-0.4ºC Кишинёв
Понедельник 19 ноября 2018

Андреа Дефебах — NM: «Некоторые родители оставляют в Молдове годовалых детей, чтобы отправиться на заработки»

С 23 октября по 11 ноября в Кишиневе проходит фотовыставка «Страна без родителей» немецкого фотографа Андреи ДЕФЕБАХ. В ее работах показаны два параллельных мира: родителей, уехавших на заработки в Италию, и детей, оставшихся без них в Молдове. Фотограф рассказала корреспонденту NM Марине ШУПАК, как жизнь вдали друг от друга отражается на детях и родителях и как ее соотечественники отнеслись к ее фотокниге об оставленных родителями молдавских детях.

Почему Молдова?

Я впервые посетила Молдову восемь лет назад, в 2007 году. Один из женских журналов Германии делал историю о трафике людей. Тогда это была самая актуальная тема, в связи с которой Молдова появлялась на страницах западной прессы. После я узнала о том, что очень много людей уехало из Молдовы на заработки и многие дети поэтому растут без родителей. Я была шокирована и решила сделать персональный независимый проект об этом. Мне нужно было найти финансирование, а потом я приехала на съемки, которые проводила в селах на юге Молдовы. В течение двух месяцев я сопровождала с фотоаппаратом детей, живущих без родителей. Спустя два месяца у меня уже были телефонные номера их родителей. Я поехала в северную Италию, где снимала жизнь их родителей. В целом работа над проектом заняла два с половиной месяца.

Сколько семей вы снимали?

Не знаю, их было много. В книгу вошло около десяти. Бывали случаи, что я снимала детей в Молдове, затем их родителей в Италии. Вернувшись в Молдову, я хотела дополнить материал о детях, но бабушки отказывались.

С кем было легче работать — с детьми или родителями?

С детьми было легче найти контакт, но с родителями разговоры были более продолжительными, с ними можно было поговорить о серьезных вещах. С детьми я просто играла, с некоторыми родителями мы стали друзьями.

Оправдались ваши ожидания от проекта?

С самого начала я хотела, чтобы это была книга (книга Андреи Дефебах «Страна без родителей» была опубликована в 2012 году в Германии.— NM). Для меня, как фотографа, книга была самым важным. Но затем я увидела, что многие европейские журналы заинтересовались историей, начали писать о проекте. Меня пригласили на встречу в Женеву, организованную международной организацией по миграции, попросили выступить. Это было удивительно — я говорила о своей работе не перед фотографами, а перед теми, кто принимает решения. Кстати, в следующем году эта выставка посетит несколько городов США.

Проблема миграции многогранна. Почему вы решили рассмотреть ее сквозь призму детей, живущих без родителей?

Это не только о родителях, это о разъединенных семьях, о том, как обе стороны переживают разлуку. Родители ведь тоже очень несчастны вдали от детей. Я и сама мать. Оставить ребенка — худшее, что могу себе представить. Это было важно для меня — показать не только несчастных детей, но и картину в целом.

Ваши впечатления от общения с детьми, чьи родители живут и работают за границей? У нас нередко говорят, что такие дети несерьезны и склонны к бездумной трате родительских денег.

Это зависит от ребенка и от семьи. Я уверена, большинство из них травмированы отъездом родителей. Есть даже случаи, когда родители оставляют в Молдове годовалых детей и отправляются на заработки. Возможно, многое проявится со временем, когда они повзрослеют. Многое также зависит и от характера ребенка.

В каких селах вы были?

Я была на юге, недалеко от Кагула и Кантемира. К сожалению, за те семь лет, что прошло с моего первого визита в Молдову, там ничего не изменилось.

А как изменилась жизнь ваших героев за это время?

Все дети теперь живут в Италии. Только одна семья вернулась из Италии в Молдову. Они, как и планировали, купили здесь дом. Еще есть семья, в которой отец вернулся, а мать со старшей дочерью все еще в Италии.

Семьи, которые воссоединились, счастливы? Удалось ли им по-настоящему сблизиться после долгой разлуки?

Мне трудно сказать. Я говорила с ними только по телефону, но планирую навестить их в Италии в следующем году.

Как семьи отреагировали на вашу книгу?

Знаю точно, что одной семье книга не понравилась. С большинством мы «дружим» на Facebook, им понравилась идея проведения выставки в Кишиневе.

На презентации книги в Молдове, которая состоялась перед открытием выставки, вы сказали, что проблема миграции — системная и что ничего не изменится, если помощь будет адресована отдельным семьям.

Да, но хочу добавить, что многие люди из Германии отправляли мне электронные письма после того, как книга была опубликована. Они спрашивали, как могут помочь этим семьям. Некоторые из них отправили молдавским семьям рождественские подарки, я также собирала подарки, одежду, еду в своем родном городе и привозила молдавским детям, которых знаю. Но ведь одна треть населения Молдовы за рубежом, нельзя просто так заманить их обратно. Это большая проблема. Конечно, многое улучшилось после того, как для молдаван был отменен визовый режим с ЕС. Если раньше родители не видели детей по семь лет, то сейчас все проще. Это лишь шаг, но будет лучше, если каждый сможет найти работу в Молдове.

Может ли документальная фотография стать инструментом решения проблем, в частности этой?

Ты можешь просто показать ситуацию. У меня такое чувство, что если что-то не показано, то этого нет в общественном дискурсе. Я могу помочь только тем, что повышу осведомленность о проблеме миграции, что немцы будут знать о существовании Молдовы. Часто слышу от них: «Не могу представить, что оставлю своего ребенка». Надеюсь, это заставит европейцев подумать о своей миграционной политике, о том, как живут, к примеру, дети их польской уборщицы. В Германии не так много молдаван работает, зато есть много поляков. Все они оставляют детей дома.

Как, на ваш взгляд, само молдавское общество может помочь детям, оставленным без родителей?

Когда я была в Женеве, то говорила с одним из молдавским министров. Он сказал, что теперь социальные службы в регионах занимаются такими детьми. Это важно. Но я все равно беспокоюсь. Еще беспокоюсь о том, что будет с молдавскими пожилыми людьми, ведь их дети уехали, чтобы заботиться о стариках из Западной Европы. Но что будет с вашими стариками? Я знаю, что такая проблема есть у поляков. Много поляков приехало в Германию, где работают сиделками у немецких стариков. Теперь они нанимают сиделок из Белоруссии для своих же родителей. А с молдаванами как?

Это идея вашего следующего проекта?

Нет, нет. Я просто размышляла.

Вы говорили о своем сыне. Какой вы ему описываете Молдову?

Он знает мои фото, но он многого не знает о стране. Ему только четыре года. Мой молодой человек тоже фотограф, мы много путешествуем. Сын знает, что отец был недавно в Бангладеш, Иране, а я в Молдове, но о подробностях не задумывается. Планирую привезти его сюда в следующем году.

Проникновение документального фотографа в чью-то жизнь может повлиять на человека, его дальнейшие решения?

Не знаю, я тоже задавалась подобным вопросом. Но у меня всегда складывалось впечатление, что они [герои фотопроекта] всегда были для меня важнее, чем я для них. У них своя жизнь, в которой я была посетителем, иногда другом. Но в Одессе, к примеру, когда я работала над историей о людях, больных СПИДом, я помогала им найти лекарства. Там — да, там я меняла жизнь.

Партнерские ссылки