Приднестровский тупик. Почему встали переговоры по урегулированию конфликта?
14
1 Что случилось?

В этом году в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) председательствует Германия. Берлин уже дал понять, что хочет активизировать переговоры по урегулированию приднестровского конфликта. И предпринимает в этом направлении заметные дипломатические усилия.

2 Cейчас как продвигаются переговоры?

В том-то и дело, что в процессе приднестровского урегулирования ничего не происходит. Причем довольно давно. Разве что разногласия между сторонами появляются все новые. А переговорный процесс уже два года как практически заморожен, и разблокировать его до последнего времени не получалось.

3 Речь о формате «5+2»? Кстати, кто в него входит?

В формате «5+2» помимо Кишинева и Тирасполя представлены посредники Россия, Украина и ОБСЕ, а также ЕС и США в статусе наблюдателей. Но переговорный процесс — это не только формат «5+2». Это еще встречи главных переговорщиков сторон (формат «1+1»), рабочие группы экспертов сторон по разрешению проблем в различных сферах (транспортные вопросы, образование, экология и т.д.), визиты в Кишинев и Тирасполь делегаций посредников и наблюдателей (по отдельности и вместе — в формате «3+2»). Иногда какие-то решения или заявления принимаются и в других форматах. Еще одним механизмом переговорного процесса является Объединенная контрольная комиссия, руководящая миротворческой операцией в Зоне безопасности на Днестре.

4 Когда были заблокированы переговоры?

Если говорить о формате «5+2» — главном механизме, призванном найти политическое решение конфликта, — то последний раунд в данном формате прошел в июне 2014 года. С тех пор встреч не проводилось.

5 Кто в этом виноват?

Стороны обвиняют друг друга. А факты таковы. От дальнейших встреч летом 2014 года отказалась приднестровская сторона. Но объяснила это давлением со стороны Кишинева: молдавские власти к тому времени завели более сотни уголовных дел в отношении приднестровских чиновников различного уровня, в том числе участвующих в переговорном процессе. В Тирасполе заявили, что вести переговоры под давлением и «в наручниках» не будут.

6 Зачем в Кишиневе заводят эти дела?

В большинстве случаев в молдавские правоохранительные органы обращаются граждане, утверждающие, что их права были нарушены в результате действий властей Приднестровья. С оформлением таких жалоб активно помогают некоторые НПО, и с некоторых пор их подача стала массовым явлением. Молдавские власти в соответствии с законодательством не могут отказать в возбуждении уголовных дел, поскольку ни само Приднестровье, ни полномочия приднестровских чиновников в Кишиневе не признают. Поэтому, как правило, дела заводятся по факту «самовольного присвоения властных полномочий». То есть по факту занятия тем или иным лицом должности в непризнанном государстве.

7 То есть юридически Приднестровья как бы не существует?

Как государство ПМР не признана ни одной из стран-членов ООН. В международно принятой классификации Приднестровье относится к категории непризнанных государств, фактически контролирующих свою территорию (всего в мире таких около десятка). Вместе с тем Приднестровье обладает международно признанным статусом стороны переговорного процесса. В рамках переговоров достигнут комплекс договоренностей, призванных как-то регламентировать сосуществование двух берегов Днестра до нахождения окончательного решения конфликта. Иногда случается так, что эти договоренности (как и само существование де-факто ПМР) вступают в противоречие с молдавским законодательством. А в самой непризнанной ПМР действует еще и собственное законодательство, которое тем более несовместимо с молдавским. Именно эти противоречия и являются главной причиной многочисленных конфликтных сюжетов: каждая сторона стремится действовать исключительно исходя из своего законодательства, не желая находить компромиссы.

8 Каковы сейчас основные конфликтные сюжеты между сторонами?

Их немало. Но главные из них — это упомянутая проблема уголовных дел, проблематика свободы передвижения между берегами Днестра, проблемы в сфере автомобильного и железнодорожного транспорта, положение молдавских школ в Приднестровье, доступ фермеров из Дубоссарского района на участки за трассой Каменка-Тирасполь, то есть на территории под юрисдикцией Тирасполя.

9 Почему так трудно договориться?

Во-первых, каждая из сторон ссылается на собственное законодательство. Например, в молдавском законодательстве предусмотрена частная собственность на землю, а в приднестровском нет. Поэтому в Тирасполе не признают право собственности фермеров из Дубоссарского района на участки за трассой Каменка-Тирасполь. В случае же с проблемой уголовных дел в Кишиневе ссылаются на собственное законодательство, которое формально не допускает политического вмешательства в дела правосудия. В Тирасполе подобные аргументы воспринимают с иронией.

Во-вторых, более простые проблемы увязываются с более сложными. В особенности это касается проблем транспорта и свободы передвижения. Да и в целом под свободой передвижения стороны понимают разные вещи. В Кишиневе требуют убрать приднестровские посты на административной границе и снять ограничения на въезд в Приднестровье для молдавских официальных лиц. В Тирасполе же жалуются на повышенное внимание молдавских пограничников к приднестровцам, пересекающим границу, в том числе в аэропорту Кишинева, в особенности к приднестровским чиновникам.

10 А посредники могут помочь?

Пытаются. В марте Россия представила пакет предложений по разблокированию переговоров. В нем несколько основных блоков: механизм гарантии исполнения достигаемых в формате «5+2» договоренностей путем их имплементации в законодательство сторон; введение моратория на заведение уголовных дел в отношении должностных лиц сторон и любые односторонние ограничительные действия, которые способны ухудшить положение сторон переговорного процесса; составление четкого графика встреч профильных экспертных групп. В Тирасполе данный подход поддержали, а в Кишиневе пока не комментируют, но неофициально оценивают скорее отрицательно.

11 А в ОБСЕ как на это смотрят?

В ходе недавнего визита в Кишинев и Тирасполь спецпредставитель действующего германского председательства в ОБСЕ Корд Майер-Клодт охарактеризовал инициативы России как «конструктивные предложения». Германии важно продемонстрировать прогресс в переговорах в период ее председательства в организации. Главным успехом могло бы стать разблокирование переговоров в формате «5+2». Корд Майер-Клодт надеется, что провести очередную встречу удастся уже в июне.

12 Провести такую встречу — реально?

Российский представитель в переговорах Сергей Губарев ранее высказывался на этот счет менее оптимистично. По его словам, с учетом глубины противоречий между сторонами, хорошо, если такая встреча состоится хотя бы до конца года. Однако после недавнего визита спецпредставителя ОБСЕ даже в Тирасполе о предложенной Германией встрече в Берлине в начале июня стали говорить как о вполне возможной и даже начали подготовку к ней. Официально о готовности к раунду пока не объявлено, но шансы, судя по всему, есть. Не исключено, что предметом встречи станет как раз обсуждение российских инициатив. В дипломатических кругах также неофициально говорят, что Берлин с целью разблокирования переговоров подталкивает Кишинев к уступкам по данному вопросу. 

13 А что с другими переговорными форматами?

Представители сторон по политическим вопросам Георге Бэлан и Виталий Игнатьев периодически встречаются. Правда, не так часто, как хотелось бы. То же самое касается встреч экспертных рабочих групп. Делегация посредников и наблюдателей в последний раз посещала Кишинев и Тирасполь в начале апреля. То есть какое-то движение вроде бы есть, а вот конкретных результатов пока нет.

14 А в Объединенной контрольной комиссии из-за чего конфликтуют?

Причины все те же: у каждой стороны свои законы и своя интерпретация одних и тех же документов и терминов. Например, в прошлом году молдавская сторона на протяжении нескольких месяцев требовала внести в повестку ОКК вопрос о свободе передвижения, отказываясь до тех пор обсуждать другие вопросы. Приднестровцы этому долго противились, но, в конце концов, согласились. Правда, на деле оказалось, что под свободой передвижения стороны понимают совершенно разные вещи. И снова работа комиссии встала.

В апреле этого года добавилась другая проблема: несогласованные с Тирасполем полеты самолета, проводившего аэрофотосъемку территории Приднестровья в рамках кадастровых работ Республики Молдова. Теперь уже приднестровцы ультимативно настаивают на внесении этого вопроса в повестку дня, а Кишинев отказывается. В общем, у каждого своя правда. На том и стоят.