-1ºC Кишинёв
Воскресенье 16 декабря 2018

Веселая кампания

Местные выборы неинтересны: избираются 2 тыс. человек и узнать их даже пофамильно нереально. Поэтому молдавская пресса концентрирует интерес на Кишиневе.

Мешать планам будущего столичного мэра будет 51 муниципальный советник — полпарламента. Они всегда непредсказуемы и представляют собой чрезвычайно пеструю, почти павлинью палитру партийных идеологий. Здесь оканчивают университеты кадастровых коалиций, и тендерная дружба по-особому крепка.

Но нашлись в Кишиневе еще 17 человек, которых будет верифицировать ЦИК в индивидуальном порядке. В грустную минуту вспомним факт: в ноябре 2014 года по негласной безукоризненной репутации председателя Центризбиркома был нанесен сокрушительный хлопок. Юрий Чокан великолепно разбирается в тонкостях электорального процесса. Наверное, поэтому он отводил глаза от телекамер, снимая с гонки конкурента. Мне лично, в соответствии с законом, очень не хватает на этих выборах Юрия Чокана. Я по нему скучаю.

Серафим Урекян откровенен в одном из интервью: «Иду в мэрию, потому что долги».

Хлеб аудитора горек, любимые схемы и генеральные планы пылятся в шкафу.

Про ипотеку или лизинг молчит и пишет о себе так: «За 11 лет, которые он проработал в мэрии Кишинева, к нему часто на прием приходили обездоленные старики, которым не на что было купить хлеба или заплатить за коммунальные платежи. Он всегда старался помочь им, чем мог. Порой просто отдавал все деньги, что были в карманах». Карманы, Карл. Он держит их в карманах.

Килограммы благотворительности, портфель муниципальных участков, папка «Все остальное» и полный чемодан души.

Раньше кандидат «понимал, что силами одной кишиневской мэрии невозможно решить все накопившиеся в стране проблемы. Решение включиться в политическую жизнь пришло после долгих раздумий о невозможности создать процветающую столицу в бедной стране. Поэтому он занялся большой политикой». Что и говорить — откровенно.

Хождение в большую политику выразилось в муках мозгового штурма в апреле 2005 года: что же все-таки выгоднее для CV? Парламент или мэрия?

Тогда Урекян выбрал депутатский иммунитет, ну а после — то ли слил, то ли влил свой отсыревший альянс «Наша Молдова» в раскаленные объятия либеральных демократов. Несмотря на устойчивое политическое сальдо, шансов у Урекяна — ноль. Во-первых, потому, что ставленник либерал-демократов.

Во-вторых, амнезия в Кишиневе еще не приняла характер эпидемии. 

Фата, так сказать, вам моргана, Серафим Александрович. 

К слову: лишь две партии — ЛДПМ и ПКРМ выступают за то, чтобы мэрия выделяла деньги на православные храмы и учреждения. В офисе митрополии сейчас круглосуточно молятся, чтобы ставки сыграли.

Проигравший победитель парламентских выборов — Партия социалистов выдвинула Зинаиду Гречаную. Игоря Додона берегут для чего-то большего, оставляют на другой праздник демократии.

С ноября ПСРМ нагуляла по стране жирка и сейчас уже с некоторым снисхождением поглядывает на ветеранов Воронина. Да и саму Зинаиду Петровну на билбордах будто омолодили социалисты. У Гречаной шансов — треть. Последнее слово — за избирателями пригородов Кишинева.

Демократы выдвинули просто Монику Бабук. Просто министра культуры. Шансов — ноль, но ведь надо же им было кого-то выдвигать.

Коммунисты выдвинули просто миллионера. Просто Василия Киртоку. Шансов — ноль, но Киртоку это приключение явно веселит. Вы же не думаете, что Киртока всерьез выступает за запрет строительства мечети? Да он бы продал последнюю «Шкоду», лишь бы в Молдове царил межнациональный мир.

Тактика ПКРМ аналогична советам советников Демократической партии: первый тур сливаем, а там посмотрим.

Илиан Кашу от «Нашей партии» неизвестен никому. Не исключено, что и лидер партии познакомился с ним сравнительно недавно. Шансов — ноль. Партия, именуемая в регистрационных документах как «Наша партия», решила сделать ставку на Бельцы. Ренато Усатый, как и Киртока, наслаждается электоральной энергетикой. Впитывает опыт и присматривается к расходам на политтехнологов.

В дебатах этой кампании Илиан Кашу настойчиво обращался к Василию Киртоке: «Пора прекратить хождения с протянутой рукой!» Тот не возражал, но как бы намекал, что он и морально, и материально подкован.

Кашу — политолог, и в этом его неожиданная общность еще с одним кандидатом — Оазу Нантоем. Правда, Нантоя, в отличие от Кашу, знает вся страна. Ну правда, кто не знает Нантоя?

Я небеспристрастен к Нантою, а потому навру, что шансов у него — треть. «Европейская народная платформа Молдовы — Юрие Лянкэ», как и социалисты, бережет экс-просто-премьера Юрие Лянкэ: сейчас отдувается Нантой.

Самый шебутной журналист страны Олег Брега баллотируется не как независимый кандидат, а в качестве ставленника партии «Демократия — дома». Это молодежная партия: ровно две трети их ноябрьских кандидатов в депутаты парламента были моложе 35 лет. И вообще ни один кандидат никогда не фигурировал в списках других партий, уточняет alegeri.md. Политформирование входило в блок «Юрие Лянкэ» — и вышло из него до начала местной предвыборной кампании. Шансов — ноль, но и здесь я не беспристрастен: судя по последним данным testelectoral.md, предвыборные тезисы и обещания г-на Бреги пока в наибольшей степени совпадают с моими личными предвыборными предпочтениями.

Как и социалисты, Олег Брега — еще один проигравший победитель парламентской кампании прошлого года. В ноябре 2014-го Брега набрал 0,88%, или чуть больше 14 тыс. голосов, в одиночку опередив бессмысленный Центристский союз (633 голоса), «Патриотов Молдовы» (1498) и даже ХДНП (11782). 

Виталия Павличенко и ее НЛП (Национал-либеральная партия) не стали заморачиваться нейролингвистическим программированием, а просто выдвинули Тимотея Цуркану. Шансов — ноль, и кого национал-либералы поддержат во втором туре — очевидно.

Григорий Петренко сейчас инвестирует в партию «Наш дом — Молдова». Шансов — ноль. Как и всегда у нынешних и бывших комсомольцев. Показательно, что НЛПисты хотят потратить деньги на перенос советских памятников, а г-н Петренко — на обратное переименование кишиневских улиц.

Опять и снова баллотируется вечный участник походов на муниципальный водопой Валерий Клименко. В прошлом году на парламентских выборах его движение «Равноправие» самоликвидировалось из списка конкурентов. А потому возьмем для анализа данные выборов 28 ноября 2010 года: в целом по стране «Равноправие» получило тогда 1781 голос (0,1%), что, мягко говоря, не позволило преодолеть представительский ценз.

К тому же Валерий Клименко слегка загрязнил карму мелкой личной склокой вокруг персоны чрезвычайного и полномочного посла Российской Федерации Фарита Мухаметшина. А также суетой вокруг бюджетов посольства имени Лаврова—Путина. Потому у Клименко денег — ноль, шансов — ноль, музыка сдохла.

Бывший претор Рышкановки Михаил Кырлиг, которого размышлявший о коррупции Дорин Киртоакэ долго не мог уволить. Шансов — ноль. По косвенным признакам Кырлиг — креатура рачительной Демпартии, которая нередко держит про запас пару-тройку непроходных кандидатов. Как бумага должна быть под рукой, так и кандидат лишним не бывает.

Красавицу Елизавету Москальчук по законам Уолта Диснея выдвинул ее муж — Руслан Попа, а поддержала ее партия «Возрождение». Но вряд ли Москальчук найдет в кишиневской мэрии аленький цветочек. Злая фея навсегда затворила двери большой политики для контрафактной ПКРМ Попы.

Марчел Дарие — Партия закона и справедливости. В поддержке ЛГБТ-парадов замечен не был, но зато неожиданно и без объяснений выступает против велосипедных дорожек. Также — против монополий и повторного использования мест для захоронений. 

Дарие записал вирусный двухминутный видеоролик, в котором брызжет русскими скороговорками. В ходе журналистского расследования на «Фейсбуке» было установлено, что тренировался год.

Игорь Калдаре, заранее внесший себя в «Список народа». Шансов — ноль. Засветка и раскрутка. Наглядное проявление желания тряхнуть то ли стариной, то ли молодостью.

Татьяна Томаку от партии «Патриоты Молдовы» — кто это? По всей стране менее 1,5 тыс. патриотов гнезда Михаила Гарбуза. Молдавская патриотическая кукушка бесплодна.

Анатолие Прохницки и Зеленая экологическая партия; шансов — ноль, и говорить нечего, к большому, на самом деле, сожалению.

Дорин Киртоакэ. Шансов — треть. Ему припомнят все — по сумме заслуг нынешний мэр тянет на пол-Урекяна. $2млн за памятник жертвам репрессий и импортный газон, по которому ходить воспрещается. Страда пиетоналэ — русский язык обогащался этим регионализмом целых три года. Многоярусные парковки в центре. Атас с мансардами и прочими памятниками архитектуры. Бездомных псов, котов и просто бездомных. Дороги, разметку, маршрутки и их маршруты. Дорину Киртоакэ вспомнят все. 

Зато не воровал.

Таким образом, получается, что в мэрии молдавской столицы не воровал как минимум один человек. А это уже неплохо — для антикоррупционных отчетов.

P.S. 

Все кандидаты упомянуты почти бессистемно, их шансы на выход во второй тур — личное мнение.

Иван Святченко

Партнерские ссылки