В Польше приняли скандальную реформу и едва не лишились голоса в ЕС. Почему это важно для Молдовы?
10
1 Что случилось?

В Польше случился самый крупный за последние годы политический кризис. В конце прошлой недели парламент, где большинство контролирует партия «Право и справедливость», принял пакет законов о реформе судебной системы. Оппозиция выступает против и уже несколько недель проводит многотысячные уличные протесты по всей стране. Реформу раскритиковала и Еврокомиссия. Там пригрозили Польше санкциями. В понедельник, 24 июля, президент Анджей Дуда сказал, что наложит вето на скандальныe законы, чтобы не раскалывать общество и страну.

2 Что не так с этими законами?

Реформа ограничивает независимость судов. По крайней мере так считает оппозиция, часть польского общества (особенно интеллигенция) и Еврокомиссия. Оппозиция считает, что правящая партия хочет контролировать судебную систему и стремится к абсолютной власти. Еще критики указывают, что проекты приняты очень быстро, без должного обсуждения с общественностью. Озабоченность польской судебной реформой выразили и в Вашингтоне.

3 Все что говорит оппозиция — правда?

С некоторыми аргументами трудно спорить. Принятые законы действительно радикально изменяют принципы формирования ключевых судебных структур — Верховного суда, Национального судебного совета (отвечает за независимость судей) и общих судов. Принятая Сенатом на прошлой неделе поправка, например, предполагает отставку всех действующих судей Верховного суда на следующий день после вступления в силу закона. Некоторые судьи могут сохранить должности — по усмотрению министра юстиции. Он же сможет назначать и инициировать отставку верховных судей. Ранее схожие поправки приняли в отношении Национального судебного совета и общих судов. Вкратце суть в том, что вся судебная система оказывается в прямой зависимости от правительства и парламентского большинства.

4 Зачем властям это надо?

В правящей партии говорят, что борются с коррупцией. И вообще хотят сделать судебную систему ближе к людям. «Мы хотим пресечь корпоративизм и дать демократии воздух. Потому что Польша — это демократия, основанная на верховенстве закона. Это не судократия», — сказал министр юстиции Збигнев Зебро. А лидер правящей партии Ярослав Качиньский говорит, что нынешняя судебная система «по-прежнему работает по модели коммунистической эпохи», и ее надо исправить. Правда, легендарный лидер польского профсоюза «Солидарность» Лех Валенса назвал действия самой правящей партии «советскими». И призвал «Право и солидарность» уйти от власти, пока ее лидеры сами не оказались под судом.

5 А Брюссель действительно может наказать Польшу за непослушание?

Это вполне возможно. Еврокомиссия пригрозила Варшаве жесткими мерами вплоть до лишения права голоса в Совете ЕС. Это предусмотрено седьмой статьей Договора ЕС, если будет признано «существование явной угрозы серьезного нарушения» ценностей союза. Первый зампредседателя Еврокомиссии Франс Тиммерманс заявил, что в случае принятия реформы в суде ЕС в отношении Польши будет инициировано судебное разбирательство, и могут быть введены санкции за нарушение законов ЕС и принципа разделения властей. А министр юстиции Германии Хейко Маас сказал, что Германия всецело поддержит возможные санкции против Польши: «ЕС не может безучастно стоять и смотреть, когда независимость судебной системы в Польше в опасности. Демократия и верховенство права — это основа ЕС».

6 Как в Варшаве восприняли критику?

Очень негативно. Глава МИД Витольд Ващиковский заявил, что это вмешательство в политическую жизнь Польши. Премьер-министр Беата Шидло сказала, что правительство не будет реагировать на давление «польских или иностранных представителей интересов элит». А в ответ на предупреждение Тиммерманса о санкциях замглавы МИДа Польши Конрад Шиманьский заявил, что Польша может подать в суд на Еврокомиссию. Власти ссылаются на то, что реформировать судебную систему требует польский народ, а против выступает горстка представителей привилегированных элит, которые ввели в заблуждение еврочиновников и хотят свергнуть правительство.

7 А народ действительно требует?

С народом все сложно. С одной стороны, опросы показывают, что большинство поляков действительно считают, что судебная система неэффективна, и власти заявляют, что выполняют волю большинства. Часть недовольных работой судов поддерживает реформу правительства. Но последние опросы показывают, что на фоне кризиса популярность партии власти снижается, а более половины поляков все же хотели бы, чтобы власти отказались от реформы.

8 Почему президент не подписал законы? Он оппозиционер?

В том-то и дело, что нет. Он выдвиженец той же партии «Право и справедливость». И это первый случай, когда Дуда блокирует инициативу правящей партии, членом которой был до избрания. Это как если бы президент Молдовы Додон заблокировал закон, предложенный и принятый депутатами Партии социалистов. Дуда сказал, что, принимая законы, с ним не проконсультировались. Но многие считают, что это тактическое отступление, чтобы сбить волну протестов и избежать санкций ЕС.

9 То есть точка еще не поставлена?

Да. После решения Анджея Дуды критики Варшавы смягчили риторику. Позицию президента уже приветствовали и Брюссель, и ОБСЕ, где тоже внимательно следят за ситуацией с судебной реформой в Польше. Некоторые эксперты и польские политики, впрочем, уверены, что, когда волна протестов оппозиции и из-за рубежа утихнет, польские власти смогут довести начатое до конца. Тем более, что из трех скандальных законов Дуда не подписал лишь два, вызвавших наибольшее сопротивление. Не подписанные президентом проекты пока вернули на пересмотр в парламент.

10 Хорошо. А при чем тут Молдова?

На первый взгляд, ни при чем. Хотя по многим сюжетным линиям история с польской судебной реформой схожа с ситуацией с избирательной реформой, которую недавно провели молдавские власти — вопреки мнению оппозиции, рекомендациям Венецианской комиссии, ОБСЕ и ЕС. Но Молдова — не Польша, поэтому, наверное, и реакция общества была не столь активной, и позиция Брюсселя не такой категоричной. Впрочем, молдавские власти, декларирующие приверженность европейским ценностям и курс на вступление в ЕС, не раз заявляли, что республика должна вести себя так, как будто уже является членом Евросоюза. Это же советовали Кишиневу и высокопоставленные европейские чиновники и дипломаты. Вряд ли они имели в виду то, что происходит сейчас в Польше. Так или иначе, стране, стремящейся стать членом Евросоюза, вполне можно было сделать выводы из польской истории. Причем и властям, и обществу.