Давайте говорить
Могут ли языки объединить Молдову
21 февраля в мире отмечают Международный день родного языка, который ООН учредила для защиты языкового и культурного многообразия. Молдова, одно из богатств которой многоязычие, за годы независимости так и не сумела воспользоваться им во благо. Напротив, язык стал одним из главных факторов разделения страны и общества. NM вместе с экспертами разбирался, почему так случилось, зачем языку статус и возможно ли в Молдове светлое языковое будущее.
На каких языках говорят в Молдове
Согласно переписи населения 2014 года, около 57% граждан Молдовы считают своим родным языком молдавский, 23,5% — румынский, 9,7% — русский, 4,2% — гагаузский, 3,9% — украинский, 1,5% — болгарский, 0,3% — язык ромов и 0,2% — другие языки. Но это не значит, что в быту все они говорят именно на этих языках.


Поголовное дело
По итогам переписи 2014 года население Молдовы сократилось на 400 тыс.
Русские и русскоговорящие
«По данным переписи, в повседневном общении русским языком пользуются около 400 тыс. граждан Молдовы. Учитывая, что, согласно той же переписи, население страны составляет 2,8 млн, получается 14,5 % русскоговорящих», — отметил доктор исторических наук Александр Макухин. У молдавских украинцев, гагаузов, болгар, армян, евреев родным языком может быть свой национальный язык, но в повседневном общении многие из них используют именно русский, пояснил он.
Эксперт подчеркнул, что «родной язык» и «язык повседневного общения», — это разные понятия, но в Молдове языковую картину часто искажают, привязывая русский язык к этническим русским, доля которых стабильно падает. «Сегодня их менее 5% населения, и, следовательно, делают вывод некоторые политики, нет никакой необходимости использовать на уровне государства язык не самого крупного нацменьшинства», — отметил Макухин и привел в пример европейскую практику. Например, в Бельгии три официальных языка — французский, фламандский и немецкий, на котором говорит менее 1% населения страны.

Болгары
Около 2% населения Молдовы — болгары, которые активно используют болгарский язык в повседневной жизни, считая его родным. Сосредоточены они в основном в Тараклийском районе, в смешанных болгарско-гагаузских селах Гагаузии и в приднестровском селе Парканы.
По словам Макухина, бессарабский болгарский язык и литературный болгарский существенно отличаются, но правительство Болгарии помогает болгарским общинам Молдовы, поддерживая изучение классического болгарского языка.
Украинцы
Сложнее ситуация в Молдове с украинским языком. Суржик русско-украинского и украинско-молдавского языка, на котором здесь говорят украинцы, весьма отличается от литературного украинского. Но в Молдове продолжают работать около 40 школ с преподаванием на украинском языке, есть учебники украинского языка. Живут молдавские украинцы в основном в Окницком и Бричанском районах, частично в Дондюшанском. В Приднестровье большинство украинцев живет в Каменском и Рыбницком районах.
Гагаузы
В Гагаузской автономии три официальные языка — гагаузский, молдавский и русский. Однако фактически в делопроизводстве автономии и в общении живущих там людей разных национальностей используется в основном русский. В своем кругу гагаузы, знающие родной язык, говорят на гагаузском. Изучение его в автономии активно поддерживает Турция, финансируя издание учебников на гагаузском языке и предоставляя квоты в турецких вузах студентам из Гагаузии.
Зачем языкам статус
Как русский язык лишили статуса
Языкам закон не писан
Что будет с русским языком в Молдове
Острая дискуссия о языке началась в Молдове в 1989 году, напомнил политолог Зураб Тодуа. Тогда, отметил он, стороны пришли к компромиссу, который закрепили в Конституции и законодательстве: молдавский язык получил статус государственного, а русский — статус языка межнационального общения. Но летом 2018 года Конституционный суд (КС) сделал то, на что почти 30 лет не решались молдавские политики: фактически отменил закон «О функционировании языков», в котором русский был признан языком межнационального общения.
Это решение КС, принятое без общественных консультаций, вызвало новую волну «нездорового» национализма, отметил экс-глава управления верховного комиссара ООН по правам человека в Молдове Вячеслав Балан. Обществу и меньшинствам, по мнению Балана, послали ясный сигнал, который совсем не способствует общественному диалогу и консолидации, — «ваше мнение нас не интересует, и мы принимаем решения без вас».
Зачем нужен госязык
По словам Вячеслава Балана, первичная и основная функция госязыка в демократическом государстве — это свободное и эффективное общение между гражданами и государством, а также между разными общественными группами и частями страны. При этом, как подчеркнул эксперт, госязык не должен быть средством «культурной ассимиляции и превращения всех в румыноязычных молдаван».

Любой язык, в том числе государственный, отметил эксперт, остается основой или элементом определенной культуры, маркером принадлежности к определенной группе и т.п.
Вячеслав Балан
экс-глава управления верховного комиссара ООН по правам человека в Молдове
«В таких многонациональных государствах как Молдова, язык одной этнокультурной группы, пусть даже представляющей большинство населения, не может продвигаться как основа общенациональной культуры. Важно понимать, что у этнокультурных меньшинств Молдовы свой язык и своя культура, и общенациональная культура должна строиться с включением элементов всех языков и всех культур страны»
Где корень вопроса
Идеология
Беда Молдовы и многих других стран Восточной Европы, по мнению Вячеслава Балана, в том, что вопрос языка слишком идеологизируют, придавая ему некий идеологический смысл или символизм. Например, в Молдове, отметил Балан, многие видят в закреплении за румынским статуса госязыка «торжество исторической справедливости» и «освобождение румын Бессарабии от российского/советского гнета». А в присвоении русскому языку любого специального статуса видят «продолжение политики русификации», «сохранение исторической несправедливости», «осквернение памяти жертв советского тоталитаризма» и т.п.
«Не вдаваясь в обсуждение исторической стороны этих вопросов, хочу еще раз заметить — политизация государственного языка, то есть превращение его в символ "освобождения", "борьбы", "исторической справедливости" — это путь к непрекращающимся конфликтам и к раздробленности страны», — подчеркнул эксперт.
Политика
Экс-депутат парламента от Партии коммунистов, историк и политолог Зураб Тодуа уверен, что в Молдове осознанно разжигают языковые конфликты:
Зураб Тодуа
«Причины на поверхности: разжигая страсти вокруг языков, очень удобно отвлечь внимание от реальных проблем страны и общества. При этом можно оттеснить на второй план потенциальных политических конкурентов, представляющих национальные меньшинства»
Отвечая на вопрос, почему коммунисты, будучи у власти, не выполнили своего предвыборного обещания сделать русский вторым государственным языком, Зураб Тодуа сказал, что тогда не сложилась для этого подходящая ситуация:
«Руководство партии считало, что сначала надо заняться развитием экономики. Кроме того, была надежда, как оказалось, тщетная, на то, чтобы привлечь на свою сторону ту часть национальной интеллигенции, которая была ориентирована на Румынию. В итоге новых союзников получить не удалось, а часть традиционных сторонников партии была разочарована».
Как избежать языковых конфликтов
Деполитизация
По мнению Вячеслава Балана, если языковый вопрос в Молдове деполитизировать и деидеологизировать, и рассматривать языки просто как средство коммуникации, то многие проблемы отпадут сами собой, а оставшиеся будет гораздо проще решить. При этом, отметил Балан, деполитизация не означает, что русскому языку надо обязательно придать какой-то статус.
Вячеслав Балан
экс-глава управления верховного комиссара ООН по правам человека в Молдове
«Речь идет о том, что пока русский язык по объективным и субъективным причинам остается в стране важным языком общения, власти должны общаться с людьми и на русском языке тоже. А также на гагаузском, украинском, болгарском и романи — языках самых многочисленных меньшинств Молдовы», — считает эксперт.
Чиновники и госслужащие должны понимать, что они существуют для людей и на деньги людей, живущих в Молдове, и поэтому должны оказывать этим людям услуги в доступной для них форме и на доступном для них языке, подчеркнул глава Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства Ян Фельдман. Кроме того, отметил он, нужна продуманная языковая политика, курсы языка и современное законодательство, соответствующее международным стандартам.
Ян Фельдман
глава Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства
«Но без понимания того, что государство существует и работает для человека, а не наоборот, никакие политики не будут эффективны. Что же касается обычных людей, то вполне достаточно простого уважения к собеседнику и желания найти с ним общий язык. Сказав человеку "Buna ziua" или "Здравствуйте" на его языке, вы точно ничего не потеряете»
Недискриминация
По мнению Фельдмана, в Молдове никто не мешает людям разговаривать между собой на родном языке или на том языке, на котором им хочется общаться.
«Если же речь идет об использование русского языка при взаимодействии с государством, то проблемы есть, и они чаще всего возникают при обращении в органы государственной власти, в суды, при доступе к медицинским услугам и к общественно значимой информации. При этом не нужно забывать, что точно такая же, зеркальная проблема существует в некоторых регионах страны и для тех людей, которые обращаются в органы власти на государственном языке», — считает глава Совета по равенству.
В государственном учреждении, отметил он, согласно законодательству, вам обязаны ответить на языке обращения — государственном или русском, а в Гагаузии — и на гагаузском. При этом, уточнил Фельдман, это не значит, что каждый чиновник или госслужащий должен обязательно хорошо говорить на этих языках, но он должен найти того, кто сможет перевести. Чуть сложнее ситуация, добавил эксперт, с магазинами и общественным транспортом.
«Если человек отказывается вас обслуживать именно из-за языка, то это проблема. В этом случае я рекомендую обратиться в Совет по равенству. Если же человек вас действительно не понимает, но хочет помочь, то, мне кажется, при взаимном желании и доброжелательности всегда можно найти способ объясниться, даже на пальцах», — уверен Ян Фельдман.
Удельный вес решений, в которых Совет по равенству признал дискриминацию по признаку языка в 2013-2017 годах:
3.15%
доступ к информации и услугам, предоставляемым государственными органами
4.5%
доступ к правосудию
Удельный вес решений, в которых Совет признал дискриминацию по признаку языка в 2018 году:
4.74%
доступ к информации и услугам, предоставляемым государственными органами (4 решения)
25%
доступ к правосудию (21 решение, из которых 9 вынесли по жалобам одного человека)
Как мультилингвизм работает в Швейцарии
Четыре госязыка
Швейцария — пример успешной модели мультилингвизма и мирного сосуществования меньшинств. В Швейцарской конфедерации четыре государственных языка — немецкий, французский, итальянский и ретороманский. При этом на ретороманском говорят всего 0,5% населения страны.

По словам экс-главы Ассоциации иностранных журналистов Швейцарии и Лихтенштейна Эмилии Назаренко, языковой дискриминации в Швейцарии априори не может быть: «Во-первых, потому что обеспечено право людей говорит на своем языке. Во-вторых, знание трех-четырех языков в Швейцарии — это норма и люди легко переходят на язык собеседника. Я бы назвала это мультикультурализмом в действии».

Более того, даже 30 тыс. живущих в Швейцарии енишей и синти — «белых» ромов, официально признали нацменьшинствами. Их права, в том числе право кочевать по стране, признаны во всех кантонах, хотя лишь 10% швейцарских ромов продолжают кочевой образ жизни.
Если Молдову разделяет граница по Днестру, то в Швейцарии существует «картофельный ров», проходящий по реке Зане и разделяющий области немецкоговорящего (63%) и франкоговорящего (20%) населения. Название «картофельный ров» или «рёшти» произошло от национального блюда, похожего на картофельные оладьи. «Рёшти» — излюбленное блюдо швейцарских «немцев» и не очень популярно во франкоговорящих регионах. Но швейцарцы не воспринимают «картофельный ров» как нечто разделяющее. Напротив, он помогает народам жить вместе, осознавая и принимая свою «разность».
Общие наднациональные ценности
Секрет швейцарского миролюбия кроется в общих ценностях. Историк и главный редактор русскоязычной редакции швейцарского портала www.swissinfo.ch Игорь Петров поясняет: «К швейцарцам не следует применять термин "этнос". Швейцария — нация политическая, а не культурная и языковая. В ее основе лежат не "кровь и почва", а набор общих республиканских ценностей, среди которых федерализм, прямая демократия, налоговая автономия и многие другие. В реальной жизни кантоны, общины, люди, стараются просто лишний раз не задевать друг друга, жить своей жизнью.
Между Женевой и Санкт-Галленом, например, скорее, больше различий, чем сходства. Но их объединяют упомянутые выше ценности».

Как рассказал Игорь Петров, федеральные чиновники обязаны знать как минимум два государственных языка — немецкий и французский, плюс желательно английский, на кантональном уровне — как минимум язык своего кантона. «А в любом ресторане или кафе в Женеве, Цюрихе или Берне официанты свободно говорят на трех языках. В магазинах Швейцарии вам ответят на всех официальных языках», — отметил историк.
Воспитание и закрепление
Уважение к нацменьшинствам и их языкам воспитывают в швейцарцах с детства, в том числе в школах. А закрепляют его с помощью главного политического инструмента страны — прямой демократии и системы референдумов, которые в Швейцарии проводят чаще, чем в любой другой стране мира. СМИ в Швейцарии издаются и вещают на всех четырех языках.
Ги Меттан
президент швейцарского пресс-клуба
«В швейцарцах укоренилась толерантность к другим языкам и этносам. Благодаря этому внутри страны снизилось влияние соседних стран — Франции, Германии, Италии. В Молдове может быть то же: признайте русский язык официальным, и, я уверен, Россия снизит свое влияние в вашей стране. Ей незачем будет вмешиваться, некого будет защищать»
Возможно ли в Молдове светлое языковое будущее
Эксперты считают, что возможно. И для этого совсем не обязательно закреплять за русским статус второго государственного или официального языка, уверен Вячеслав Балан.
Для начала, отметил он, надо деполитизировать и деидеологизировать вопрос и обеспечить людям возможность общаться друг с другом и с государством на языке по их выбору. Это означает, в том числе, доступность образования, медобслуживания и других госуслуг в регионах с компактным проживанием нацменьшинств на их языках.

Именно это предполагает Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств, которую Молдова подписала еще в 2002 году, но до сих пор не ратифицировала. Суть Хартии в том, что все языки, признанные региональными, должны получить определенные права и возможности для использования в системе образования, в судах, органах власти и местного самоуправления, в СМИ и сфере культуры. После ратификации Хартии, отметим, Армения, Польша и Румыния признали русский одним из своих региональных языков.
Следующий важный шаг, по мнению Вячеслава Балана, — обеспечить возможность всем желающим, причем бесплатно или за символическую плату, выучить государственный язык. Но сегодня курсы румынского языка сконцентрированы в основном в Кишиневе, а в районах, особенно в русскоязычных Бельцах, Гагаузии и Тараклии, нет курсов подобного уровня. Поэтому, считает эксперт, дело не в том, что «русскоязычные не хотят» учить государственный язык, а в доступности и качестве обучения.

Даже оканчивая самые лучшие русскоязычные лицеи, отметил Балан, молодые люди часто не в состоянии не только поступить и учиться в вузе на румынском языке, но и просто поддержать полноценную беседу на этом языке. В Гагаузии и Тараклии, посетовал эксперт, дела обстоят еще хуже, так как в школах не хватает преподавателей румынского языка, а, кроме того, в автономии отсутствует языковая среда. По мнению Балана, сегодня в Молдове можно хорошо выучить румынский язык, либо наняв дорого репетитора, либо предприняв радикальные шаги — например, уехав на год в Румынию.
Но, чтобы эти условия языкового и межнационального мира стали реальными, нужна политическая и общественная воля. И тогда в Молдову придет демократическое многоязычие, а вместе с ним мир и процветание, считает эксперт.
Текст: Екатерина Кожухарь
Оформление: Татьяна Булгак