Четверг 27 апреля 2017
$ 19.2567 20.9869

Диверсанты в Крыму. Кому это выгодно?

10 августа российское ФСБ сообщило о поимке украинских «диверсантов», которые готовили в Крыму террористические акты. Российский и украинский президенты обменялись обвинениями, Киев привел в боеготовность войска на границе с Крымом и в Донбассе. Появилось немало версий о том, что происходит. Внимание NM привлек анализ ситуации от главреда сайта Carnegie.ru Московского Центра Карнеги Александра Баунова. 

В произошедшем в Крыму, пишет Баунов, можно углядеть цели и выгоды и Украины, и России: «Украина никак не возражала бы против того, чтобы из Крыма стали приходить новости о вооруженном насилии. Главная радость тут не в срыве туристического сезона и не желание заставить крымчан пожалеть о своем вероломстве. Главное в том, что России довольно быстро удалось разделить вопросы о Донбассе и Крыме. Один обсуждается на мирных переговорах, другой нет: зачем, там и так тихо. Снятие всех серьезных санкций с России связывают с урегулированием в одном Донбассе. И чем больше проходит времени, тем дальше расходятся оба вопроса. Момент, когда их все еще возможно объединить, может быть упущен навсегда. По этому поводу растут претензии украинского общественного мнения. Насилие в Крыму могло бы втянуть Крым в область обсуждения вопросов войны и мира, в контур переговоров, вернуть разделенные вопросы к первородному единству». 

Что касается России, то, по мнению автора, ее цели заметны по словам ее официальных спикеров. И вряд ли одна из таких целей непосредственно и сразу война. «Это противоречит логике последних действий, которые в целом выглядят как курс на снятие санкций, возвращение отношений с Западом на докрымский уровень и демонстрацию собственному народу не только внешнеполитического могущества, в котором все уже убедились, но и способность к внутренним достижениям. Разумеется, если таких достижений не последует, то все может пойти в дело, но ведь пока толком и не начинали».

Баунов считает, то Россия использует произошедшее в Крыму как попытку четче обсудить с Западом тему недоговороспособности украинского руководства. 

«Украина является одной из сторон мирных переговоров, однако любит в них сам процесс, а не результат. Результат Минских соглашений, по которым страна должна принять в свой состав навязанную Россией автономию, да еще и в разрушенном виде, ни украинскую общественность, ни украинских политиков не устраивает, и их в общем можно понять», — пишет главред Carnegie.ru. 

Историю с крымскими диверсантами руководство России, отмечается в публикации, пока отрабатывает в виде ультиматума западным участникам переговоров: «Сами говорили, что у проблемы Крыма и Донбасса нет военного решения, тогда реализуйте мирное. Если даже вам это не под силу, Россия оставляет за собой право на собственный следующий шаг. Или Минск в ближайшее время, или простор для творчества».

Следующим этапом творчества совсем не обязательно будет война. Это может быть, например, одностороннее изменение статуса сепаратистских республик: референдумы о независимости, на сей раз признанные Россией, и следующие за ними военные гарантии. Информация о том, что обсуждается разрыв дипотношений с Украиной — из этой повести. Это не значит, что в Москве уже решили действовать именно так, но это значит, что в ситуации, когда, по словам Путина, Украина «перешла к террору», Россия выговаривает себе право на отступление от нынешнего плана. Если раньше Россия твердо считала Минские соглашения своим планом, то теперь она дает понять, что у нее может появиться право на новый, отличный от них план. 

NM привел лишь некоторые выдержки из авторского материала. С его полной версией можно ознакомиться здесь.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.