Деньги есть. Почему миллиарды от трудовых мигрантов не помогают молдавской экономике
9
1 Что случилось?

По данным Нацбанка Молдовы (НБМ), с 1999 года по декабрь 2017 (данных за декабрь еще нет) молдавские мигранты, только по официальным каналам, перевели в страну $17,6 млрд. Рекордными по объему денежных переводов в Молдову стали 2008 год — $1,612 млрд,  2013  — 1,608 млрд и 2014 — 1,613 млрд. 

 

 

2 А все эти переводы — от молдавских граждан, работающих за границей? Мало ли, кто и кому переводит деньги.

Да, практически все эти деньги — от трудовых мигрантов. По данным НБМ, только 2,2% этих денег другого происхождения: зарплаты экспатов, работающих в Молдове, различные трансферты туристам и другим нерезидентам страны, а также социальные пособия из-за границы. Их общий объем за 19 лет — $387 млн. 

3 $17,6 млрд перевели по официальным каналам, но есть ведь и неофициальные. По ним есть какие-то данные?

Действительно, немалая часть денег передается через общеизвестные небанковские каналы (поезда, автомобили, родственники, друзья, знакомые), а также ввозится, легально или не очень, самими гражданами. Назвать точную сумму денег, попавшую таким образом в страну, практически невозможно.

Но судить о ней можно, например, по аномалиям на валютном рынке Молдовы, когда валюты продается намного больше, чем ее объем в статистике НБМ, — это и есть показатель таких «невидимых» денег. Эксперты оценивают долю неофициальных переводов в 25-50% от суммы, переводимой в страну официально. То есть, ориентируясь на нижний предел доли, которую дают эксперты, реальная сумма денежных переводов за почти 19 лет может составлять  не менее $25 млрд.

4 Молдова — небогатая страна, значит эти деньги помогают экономике?

Можно сказать, что эти деньги помогают части граждан поддерживать уровень жизни на более-менее достойном уровне. А еще эти деньги хорошо помогают красивой статистике, например, о росте ВВП. В 2008 году денежные переводы от мигрантов обеспечили более трети ВВП страны, а в 2013 и 2014 годах — 25–27% ВВП. 

 

 

5 То есть рост или падение ВПП во многом обусловлены объемом переводимых в Молдову денег?

Все не так просто. Статистика Всемирного банка о динамике молдавского ВВП показывает, что связь между падением или ростом молдавской экономики и падением или ростом объемов переводов в Молдову не просматривается. Более того, переводы не мешают молдавскому ВВП, порой, очень сильно падать. Аналогичная ситуация наблюдается в Кыргызстане и Таджикистане, где ВВП еще сильнее зависит от пересылаемых из-за границы денег. 

6 А что если облагать переводы налогами? В 2015 году министерство финансов предлагало обсудить такую идею.

Идея обсуждалась, но от нее отказались. Подобные идеи периодически обсуждаются во всех «переводозависимых» странах, но идти по такому пути не рекомендует, например, Всемирный банк.  Почему этого не стоит делать, ВБ объясняет в статье «Why Taxing Remittances is a Bad Idea» («Почему налогообложение денежных переводов — это плохая идея»). По мнению ВБ, эта идея плохая, потому что:

  • Фактически тот, кто переводит деньги,  уже платит налог, но в другой форме —  системам денежных переводов.
  • Введение подобного налога приведет к уходу переводов «в тень», а цены посредников неизбежно вырастут.
  • Подобный налог также стимулирует появление различных схем переводов через третьи страны, поэтому поступления от такого налога будут минимальны.
  • Затраты на администрирование налога могут оказаться выше полученной налоговой прибыли.
  • Кроме того, такой налог может возродить «вокзальную преступность» 90-х годов, когда объектом нападений становились приезжающие домой с деньгами мигранты. 
7 Получается, эти полтора миллиарда в год фактически никак не работают на молдавскую экономику? И правительство эти деньги не интересуют?

Не совсем так. С 2011 года в Молдове действует программа «PARE 1+1», направленная на привлечение денег трудовых мигрантов в экономику страны. Ее суть  в том, что на каждый лей мигрантов, вложенный в собственный бизнес в Молдове, государство должно добавить еще один лей. Бизнес участники программы, правда, могут открыть не во всех сферах экономики: исключены торговля и общепит, а также банковская, финансовая и юридическая деятельность.

По данным минэкномики, в 2010-2016 годах участниками программы стали 1930 предпринимателей, из которых лишь 927 получили государственное финансирование. В рамках «PARE 1+1» в экономику страны за шесть лет было привлечено 540 млн леев инвестиций (около $31,5 млн). При этом за то же время мигранты перевели в Молдову по официальным каналам $8,37 млрд.

То есть за шесть лет программа «PARE 1+1» сумела привлечь в экономику около 0,5% от официального объема денежных переводов. 

8 С инвестициями получается не очень. Но эти деньги помогают поддерживать достойный уровень жизни оставшимся в Молдове родственникам мигрантов. И это ведь хорошо?

И да, и нет. Деньги мигрантов породили проблему, в связи с которой стали бить тревогу демографы. Речь идет о значительной диспропорции между доходами, которые получают из-за границы родственники мигрантов, и средними доходами по стране. Эта диспропорция формирует специфический социальный класс из людей, которые привыкают к «легким деньгам», причем несравнимо большим, чем получает большинство работающего населения страны.

У людей, живущих на такие «легкие деньги»,  нет мотивации устраиваться на работу в Молдове, но при этом они пользуются здесь всеми социальными услугами.

В итоге поколение, выросшее на деньгах из-за границы, к которым сами они не приложили никакогго труда, может оказаться беспомощным и бесполезным для работодателей в ситуации, когда деньги почему-то перестанут приходить.

9 Так происходит везде или только у нас?

Нет, не только у нас. Это общая проблема, во всяком случае, для постсоветских стран с большой долей переводов в ВВП. Но, кроме этого, эксперты указывают и на другую серьезную проблему этих стран: они не в состоянии уйти от экономики потребления, при которой ВВП растет, в основном, за счет потребления, а не за счет  производства. В рамках такой модели реальное экономическое развитие вряд ли возможно.

Александр Макухин, специально для NewsMaker

  1. 1.Что случилось?
  2. 2.А все эти переводы — от молдавских граждан, работающих за границей? Мало ли, кто и кому переводит деньги.
  3. 3.$17,6 млрд перевели по официальным каналам, но есть ведь и неофициальные. По ним есть какие-то данные?
  4. 4.Молдова — небогатая страна, значит эти деньги помогают экономике?
  5. 5.То есть рост или падение ВПП во многом обусловлены объемом переводимых в Молдову денег?
  6. 6.А что если облагать переводы налогами? В 2015 году министерство финансов предлагало обсудить такую идею.
  7. 7.Получается, эти полтора миллиарда в год фактически никак не работают на молдавскую экономику? И правительство эти деньги не интересуют?
  8. 8.С инвестициями получается не очень. Но эти деньги помогают поддерживать достойный уровень жизни оставшимся в Молдове родственникам мигрантов. И это ведь хорошо?
  9. 9.Так происходит везде или только у нас?