Пятница 24 ноября 2017
$ 17.4047 20.6185

«Даже в детсадах знают, что наш язык — румынский». Как авторы законопроекта убеждали депутатов изменить название госязыка

Парламентская комиссия по культуре, образованию, исследованиям, молодежи, спорту и СМИ дала положительное заключение на законопроект об изменении в Конституции названия госязыка с молдавского на румынский. Решение было принято после жарких дискуссий: один из авторов законопроекта, либерал-демократ Мария Чобану (на фото), призывала «восстановить историческую справедливость», а либерал Лилиан Карп даже пообещал уйти из политики, если законопроект поддержат социалисты. Тем не менее, по данным NM, чтобы узаконить статус румынского как государственного, авторам инициативы не хватит голосов в парламенте.

Проект поправок в Конституцию обсудили на заседании профильной парламентской комиссии 15 ноября. Представляла законопроект один из его авторов депутат от Либерально-демократической партии Мария Чобану. Она заявила, что этот проект не такой, как многие другие, потому что «люди ждали его очень много лет». Еще одним аргументом Чобану в пользу изменения названия госязыка был такой: на заседание комиссии она пришла с учебником румынского языка, пояснив, что даже «малыши в детских садах знают, что наш язык — румынский».

«Необходимо восстановить историческую справедливость», — подчеркнула Чобану. Недопустимо, добавила она, голосовать по этому вопросу, исходя из политических соображений и просто потому, что некоторые политики хотят на выборах получить как можно больше голосов.

newsmaker.md/rus/novosti/potyanuli-za-yazyk-poslednyuyu-tochku-v-voprose-nazvaniya-gosudarstvennogo-yazyka-34384
 

Чобану также дала понять, что депутатам не следует пренебрегать решением Конституционного суда (КС), который дал положительный отзыв на законопроект об изменении названия госязыка в Конституции. Кроме того, как подчеркнула Чобану, о том, что в Молдове говорят на румынском языке, «безапелляционно заявляли многие известные в области лингвистики люди: Николае Корлэтяну, Силвиу Дережан, Анатол Чобану, Ион Унгуряну и другие».

В свою очередь, председатель комиссии демократ Владимир Хотиняну, пытаясь убедить депутатов поддержать проект, ссылался на российских ученых. Он сообщил, что и российский академик Дмитрий Лихачев «называл наш язык румынским». Более того, о том, что в Молдове говорят на румынском, по словам Хотиняну, заявлял также российский профессор Сергей Капица. «В 2009 году к великому интеллектуалу Сергею Капице, которого мы знаем с детства по передаче «Очевидное и невероятное», постучали в дверь, чтобы взять интервью, [представители молдавской национальной библиотеки]. Ему сказали по-русски: «Здравствуйте, Сергей Петрович». А он ответил: «Мэй, парни, вы что, забыли свой румынский язык?». Давайте вспомним о правде, которую мы сейчас не можем отрицать», — призвал Хотитиняну.

Социалист Влад Батрынча, взяв слово, ссылался на заявления других известных людей. Он отметил, что Дмитрий Кантемир, Ион Крянгэ, Ион Друцэ называли язык «молдавским». Батрынча предложил не вступать в полемику о том, сколько писателей и ученых высказывались о названии «нашего языка», а сосредоточиться на проблемах, с которыми сталкиваются граждане. Батрынча выразил опасение, что этот проект разделит общество. «Давайте дадим отрицательный отзыв на этот проект и будем заниматься решением реальных проблем — бедностью и коррупцией», — призвал социалист.

Либерал Лилиан Карп, вступив в дискуссию, отметил, что «мы признаем языки наменьшинств — гагаузский, украинский и другие, и просим признавать и наш язык». «Когда доходит дело до признания исторической правды, начинаются эти жонглирования вокруг того, что было сначала. Хочу сказать, что процессы формирования наций закончились в 19 веке. Даже русские в 16 веке не называли свой язык русским. Мы не зря столько денег выделяем Академии наук, чтобы там изучали такие вопросы. Академики уже ясно высказались о названии языка: он — румынский», — констатировал либерал.

И призвал Батрынчу проголосовать за проект, пообещав взамен уйти из политики. Однако Батрынча призыв проигнорировал.

Против законопроекта выступил и депутат от Демпартии Николай Дудогло. «А за мной еще 160 тыс. жителей Гагаузии, и они тоже его не поддерживают», — сказал Дудогло на русском языке.

«Как не стыдно, как не стыдно», — полушепотом комментировала Чобану заявления Дудогло.

В отличие от Николая Дудогло, демократ Дмитрий Дьяков отметил, что всегда называл язык румынским. «Это деликатный вопрос, и политики отражают настроения в обществе, в котором нет единого мнения. Для решения этого вопроса нужно время», — сказал Дьяков. Он добавил, что поддерживает изменение названия госязыка, но сейчас, по его мнению, этот проект не стоит выносить на обсуждение в парламенте.

В дискуссию вновь вступил Влад Батрынча, Он заявил, что «название государственного языка — суверенное право народа», и, согласно европейской практике, окончательное решение в таких вопросах должен принимать народ на референдуме.

«Название языка не определяется на референдуме!»,— парировала Чобану.

В итоге комиссия дала положительный отзыв на законопроект: «за» проголосовали пять депутатов, «против» — социалисты Влад Батрынча, Марина Радван и демократ Николай Дудогло, а демократ от ДПМ Елена Гудумак воздержалась.

Батрынча назвал голос Дмитрия Дьякова, поддержавшего проект, «золотым», а затем социалисты покинули заседание комиссии. Дьяков вслед отметил, что «обсуждение этого проекта в парламенте — совершенно другой вопрос».

«Как вам укажут, так и будете голосовать», — заявила Мария Чобану. В ответ Дьяков и Хотитяну заверили, что никто в ДПМ не будет давать никаких указаний по этому вопросу.

В беседе с NM Дмитрий Дьяков отметил, что сейчас вынесение этого вопроса на обсуждение в парламент спровоцирует возведение очередных баррикад.

Законопроект об изменении Конституции, отметим, могут рассмотреть на пленарном заседании парламента только по прошествии полугода с момента регистрации документа в парламенте. Чтобы такой законопроект был принят, за него должны проголосовать не просто большинство, а две трети или 67 депутатов. Поэтому без поддержки большинства членов фракции Демпартии у проекта нет шансов.

На вопрос NM, готово ли большинство депутатов ДПМ поддержать проект, Дмитрий Дьяков ответил, что в «партии не могут обязать депутатов голосовать за проект, и это ни для кого не секрет».

Для того чтобы проект утвердили, авторам инициативы необходимо, чтобы за него проголосовали по меньшей мере 38 демократов. По данным NM, во фракции ДПМ не наберется такого числа голосов в поддержку изменения в Конституции названия государственного языка.

Между тем в беседе с NM Мария Чобану назвала «большим позором» тот факт, что в Молдове «в третьем тысячелетии продолжают дискутировать о названии государственного языка». «Мы шли к этой инициативе с момента получения Молдовой свидетельства о рождении, то есть Декларации о независимости. В ней черным по белому написано, что наш язык — румынский», — заявила депутат.

На вопрос NM, когда появился термин «молдавский язык», она отметила, что «язык — это объект изучения науки». «Когда нас оккупировали, большевики поставили цель как можно дальше отделить нас от нашей национальной румынской идентичности и языка и изобрели "молдавский язык"», — добавила она.

На вопрос, когда появился термин «румынский язык», Чобану ответила, что он «существовал всегда».

На повторную просьбу ответить, в каком веке появилось определение «румынский язык», Чобану возмущенно заявила, что журналист NM «молодая, и в школе изучала румынский, и должна знать, что государственный язык — румынский».

Затем Мария Чобану поспешила зайти в кабинет, громко хлопнув дверью.

Галина Васильева

Партнерские ссылки