Бизнес при свечах
Как художник и учительница занялись свечками
Как так получилось, что художник из Ниспорен Ион Кыркелан, чьи акварельные миниатюры продаются в галереях США, и его жена Анжела решили заняться свечами, сложно сказать. Своеобразным «запалом» стала декоративная свечка, привезенная из Ясс. Сегодня их семейное предприятие производит до тысячи свечей в месяц, уникальной особенностью которых стала ручная художественная роспись. NM рассказывает, как художник и директор детсада начали бизнес с нуля, и чего добились за несколько лет.
Свеча из Ясс
Все началось в конце 2014 года, когда дочь Иона и Анжелы Кыркелан Юлия привезла из Ясс декоративную свечу. Свеча так понравилась, что Анжела, работавшая тогда директором детсада в Ниспоренах, решила попробовать сама делать такие.
«Поначалу мы вообще ничего об этом не знали. Пришла на базар в Ниспоренах, спросила у продавца, где он покупает парафин. Он сказал, что в Кишиневе, но это сложно, и предложил заказывать через него. Я купила 1 кг, а на упаковке были контакты поставщика. Я и позвонила», — вспоминает Анжела.
Сейчас, по ее словам, поставщики сырья для производства свечей сами стали выходить на них. А свечи, в том числе с уникальной росписью, которые супруги Кыркелан производят под брендом Culorile Luminii, стали пользоваться спросом.

Все семейное производство супругов Кыркелан пока умещается в двух комнатах, которые они взяли в аренду в здании бизнес-инкубатора в Ниспоренах. В первой стоят несколько стеллажей с десятками декоративных свечей разной формы, дизайна и размера. Тут же мольберт, рядом с которым разложены краски и кисти. Это рабочее место Иона Кыркелана.
А в соседней комнате находится само производство — большой стол, устройства для топки сырья, много форм разного цвета и размера — круглые, цилиндрические, в виде пирамид, а также банки с ароматизаторами и мотки с фитилями.

«Здесь я топлю парафин. Здесь переливаю в банки. Здесь у меня красители, ароматизаторы и формы. Тут фитили, их надо подбирать в зависимости от размера cвечи. Очень важно подобрать правильный фитиль, иначе свеча будет течь и коптить», — рассказывает Анжела Кыркелан.
Учительница и художник
До появления свечи из Ясс жизнь Анжелы была связана с системой образования — она работала в местном управлении образования, затем в школе и детском саду. В 2016 году поняла, что надо выбирать: «Бизнес стал занимать очень много времени. Понимала, что не могу совмещать две работы». Об уходе из образования она жалеет: «Это то, на что я училась, то, что мне нравится». Поэтому Анжела старается использовать другие возможности для работы с детьми: «Сейчас участвую в проекте организации Soroptimist International. Они финансируют двухнедельную летнюю школу для детей. Ее темы — профориентация, здоровый образ жизни, качество жизни».

А муж Анжелы Ион Кыркелан — художник. Он окончил художественную школу в Ниспоренах, а затем республиканскую художественную школу имени Репина (сейчас Колледж изобразительных искусств им. Плэмэдялэ). В начале 1990-х преподавал рисование и черчение в школе в Ниспоренах.

«Я тогда начал писать миниатюры акварелью — 9 на 15 см. Использую технику «мокрое по мокрому», она достаточно сложная (акварелью пишут на мокром листе. — NM). Первые 10 миниатюр я отдал в кишиневский магазин Aureola, и их сразу раскупили», — вспоминает художник.
После этого он стал продавать свои миниатюры и в других столичных магазинах.
Спустя почти десять лет, в 2001 году, в США прошла персональная выставка Иона Кыркелана. Все получилось, вроде бы, случайно, но характер художника сыграл в этом не последнюю роль. «Тогда в Молдову приехали американки Джулии Глэндт и Мелани Голтер. Они занимались организацией крупной выставки антикварной мебели со всего мира, которая проводилась дважды в год в Северной Каролине. Параллельно купили несколько моих акварельных работ и продали их. Через какое-то время они приехали вновь и захотели купить больше моих миниатюр. И тогда я поставил условие: провести в США мою персональную выставку. Был молодой, мне было 35 лет. Решил: выиграю — хорошо, нет — значит, нет», — вспоминает Ион.
С тех пор Мелани Голтер стала персональным агентом Иона Кыркелана, организовав за 18 лет более 30 его персональных выставок. Кроме США, картины молдавского художника выставлялись в Италии, Франции, Австрии и других странах. Сейчас его картины постоянно продаются в нескольких галереях в США.
Стоимость картин, например, в The Little Gallery (штат Вирджиния, США) варьирует от $980 до $4500.
Ион Кыркелан говорит, что может написать миниатюру за несколько часов, но обычно на это уходит гораздо больше времени. Разговоры о музе, без которой художник бессилен, он считает выдумкой «Это, кроме прочего, ремесло. И, как в любом ремесле, если хочешь чего-то добиться, надо много работать. Да, бывает такое, что ничего не идет. Тогда сажусь в машину, еду по селам и фотографирую. Там много интересного», — рассказывает Ион.
Несмотря на успехи свечного производства, живопись остается его основным и более прибыльным занятием. Но об эмиграции Ион не думает: «Когда у меня была персональная выставка в США, одна гостья из Норвегии спросила, не хочу ли я переехать в Штаты. Ответил тогда, что еще не решил. А она говорит: «Знаешь, для американцев очень важно, когда ты гость. Чтобы быть там своим и на высоте, надо быть Михаем Греку для Молдовы».
Расписные свечи
Окончательное решение заняться бизнесом, по словам супругов Кыркелан, они приняли, узнав об открытии в Ниспоренах в конце 2014 года бизнес-инкубатора, а также о возможности взять кредит в Организации по развитию малого и среднего бизнеса при минэкономики. «Для нас это был вызов. [...] Мы ведь были ноль в бизнесе», — вспоминает Ион Кыркелан. Кредит 60 тыс. леев. они вернули через три года.

На эти деньги купили оборудование для плавки сырья, само сырье, формы, красители, фитили, плиту для выравнивания готовых свечей. «Сначала я узнала, какие бывают формы, где их можно купить. Узнала, что бывают алюминиевые, поликарбонатные, силиконовые», — вспоминает Анжела Кыркелан. Формы заказали в Германии. Поначалу были проблемы с подборкой фитилей и с формами.
«Я уже говорила, как важно правильно подобрать фитиль. Плюс форма изначально кажется ровной, но на самом деле она с одного конца более широкая. Когда получили формы из Германии, там уже были подробные инструкции, в том числе, и о том, как использовать фитили», — рассказывает Анжела.

Отличительной особенностью декоративных свечей Анжелы и Иона Кыркелан стала роспись ручной работы. «Сначала мы это не планировали. Но, когда муж увидел наши свечи, сказал, что на них можно рисовать. И стал думать, какими красками это можно делать», — поясняет Анжела. Сейчас росписью свеч занимаются ее муж и старшая дочь Юлия, которая, как и ее отец, по образованию художник.
В форме елочки или яйца
Для продвижения продукции супруги Кыркелан активно используют выставки-продажи. Первую они организовали сами в родных Ниспоренах, чтобы познакомить со своей продукцией больше людей.
«Затем стали участвовать в пасхальных, рождественских и других выставках, в фестивалях. Неважно, заработаешь ли ты что-то на этой выставке, важно — чтобы люди о тебе узнали. Там мы находили клиентов, о нас стали писать СМИ. Помогает в продвижении и наш бизнес-инкубатор — сюда нередко приезжают делегации и гости», — рассказывает Анжела.

Сейчас предприятие супругов Кыркелан производит около 1 тыс. свечей в месяц. Их стоимость варьирует от 30 до 350 леев. Цена зависит от размера и есть ли декоративная роспись. Например, небольшие свечки без росписи могут стоить 30-35 леев, а большая свеча с двумя фитилями и ручной росписью — 300-350 леев. В некоторых случаях цена может доходить и до 1,5 тыс. леев.
Говоря об особенностях своих свечей, супруги Кыркелан отмечают, что, кроме росписи, их свечи многоцветные с тонкими переходами цветов, а большинство производителей делают только одноцветные.
«Нельзя сказать, какие свечи продаются лучше. Понятно, что на Новый год хорошо покупают свечи в форме елочки, а на Пасху — в форме яйца. Но если выставка не привязана к какому-то событию, сложно прогнозировать, какие свечи на ней будут лучше покупать», — делится Анжела Кыркелан. В то же время она признает, что из-за финансовой ситуации в стране люди чаще ищут продукцию подешевле.

Сейчас свечи под брендом Culorile Luminii продаются в столичной галерее Moldeco, торговом центре Gemeni, магазине Belsug Outlet и в студии подарков wine.md. Также свечи супругов Кыркелан можно заказать через их страницу в Facebook.
Плюс пакеты

В планах у супругов открыть вместе с дочерью Юлей (сейчас она ухаживает за маленьким ребенком) собственный филиал в Кишиневе. Но при этом они не хотят увеличивать объемы по требованию ритейлеров. «У нас есть свое видение, не хотим, чтобы нам ставили условия: например, 100 свечей с росписью в месяц. Когда ты пишешь картину, то просто отдаешь ее в галерею. Но тебе не говорят — сделай такую или такую», — поясняет Ион Кыркелан.
Кроме того, учитывая, что летом спрос на свечи существенно падает, супруги Кыркелан планируют расширить бизнес и производить еще и подарочные пакеты. «Для нас было вызовом, во что упаковывать товар. Cначала были полиэтиленовые пакеты, потом мы стали покупать крафт-бумагу и вручную делать из нее пакеты. А недавно мы купили оборудование для производства пакетов», — рассказывает Анжела.

По ее словам, производители обычно принимают заказы на производство пакетов при объеме свыше 1 тыс. единиц, но малому бизнесу часто нужны для упаковки уникальные пакеты и гораздо меньшим объемом. «Учитывая, что с мая мы свободны и у нас обычно есть запас свечей, хотим летом производить больше бумажных пакетов, и, может, кого-то нанять для их производства», — поделилась планами Анжела Кыркелан.


Текст: Николай Пахольницкий
Оформление: Татьяна Булгак
Фото: Игорь Чекан, из личного архива Иона Кыркелана