11ºC Кишинёв
Вторник 16 октября 2018

Алесь Беляцкий — NM: «Вопрос независимости и для Белоруссии, и для Молдовы остается актуальным»

Белорусский правозащитник, председатель правозащитного центра «Вясна» Алесь БЕЛЯЦКИЙ рассказал корреспонденту NM Марине ШУПАК о предстоящих 11 октября президентских выборах в Белоруссии, вероятности массовых протестов в Минске, событиях на Украине и параллелях между ситуацией в Белоруссии и в Молдове.

«Российский кризис стукнул по Белоруссии больше, чем по России»

Мировая пресса недавно обсуждала шаг Александр Лукашенко, который освободил шестерых человек, признанных международными правозащитными организациями политзаключенными. Как вы прокомментируете этот шаг?

Мы пять лет за это боролись. Сразу же после президентских выборов 2010 года пошла большая волна арестов. По уголовным делам было осуждено около 50 человек. Это были политические лидеры, кандидаты в депутаты, в президенты. Правозащитники Белоруссии сделали многое, чтобы привлечь внимание к этой ситуации. Вскоре в отношении белорусских чиновников были введены политические санкции, около 200 человек попали в санкционный список. Меня тоже позже посадили (с августа 2011 года по июнь 2014 года Алесь Беляцкий находился в белорусской тюрьме: его признали виновным в уклонении от уплаты налогов; международные правозащитные организации, ЕС и США признали Беляцкого политзаключенным.— NM). То, что этих людей сейчас отпустили,— это результат общих усилий белорусского и международного сообщества.

А что все же сыграло решающую роль в их освобождении?

Белорусские власти сейчас очень заинтересованы в экономических отношениях с Евросоюзом и в какой-то степени с США, в получении новых кредитов. Нужно учитывать, что экономическую помощь Белоруссии всегда оказывала Россия. Конечно же, не бесплатно, мы отдавали часть суверенитета под военные базы, были лояльны к проведению фактически просоветской политики в области культуры. Это значит, что в стране продолжается политика русификации, уничтожения белорусской культуры. В Минске мало где используется белорусский язык. Тем не менее этих денег [выделяемых Россией] стало не хватать, и остро встал вопрос выживания. Российский кризис стукнул по Белоруссии больше, чем по России, потому что у нас меньше экономика. Наши власти судорожно пробуют найти дополнительные источники для выживания.

«Нет веры, что через выборы можно что-то изменить»

11 октября в Белоруссии пройдут президентские выборы. Как проходила кампания и какова атмосфера накануне голосования?

Нужно сказать, что общество в Белоруссии лишено многих демократических свобод. Это все-таки авторитарное государство. Здесь довольно жестоко преследуют политических оппонентов и не дают развиваться общественным организациям. Активно работают спецслужбы. Такой мини-СССР. Нет свободной атмосферы. Практически все госканалы контролируются администрацией президента. То же самое и с радио. Если появляется неугодная информация, сразу же идут репрессии в отношении радиоканалов. Есть несколько независимых газет, но их доля невелика. С интернетом свободнее. Хотя в конце года был принят закон, копирующий российские законы, согласно которому интернет-ресурсы приравнены к СМИ. Были попытки закрыть несколько сайтов. Министерство информации может сделать это без разрешения суда. Так у нас готовились к выборам. Но с учетом того, что параллельно власти хотят получить деньги от ЕС, они приостановили репрессивный механизм. Тем не менее контроль над информацией дает большое преимущество нынешнему президенту. Нужно учесть, что избирательное законодательство очень плохое. Оно дает возможность избирательным комиссиям фальсифицировать результаты. Они могут писать любые цифры.

Каким образом, по-вашему, выборы фальсифицируются?

У нас даже вбрасывать бюллетени не нужно. Комиссии целиком формируются из представителей исполнительных властей или госпредприятий. Эти люди контролируются властями. В Минске живет около 2 млн человек, у нас примерно 600 избирательных комиссий, в которых более 6 тыс. членов комиссий. Ни одного человека из оппозиционных демократических политических партий или независимых общественных организаций включено не было. Они стопроцентно контролируются. Там люди вроде бы неплохие, учителя, к примеру. Но они люди подневольные. 

И как происходит подсчет голосов?

Как говорил Сталин, выигрывает тот, кто голоса подсчитывает. Сама процедура подсчета голосов у нас непрозрачна. У нас не делают так, как на Украине и у вас, когда каждый в отдельности бюллетень берется, его видит вся комиссия и извещается, какой результат голосования по этому отдельному бюллетеню. У нас считает каждый член комиссии свою стопочку. Молча. Они пишут на бумажке результаты своей стопочки, передают молча ее председателю комиссии. Он молча записывает результаты со всех этих стопочек. Фактически даже члены комиссии не знают, что делается на всем участке. Председатели комиссий, таким образом, пишут нужные властям протоколы. Члены комиссии, хочу отметить, стоят спиной к наблюдателям или же сидят за столом так, что наблюдатели вообще ничего увидеть не могут. Реально пронаблюдать за результатами выборов невозможно. После окончания подсчетов голосов наблюдатель не может получить заверенную копию протокола.

Несмотря на рекомендации о том, что нужно эту процедуру изменить, все остается прежним. У нас еще есть такая процедура, как предварительное голосование. Пять дней участки открыты перед официальным днем голосования. Каждый может проголосовать заранее — без причины, просто так. Более того, власти гонят людей насильно, чтобы большее количество людей проголосовало заранее. Голосуют все госслужащие, милиция, жители общежитий, потому что их отмечают. Процент проголосовавших при предварительном голосовании порой доходит до 30%. Нет никакого контроля за этими бюллетенями. Наблюдатели не имеют возможности проконтролировать их. Это еще одна дырка в законодательстве. 

Как проходит предвыборная гонка? Есть дебаты между кандидатами? 

По закону есть дебаты, но кандидаты очень слабые. Нет веры, что через выборы можно что-то изменить. В выборы перестали верить как в инструмент изменения власти. Это первые выборы в Белоруссии, когда у людей полное неверие. Во время сбора подписей кандидатов мало кто подписывался, потому что все считали, что это пустое занятие. 100 тыс. подписей нужно собрать за месяц, чтобы выдвинуть свою кандидатуру на пост президента.

Только независимые кандидаты должны собирать подписи?

Нет, любому нужно собирать. Если за Лукашенко собирали подписи на заводах, в учреждениях и все это проходило с нарушением законодательства, в рабочее время, то все остальные делали это в пикетах либо же по квартирам. Было видно, насколько низка активность общества, насколько нет веры. Абсолютно как в советские времена, когда выборы шли сами по себе, а жизнь людей сама по себе, потому что выборы ничего не решали. Вот к чему привело уничтожение избирательной активности на протяжении последних 20 лет. Посмотрим, какая будет явка. Но учитывая, что во время предварительного голосования будет выгон людей, 50% плюс один голос на выборах будет. Веры в то, что эти выборы что-то изменят, не было ни у кого, в том числе у сильных кандидатов. Никто из сильных кандидатов не пошел. Пошли либо подставные кандидаты, либо договорные, которые представляют фасадную демократию. Говорить о том, что это настоящие выборы, не приходится. Это выборное шоу. Это стало понятно, как только были сформированы избирательные комиссии.

«Общественный деятель, правозащитник может сделать больше, чем политик»

Почему вы не выдвинулись в качестве кандидата? 

Я все-таки не политик, а правозащитник, общественный деятель. В свое время я активно занимался политикой. С конца 80-х я был депутатом минского горсовета. Но пришло время, когда стало понятно, что политика — это неэффективный инструмент в белорусских реалиях и общественный деятель, правозащитник может сделать больше. У нас опять стерлись эти грани между политикой и общественной деятельностью. На сегодняшний день очень часто мы, правозащитники, выполняем и политические функции. Получается смещение акцентов. Чистой политики нет. Политические партии не могут исполнять свою роль. Ни один представитель политических партий не представлен в парламенте. В местных советах на пальцах можно пересчитать этих людей. Благодаря такому законодательству власти вычистили политическое поле. Поэтому общественные организации у нас наиболее перспективны как инструмент влияния на общественное сознание. Кроме этого, я по закону не могу [выдвигаться в президенты]. По законодательству для этого я должен родиться на территории Белоруссии, а я родился на территории России (Смеется). Да и не хочу, в конце концов.

То есть сюрпризов от президентских выборов в Белоруссии, полагаете, ожидать не стоит?

Нет.

А массовых протестов после выборов?

Надо сказать, что события на Украине напугали общество. Нужно учитывать, что у нас транслируются все российские телеканалы. Белорусская официальная пропаганда активно муссирует различные угрозы, якобы исходящие от протестов, народ пугают Майданом, войной. Определенный страх в обществе есть. Белорусы хотят изменений, но не через кровь. Вероятно, белорусский путь к переменам будет уникален. В то же время мы видим, что было в Армении, что происходит в Молдове. Что-то похожее, возможно, будет у нас. Стабильности у этого авторитарного режима нет. Очень много людей в стране мыслят по-европейски, они путешествуют в ЕС, видят другие стандарты жизни. Это миллионы людей, а не узкая прослойка политиков и правозащитников. Я, например, в Минске ощущаю себя очень комфортно. Ощущаю реальную поддержку простых людей. В деревнях люди более старшего поколения — советского воспитания. Они молятся на Лукашенко. Общество поделено. В Молдове это, наверное, заметно. Изменения будут, но когда — никто не знает. Хотелось бы, конечно, чтобы они происходили мирным путем. 

Один из выступавших на Варшавской конференции (интервью состоялось в рамках международной конференции по правам человека, которая проходила с 21 сентября по 2 октября в Варшаве.— NM) предположил, что будущее Белоруссии зависит от того, как будет дальше развиваться Украина. Вы с этим согласны?

Абсолютно согласен. Украина очень сильно влияет на те страны, которые являются ее соседями, в том числе и на Молдову, я так думаю. От успехов Украины зависит будущее Белоруссии, в том числе успех демократии в наших странах. Если там произойдет очередная неудача, как после оранжевой революции, когда политические лидеры перегрызлись между собой и допустили к власти человека, который привел страну к гражданской войне, я имею в виду Януковича, то... Но теперь у Украины проблемы другого уровня. И это определит развитие Молдовы и Белоруссии на следующие 10 лет. Российско-украинский конфликт показал, насколько серьезные проблемы могут возникнуть у стран-соседей России. Империализм в России достиг серьезных размеров. Нет сомнений в том, что конфликт в Украине спровоцирован империалистическими силами России. Логика империализма требует новых завоеваний. Кто будет следующим — вопрос. Вопрос независимости и для Белоруссии, и для Молдовы остается актуальным.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки