Пятница 22 сентября 2017
$ 17.6425 21.0017

«Человеку, которому нечего скрывать, нечего бояться». Что рассказал глава минюста о деле Брэгуцы, независимости судебной системы и Плахотнюке

Андрей Брэгуца умер в тюрьме «от туберкулеза», к его смерти привели «небольшие процедурные нарушения», но в целом прокуратура и судебной системе в Молдове доверяет все больше граждан. Об этом заявил министр юстиции Владимир Чеботарь в эфире TVC21 5 августа. Он также высказался об обысках в минюсте, новой системе выборов, которая, по его мнению, «обновит кровь политического класса», и объяснил, почему лидеру Демпартии Владимиру Плахотнюку стоило бы занять государственный пост. NM собрал самые интересные высказывания министра.

О независимости юстиции

Глава министерства юстиции, отвечая на вопрос о независимости молдавской системы правосудия, сказал, что «абсолютной независимости не бывает», но есть «принцип сотрудничества ветвей власти». «Есть независимость функциональная. Если говорить о ней, то наши судебные инстанции довольно независимы. Более независимы, чем спекулируют на эту тему», — считает Чеботарь. По его мнению, представления о том, что Демпартия контролирует юстицию, «постоянно навязывают» те, кто противостоит власти. «Отдельные нарушения создают почву для поддержания точки зрения, которую навязывают. Но нет леса без сухостоя. Мы не должны судить по отдельным случаям», — полагает министр.

«Мы должны доверять судебным инстанциям, если хотим, чтобы их работа дала результаты», — уверял Чеботарь. А результаты, по его мнению, есть, о чем свидетельствуют опросы. «С октября 2016 года по апрель 2017 доверие к юстиции выросло с 8% до 24%. Рост в три раза. Доверие к прокуратуре выросло с 11% до 24%, к полиции — с 24% до 46%. Это тенденция. И она не появилась за одну ночь. Она — результат каждодневной работы», — подытожил министр, отметив, что показатели доверия к юстиции в Молдове выше, чем в Литве.

О коррупции и обысках в минюсте

Глава министерства юстиции также считает, что Молдова добилась определенных успехов в  восприятии коррупции. По словам Чеботаря, если два года назад самыми коррумпированными, согласно опросам, считались полиция, правительство и парламент, то теперь в первой тройке — системы здравоохранения, образования и полиция. Борьбу с коррупцией, уверен министр, нужно начинать именно там.

Обыски, прошедшие в конце августа в министерстве юстиции, по словам Чеботаря, подтвердили невиновность его коллег. «Были задержаны сотрудники других ведомств и посредники, которые не относятся к минюсту», — пояснил министр. Делом главы Национального инспектората пробации, по его словам, еще занимается прокуратура.

Чеботарь подчеркнул, что интерес НЦБК к ведомству его не напугал. «Человеку, которому нечего скрывать, нечего бояться», — уверенно заявил он.

О «политических делах» и Плахотнюке

Чеботарь убежден, что молдавские политики не пытаются достичь своих целей с помощью уголовных дел на оппонентов. По словам Чеботаря, будучи зампредседателя Демпартии, он «узнал о задержании Киртоакэ из телевизора». «Думаю, остальные коллеги тоже. В том числе и председатель [Владимир Плахотнюк]», — предположил Чеботарь.

Он назвал мифами представление о том, что «каждый шаг или падение листика» в стране откуда-то контролируется и координируется. Министр заверил, что ему лично никто никогда не указывал, как работать, а многие дискуссии по реформам ведутся часами. В создании неблаговидного образа Плахотнюка и Демпартии Чеботарь обвинил прессу. «Мы никогда не относились серьезно к мифам, которые глубоко пустили корни в сознании многих граждан. Я подозреваю, что часть коллег из нашей партии разделяет эти мифы. Но я вижу другое», — убеждал ведущего телепрограммы министр. А затем стал объяснять, насколько важен для Молдовы Плахотнюк.

«По-моему, это человек, который гарантировал стабильность власти с 2009 года. В первую очередь, говорю про проевропейский курс», — заявил Чеботарь. По его словам, Плахотнюк продвигал важные реформы, разрешал конфликты во власти, искал компромиссы и все делал для того, чтобы запланированное было выполнено. «Он сыграл большую роль в том, чтобы наша страна оказалась там, где она сейчас. Я говорю о том хорошем, что у нас происходит», — подытожил министр.

Он также рассказал о том, что на выдвижении Плахотнюка на должность премьер-министра в 2015 году настаивали его коллеги по партии. «Я думаю, и многие внешние партнеры так говорят, что страна бы выиграла, если бы он официально возглавил какие-то государственные институты», — подчеркнул Чеботарь.

О смешанной системе и изменениях после выборов 

Глава минюста считает, что принятая недавно смешанная избирательная система «обновит кровь политического класса» Молдовы. При этом он уверен, что Демпартия получит большинство в парламенте, создав коалицию с другой проевропейской партией. Альянс с левыми партиями он считает невозможным, потому что изменение внешнеполитического курса «опасно» для страны.

Чеботарь подчеркнул, что еще не знает, будет ли баллотироваться в парламент. По его словам, это «политическое решение, которое нужно обсудить в партии».

О деле Андрея Брэгуцы

Чеботарь заявил, что не ушел в отставку после смерти Брэгуцы, так как «его не убивали ни в одном подчиненном минюсту учреждении». Он также сообщил, что, согласно результатам судмедэкспертизы, заключенный «умер от туберкулеза» (ранее полиция сообщала, что Брэгуца умер от пневмонии). При этом министр подтвердил, что Брэгуцу «зверски избили» в СИЗО, но, как подчеркнул министр, за это в ответе другое ведомство. Тот факт, что Брэгуца умер в тюрьме (пенитенциарная система подведомтсвенна минюсту), Чеботарь никак не прокомментировал.

При этом он отметил, что по этому делу у него есть вопросы и к своему ведомству. «Но не знаю, могу ли открывать карты до тех пор, пока прокуроры не сказали последнего слова», — объяснял министр расплывчатость ответов. По его мнению, произошедшее нельзя назвать распространенным явлением, однако этот случай «выявил проблемы, которые, на первый взгляд, кажутся незначительными, но могут иметь серьезные последствия». На вопрос, почему не отстранен от работы судья, принявший решение арестовать Брэыгуцу на 30 суток, несмотря на его психическое заболевание, Чеботарь ответил, что этого может потребовать только генпрокурор.

Министр убежден, что оппозиционные партии требуют отставки руководства ведомств только по политическим причинам и спекулируют на этой «трагической теме». Он подчеркнул, что подобное общественное давление неоправданно, потому что можно наказать невиновных.

О замораживании Евросоюзом финансирования реформы юстиции

Чеботарь считает, что отказ от перевода следующего транша на реформу юстиции связан, в том числе, и с политическими причинами. «Мы должны понять, изменились ли правила игры. К сожалению, пока не получили ответа на этот вопрос», — сказал министр.

Сам он больше всего недоволен тем, как интерпретируют и воспринимают, а иногда и внедряют на местах проводимые министерством новшества. «Но такие изменения, к которым мы стремимся, не происходит за одну ночь, и я доволен позитивными тенденциями, которые видны», — подчеркнул Чеботарь.

Глава минюста также пообещал, что осенью судей и экономических агентов «ждут приятные сюрпризы», которые облегчат им работу. Он также отметил, что министерство юстиции в рамках реформы правительства сократит штат с 140 до 90 работников.

Ольга Гнаткова