиля с эмблемой одного из столичных телеканалов сообщил, что ему нужно находиться возле избирательного участка и ждать «своих журналистов».

Помочь согласился таксист, который за деньги вызвался подвезти Василия туда, куда ему нужно. И Василий уехал. Но не на свой избирательный участок, а домой: он передумал голосовать из-за жары и плохого самочувствия.

Вечером, после того как избирательные участки закрылись, я сидела дома за компьютером и в режиме онлайн следила за подсчетом голосов. За полночь я услышала за окном грохот. Это гремел салют у офиса Либеральной партии, что на перекрестке улиц Йорги и Щусева. Дорин Киртоакэ праздновал свою третью в карьере победу на выборах мэра. Я живу на улице Коробчану, недалеко от парламента. Но салют был слышен очень хорошо.

В Кодексе о правонарушениях есть ст. 357 «Нарушение тишины»: «Нарушение тишины в ночное время (с 22 до 7 часов), в том числе путем громкого пения, подачи звуковых сигналов, пользования аудиовизуальной аппаратурой, установленной на повышенную громкость, в жилищах или общественных местах, иных подобных действий, влечет наложение штрафа на физических лиц в размере от 15 до 30 условных единиц и на юридических лиц в размере от 100 до 150 условных единиц».

Знает ли Дорин Киртоакэ о существовании этой статьи? Судя по тому, что он градоначальник с многолетним стажем, должен знать. Задумался ли старый новый мэр, строящий для нас европейскую столицу, скольких горожан и их детей разбудил его громкий ночной праздник? Судя по салюту — вряд ли. Заслуживаем ли мы такого мэра? Судя по отношению друг к другу — вполне.

И да, чуть не забыла. В пресс-службах МВД и столичного инспектората полиции мне сказали, что ни одной жалобы на ночной салют не поступило. И вот тут мэр уже точно ни при чем.

Марина Шупак

Партнерские ссылки