Вторник 24 октября 2017
$ 17.3227 20.3447

Правда, да не вся

Директор EVM Consulting, бывший советник премьер-министра по финансовым вопросам Натан Гарштя разместил в своем блоге комментарий на заявления главы НБМ Дорина Дрэгуцану по поводу полномочий Нацбанка. NM публикует перевод текста Гаршти на русский язык.

После выступления президента Нацбанка [в программе ÎnProfunzime на ProTV] не могу не восхищаться, как хорошо он обошел некоторые простые истины, касающиеся деятельности и полномочий Центробанка.

Он сказал, что банки — частные структуры, у которых есть собственные акционеры и органы управления, и не дело Нацбанка вмешиваться в их администрирование.

Это утверждение абсолютно верно и правдиво для любого другого типа компаний, но не для банков.

Если компания управляется плохо и становится банкротом, это проблема только ее акционеров, которые плохо управляли (и немного — кредиторов, у которых достаточно механизмов, чтобы защититься). Иначе обстоят дела с банками, которые привлекают в виде депозитов средства граждан, которые не являются профессионалами в банковском деле, не знают теорию финансового анализа и не умеют управлять рисками.

Поэтому во всем мире (и у нас тоже, но, кажется, у нас об этом забыто) банковская деятельность регламентируется и над ней осуществляется надзор в особом режиме. Существует большое количество пруденциальных правил, касающихся того, как должны управляться привлеченные деньги, какие могут быть максимальные подверженности, какими должны быть минимальные резервы и т.д. И поэтому во всем мире существует государственный орган, который осуществляет надзор над тем, как банки соблюдают все эти положения и как администрируют деньги населения. Поэтому люди знают: я не должен бояться того, что отдам деньги в банк и они пропадут, контроль за этим осуществляет государство, а я только выбираю наиболее привлекательные предложения на депозитном рынке. У нас этим должен заниматься Национальный банк Молдовы — надзорный орган в банковском секторе.

Президент Нацбанка говорит, что не предпринимал действий на протяжении 2014 года [в связи с мошенничеством в трех банках], так как не мог вмешаться, пока не имел возможности предоставить банкам срочные кредиты. История с предоставлением кредитов — это последняя и очень серьезная мера, когда вообще нет денег в банке. И конечно, Центробанк не должен ни в каком случае позволить ситуации дойти до такой критической точки. Когда видишь, что не очень хорошо идут дела в одном банке, проведи там контроль, чтобы понять положение дел. Вынеси предупреждение. Отправь в отставку кого-то из руководства. Установи спецнадзор. Установи спецуправление. Если видишь, что дела идут плохо и не может идти речи об оздоровлении, приостанови и отзови лицензию банка, чтобы не дать возможности усугубиться ситуации.

Еще с 2012 года было достаточно причин приостановить лицензию банка [Banca de Economii]. И да, глава Нацбанка тогда хвастался тем, что сказал о мерах, которые необходимо предпринять в отношении этого банка (и, кстати, то, что он предлагал сделать — финансовая инъекция, смена менеджмента, приватизация банка,— как мы знаем, результатов не дало), но то, что он говорил, должны были сделать другие. При этом он ничего не сказал по поводу того, что должен сделать он сам. И ничего не сделал из того, что должен был сделать.

Где был Нацбанк в период, когда настолько ухудшилась ситуация в банке, что потребовалось 14 млрд леев от государства (от нас всех), чтобы вернуть деньги людей, которые их положили в эти три банка (Banca de Economii, Banca Socială и Unibank). Прямая обязанность банка не допустить такого рода ситуаций. Почему на протяжении 2012-2013 годов, когда ухудшалась ситуация, не было ничего предпринято, и оказалось, что уже в 2014 году необходима государственная гарантия [14 млрд леев кредита трем банкам Нацбанк выдал под гарантии правительства]? Если бы вовремя вмешались в ситуацию, часть недостающих сумм депозитов могли быть покрыты из фонда гарантирования депозитов, а еще часть — от продажи активов в процессе несостоятельности, и все бы разрешилось хорошо. И не было бы паники на рынке.

Глава Нацбанка все время смещает акценты в сторону того, что государство плохо администрировало собственность. А что тогда с Banca Socială и Unibank, где были частные собственники? Где депозиты из этих банков? Еще раз повторюсь: в любой другой отрасли экономики нормально, чтобы иногда акционеры преднамеренно или по глупости плохо администрировали свой бизнес. Но в области банков НБМ — это тот орган, который не должен позволить, чтобы такие вещи произошли.

За наши депозиты отвечает Нацбанк. Если видно, что с ними происходят плохие вещи, необходимо вмешаться. Вне зависимости от того, чей это банк и кто его акционеры. Что бы там ни говорил президент Нацбанка.

Натан Гарштя

Партнерские ссылки