Прикусили язык. Что происходит в Молдове с русским языком?
10
1 Что случилось?

На мероприятиях по случаю Дня русского языка и 218-й годовщины со дня рождения Александра Пушкина, которые традиционно отмечают 6 июня, посол России в Молдове Фарит Мухаметшин обратил внимание на статус русского языка в республике и отметил, что, хотя «в молдавской Конституции русский язык назван языком межнационального общения, на самом деле все обстоит иначе». Мухаметшин сказал, что многочисленные круглые столы, мероприятия и даже принятая минпросветом Стратегия укрепления межэтнических отношений несущественно повлияли на ситуацию.

2 Что имел в виду посол? Проблемы с русским языком возникают на высшем уровне?

Например, такой недавний случай. Депутат от Либерально-демократической партии Мария Чобану в начале февраля 2017 года на заседании парламентской комиссии по культуре, образованию, молодежи, спорту и СМИ возмутилась, что советник президента по экономическим вопросам Елена Горелова, которая участвовала в заседании, говорила по-русски. Депутат Чобану заявила, что не понимает русского языка, и потребовала перевода на румынский. Глава комиссии Владимир Хотиняну пообещал, что на следующих заседаниях обеспечит перевод.

3 Требование депутата было правомерно?

Да. Советник президента член кабинета лица, занимающего ответственную государственную должность. В статье 6 Закона «О статусе персонала кабинета лиц, исполняющих ответственные государственные должности» говорится, что для зачисления на работу в кабинет лица, занимающего ответственную государственную должность, необходимо, среди прочего, владеть государственным языком. 

4 А как же язык межнационального общения — разве депутат не должен им владеть?

Депутат парламента — это лицо, занимающее ответственную государственную должность. В законе «О статусе лиц, занимающих ответственные государственные должности» не указаны языки, которыми они должны владеть. 

5 Но ведь граждане вправе потребовать, чтобы в госучреждениях с ними говорили по-русски?

Да, вправе. В законе «О функционировании языков» закреплено право гражданина выбирать, на каком языке общаться с представителями органов государственной власти — на государственном или русском. Причем речь идет и об устном, и о письменном общении. Но среди тех, кто по своему служебному положению обязан владеть языком межнационального общения, то есть русским, депутаты не упоминаются.

6 А кто обязан им владеть — только госслужащие?

Нет, не только. В ст. 7 Закона «О функционировании языков» говорится, что «в целях обеспечения права граждан на выбор языка общения» русским языком (наряду с государственным) обязаны владеть работники органов государственной власти, госуправления и общественных организаций, а также сотрудники предприятий, учреждений и организаций, которые общаются с гражданами по долгу службы (речь идет о здравоохранении, образовании, культуре, СМИ и др.). Кроме того, есть Закон «О правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций». В нем сказано, что государство обязуется обеспечить доступ к законам и общественно значимой информации на государственном и русском языках.

7 Понятно. Получается, что отсутствие русской версии на сайтах госструктур — это нарушение закона?

Вот тут все не так просто. В законах об этом ничего не говорится. Есть, правда, постановление правительства от 2012 года, согласно которому официальные сайты публичных учреждений рекомендуется переводить на языки межнационального общения, если в штате есть переводчик. То есть, если его нет, то и претензий не может быть.

Именно на это постановление сослался минюст, отвечая журналисту Илье Киселеву, который в сентябре 2016 года обвинил министерство в дискриминации по языковому признаку. Киселев говорил о праве граждан на доступ к общественно значимой информации, которое, по его мнению, минюст нарушал, не обновляя русскую версию своего сайта. Свою жалобу журналист направил в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства. 

8 И что Совет? Согласился с минюстом?

Совет по равенству как раз признал претензии Киселева обоснованными. В своем заключении на жалобу журналиста Совет указал, что отсутствие перевода официальной информации о работе госучреждения нарушает право граждан на доступ к общественно значимой информации. Из-за того что русская версия сайта минюста не обновляется, пояснил Совет, русскоязычные граждане не могут получить ту же информацию, что и владеющие госязыком. 

9 И что с этим делать? Право гражданина нарушено, но минюст, получается, имеет на это право?

Председатель Совета по равенству Ян Фельдман уверен, что проблему необходимо решать системно, иначе есть риск, что любое госучреждение превратится в бюро переводов. Трудности, считает Фельдман, возникают из-за того, что закон «О функционировании языков», в котором русский язык обозначен как язык межнационального общения, носит общий характер. При этом, в нем не прописано, как именно нужно исполнять закон в той или иной ситуации.

«Госслужащие должны владеть языком межнационального общения, но в их обязанности не входит работа переводчика», отметил Фельдман. По его мнению, в центральных органах власти нужны специальные штатные единицы, которые будут заниматься переводом документов.

10 Что можно сделать, чтобы более конкретно обозначить статус русского языка в Республике Молдова?

Можно выступить с законодательной инициативой об этом. Такое право в Молдове есть у депутатов парламента, президента и правительства.