Воскресенье 25 июня 2017
$ 18.2968 20.4283

«Барометр» указал налево. Молдову ждет президент-социалист и смена политического ландшафта

Представленные сегодня итоги опроса «Барометр общественного мнения» показали две важные тенденции. Во-первых, после семи лет господства правоцентристских сил в Молдове происходит очередной сдвиг влево. И уже мало что может помешать лидеру социалистов Игорю Додону стать президентом. Во-вторых, партии-старожилы как на правом, так и на левом фланге уходят в прошлое, на их место приходят другие. И если слева есть явный лидер, то борьба за правый сегмент еще продолжится.

Справа налево

Институт публичной политики и социологическая служба CBS-AXA обнародовали результаты осеннего «Барометра общественного мнения» (БОМ). Опрос проводился с 6 по 16 октября. Были опрошены 1109 человек из 82 населенных пунктов. Опрос не охватил граждан республики, живущих в Приднестровье и за границей. Погрешность составляет ± 2,8%.

Результаты опроса показывают, что граждане уже не верят большинству находящихся сейчас у власти партий и отдают предпочтение новым оппозиционным силам. Данные исследования показывают, что большинство граждан не видят во главе государства ни одного из лидеров партий власти.

Так, если бы президентские выборы прошли в воскресенье, то за лидера ПСРМ Игоря Додона проголосовали бы 27% общего числа избирателей (+8,5% в сравнении с результатами БОМ за апрель 2016 года. — NM), за лидера партии «Действие и солидарность» (Partidul Acţiune şi Solidaritate — PAS) Майю Санду — 9,3% (—3,6%).

В то же время уже заявившего о выходе из гонки председателя «Платформы Достоинство и правда» (Demnitate și adevăr — DA) Андрей Нэстасе готовы поддержать 8,1% (+0,4%), демократа Мариана Лупу — 7,5% (+5,3%), кандидата от «Нашей партии» (НП) Дмитрия Чубашенко — 5,6%. За лидера Народно-европейской партии (НЕПМ) Юрие Лянкэ проголосовали бы лишь 1,7% (—0,9%), за кандидата движения «Равноправие» Инну Попенко — 0,8%, столько же — за лидера либералов Михая Гимпу.

Если пересчитать эти результаты, исходя из числа уже определившихся со своим выбором избирателей (то есть близкие к тому, которые кандидаты получают на выборах, с поправкой на то, как могут проголосовать избиратели, делающие свой выбор в последний момент), то расклад выглядит так: Додон — 41,5%, Санду — 14,3%, Нэстасе — 12,5%, Лупу — 11,6%, Чубашенко — 8,7%.

Опрос проводился до того, как стало известно о выдвижении единого кандидата от правой оппозиции. Представлявший результаты БОМ директор Института публичной политики (ИПП) Аркадие Барбэрошие сообщил, что на уровне намерений около двух третей респондентов, которые планировали голосовать за Нэстасе, заявили, что поддержат Майю Санду.

В исследовании респондентам также представили различные пары кандидатов, которые могли бы пройти во второй тур. Так, если бы во второй тур прошли Додон и Санду, за социалиста  проголосовали бы 40,8%, за лидера PAS — 24,1%. Если во второй тур выходят Додон и Лупу — 41,2% и 13,2% соответственно. Если допустить, что финалистами станут Санду и Лупу — 30,5% и 15,7%.

Впрочем, вариант, при котором лидер социалистов не проходит во второй тур, никем всерьез не рассматривается. Таким образом, по данным опроса можно сделать вывод, что выборы в любом случае выиграет председатель ПСРМ.

В рейтингах доверия также лидирует Додон. Отвечая на открытый вопрос, какому политику респондент доверяет больше всего, — 21% назвали лидера социалистов. За ним следует Майя Санду — 8%. Андрею Нэстасе и лидеру «Нашей партии» Ренато Усатому доверяют по 6,3%, демократу Мариану Лупу — 6,1%, лидеру коммунистов Владимиру Воронину — 2%, Юрию Лянкэ — 1,1%, Михаю Гимпу — 0,7%.

По показателям антирейтинга первым на этот раз оказался президент Николае Тимофти. Главе государства не доверяют 94,3%. За ним следует Михай Гимпу (92,7%), обошедший даже первого зампреда ДПМ Владимира Плахотнюка (91,3%) и лидера ПКРМ Владимира Воронина (86,8%). В апреле этого года, согласно БОМ, лидерами антирейнтига были Плахотнюк и находящийся под арестом лидер ЛДПМ Владимир Филат — им не доверяли 94,6% и 94,8% соответственно.

Отнять и поделить

Если бы в ближайшее воскресенье состоялись парламентские выборы, то новый законодательный орган существенно отличался бы от нынешнего. По крайней мере три из пяти нынешних парламентских партий не преодолели бы избирательный порога. Речь идет о либерал-демократах, либералах и коммунистах. «Народные европейцы» во главе с бывшим либерал-демократом и экс-премьером Юрие Лянкэ тоже не проходят в парламент.

На гипотетических парламентских выборах за Партию социалистов готовы отдать свои голоса 26% респондентов, за «Действие и солидарность» — 9,2%, за «Платформу Достоинство и правда» — 8,5%, за Демпартию — 7,7%, за «Нашу партию» (НП) — 7,6%. К моменту проведения опроса 24,4% не определись, за кого голосовать, а около 9% респондентов сказали, что не примут участие в выборах.

Если учитывать только определившихся опрошенных, то распределение голосов выглядело бы так: ПСРМ — 39%, PAS — 13,7%, DA — 12,8%, ДПМ — 11,6%, НП — 11,5%.

Согласно весеннему БОМ, прохождение ПКРМ в парламент было под вопросом: из общего числа респондентов за коммунистов были готовы голосовать 5,2%, а с учетом только определившихся — 8,2%. Осенний БОМ этот вопрос снял: практически весь сегмент левого спектра, который некогда занимала ПКРМ, оказался за социалистами.

Народным европейцам, которые сначала позиционировали себя как проевропейскую альтернативу, но затем вступили в партнерство с нынешней властью, так и не удалось заручиться народной поддержкой. По результатам предыдущего БОМ, за НЕПМ готовы были голосовать 3% избирателей, сейчас  лишь 1,7% граждан.

Куда лучше динамика демократов. По данным весеннего барометра, Демпартия не преодолевала барьер для прохождения в парламент. В апреле за демократов готовы были голосовать только 3,1% респондентов. За полгода, получается, демократы выросли в два с половиной раза.

«ДПМ использовала административный ресурс, а также методы политической коррупции и шантажа, чтобы расширить свое влияние на местах. Кроме того, нынешние президентские выборы помогли ДПМ поднять рейтинг», — пояснил NM Аркадие Барбэрошие.

Политический аналитик Виктор Чобану также считает, что ДПМ «держится относительно на плаву за счет админресурса». У ЛП, по его словам, «паровозом» всегда был вице-председатель партии, мэр Кишинев Дорин Киртоакэ. «А сейчас из-за ситуации в столице мы наблюдаем, как миф о Киртоакэ как европейском примаре развенчивается. Это сказывается на популярности ЛП», — сказал он в беседе с NM.

Барбэрошие отметил, что из-за участия ЛП в президентских выборах, как это ни парадоксально, рейтинг либералов упал. В отличие от демократов. По словам Барбэрошие, это связано с личностями кандидатов от ДПМ и ЛП. «Кроме этого в случае с ДПМ Лупу помогли и принадлежащие партии СМИ — при помощи умелого манипулирования он сумел поднять свой рейтинг и вытянул рейтинг партии», — сказал эксперт.

Что касается НЕПМ, считает он, Лянкэ ничего не смог предложить «интеллектуальному электорату, отошедшему к народным европейцам от ЛДПМ». «Но сыграло роль и то, что его (Лянкэ) имя однозначно связывают с Плахотнюком, а ему не удалось убедить электорат в обратном. Сложившая ситуация привела к политической смерти его как лидера и партии, которой он руководит, что вызывает сожаление, так как на НЕПМ возлагали надежды», — сказал Барбэрошие.

Эксперты отмечают, что падение рейтингов ЛП, ЛДПМ, НЕПМ и ограниченные возможности ДПМ расширить свой электорат справа освобождают широкий политический сегмент для правых политических сил. «Провал старых правых партий значительно больше, чем сейчас набирают две новые партии, работающие на этом фланге — PAS и DA. Поэтому пока остается место еще для одной. Исторически сложилось так, что на правом фланге не было сильной партии, всегда был триумвират, что видно по конфигурациям большинства альянсов за евроинтеграцию», — считает Чобану.

Определенное время, добавил он, ЛДПМ занимала доминирующую позицию, у нее было около 30 мандатов, но планомерная работа демократов и Плахотнюка привела к разрушению партии, а с арестом ее лидера — к полному уничтожению.

По словам эксперта, ввиду традиционной диверсификации на правом фланге пока не понятно, удастся ли PAS и DA нарастить электорат, или на правом поле появится новая партия. В последнее время эксперты все чаще говорят о том, что такую партию может возглавить нынешний председатель Конституционного суда Александру Тэнасе.

Барбэрошие соглашается, что «на правом фланге кто-то должен занять место, которое было за господином Гимпу». Но шансы гипотетической партии Тэнасе эксперт оценивает скептически, так как она «однозначно будет воспринята как проект Плахотнюка».

На фоне разделения и продолжающегося переформатирования правого фланга слева уже четко вырисовывается лидер. Эксперты сходятся во мнении, что ПСРМ удалось перехватить большую часть электората ПКРМ. «Депутатов ПКРМ просто перекупили, а фракцию коммунистов разрушили, причем с молчаливого согласия создателя партии Владимира Воронина. Теперь мы наблюдаем закат ПКРМ, и весь этот сегмент электората практически занят социалистами. Они показывают результаты до 40% — это именно тот стабильный сегмент левого электората, на который ориентировался Воронин», — говорит Чобану.

Что касается «Нашей партии», то она, по словам эксперта, «всеядна» и может ориентироваться и на левый электорат, который традиционно считается пророссийским, и на небольшую часть центристских и правых избирателей.

Барбэрошие с этим не согласен: он считает НП исключительно пророссийской партией, у которой нет шансов расширить свой электорат за пределами того сегмента, который она занимает сейчас.

Галина Васильева