Воскресенье 4 декабря 2016
$ 20.2546 21.566

Дмитрий Гвиндадзе: «Молдова остается одной из беднейших стран в Европе»

  • Ведущий экономист ЕБРР Дмитрий Гвиндадзе
    Фото: primetimenews.ge
    Ведущий экономист ЕБРР Дмитрий Гвиндадзе

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) представил новый прогноз роста экономики Молдовы. Ведущий экономист ЕБРР Дмитрий ГВИНДАДЗЕ рассказал корреспонденту NM Инне КЫВЫРЖИК, почему, несмотря на российское эмбарго, прогноз не изменился по сравнению с майским и почему население не почувствовало рекордный (почти девятипроцентный) рост экономики, зафиксированный в Молдове в прошлом году.

 — В исследовании ЕБРР от 9 сентября говорится, что эффект от российского эмбарго на поставки продовольствия может снизить темпы роста ВВП Молдовы на 0,9%. Тем не менее последний прогноз (от 18 сентября) ЕБРР по росту экономики не изменился по сравнению с майским и остался на уровне 2%. Почему?

— Позвольте мне объяснить: сентябрьские прогнозы ЕБРР вышли под заголовком «В тени российско-украинского кризиса». Обострение кризиса привело к понижению прогноза ЕБРР по росту экономики для всего региона Восточной Европы и Кавказа, к которому мы относим Молдову. На данный момент мы считаем, что экономика этого региона в целом сократится в 2014 году на 3,6%, а в 2015-м — на 0,5%. Для сравнения, в 2012 году темпы роста в этом регионе составили 1,4%, а в 2013-м — 1,8%. Это в значительной степени обусловлено существенным экономическим спадом на Украине, темпы которого на этот год мы оцениваем в 9%. Российско-украинский кризис привносит дополнительные риски, которые материализуются по целому ряду каналов, будь то торговля, денежные переводы, инвестиции или курсы обмена валют.

Экономике Молдовы мы прогнозируем рост на 2% в 2014 году и на 4% в 2015 году, что совпадает с нашим майским прогнозом. Что касается анализа о влиянии запрета на ввоз продовольствия в Россию, он предлагает пищу для размышлений о том, как запрет, введенный Россией на импорт продуктов питания с Запада, может по-разному повлиять на разные страны, в том числе и на саму РФ.

Сельскохозяйственный сектор составляет значительную долю ВВП Молдовы, а на Россию приходится значительная часть экспорта фруктов из РМ, поэтому мы пришли к выводу, что сокращение ВВП Молдовы из-за российского запрета может составить до 0,9%. Следует иметь в виду, что наш прогноз роста ВВП Молдовы (на 2% в 2014 году) учитывает наметившиеся к настоящему времени тенденции и охватывает многие проблемы, которые вытекают из последних событий в сфере торговли и инвестиций в регионе Восточной Европы и на Кавказе.

— Кроме эмбарго есть другие отрицательные факторы, о которых, кстати, говорил ЕБРР: продолжение российско-украинского кризиса и стагнация в России. Тем не менее прогнозы молдавских и международных экспертов по росту ВВП РМ весьма оптимистичны — от 2% до 3,5%. Почему?

— Как мы и написали в докладе, нестабильная ситуация с безопасностью на Украине делает прогнозы крайне неопределенными. Продолжающийся кризис и связанный с ним разрыв торговых и инвестиционных связей в регионе может еще больше снизить желание идти на риски, ослабляя уверенность инвесторов, покупателей и кредиторов. Затянувшийся кризис приведет также к дальнейшим колебаниям валютных курсов, что повлияет на относительно конкурентоспособные позиции стран региона. Молдова, как и все страны Восточной Европы и Кавказа, является частью этого регионального контекста и, естественно, ощущает это влияние.

— Какие еще внешние и внутренние факторы влияют на молдавскую экономику?

— Таких факторов много. Молдова — часть глобальной и региональной экономики, поэтому все, что происходит в регионе, влияет на события в ее собственной экономике. Например, изменения валютного курса на Украине и в России — важных торговых партнерах Молдовы — не могут пройти незамеченными. Эти изменения влияют на относительную конкурентоспособность молдавской продукции. Санкции, связанные с торговлей, перестраивают торговые отношения и побуждают правительства зондировать новые почвы, исследовать новые ниши и торговые каналы. Замедление экономического роста в России может привести к сокращению объема денежных переводов, поступающих в Молдову. Аналогичным образом поток денежных переводов в Молдову зависит также от состояния экономики Еврозоны.

Поток инвестиций зависит от разницы в процентных ставках, инвесторы хотят получить адекватную отдачу с поправкой на риск. Там, где риски значительны, международные инвесторы будут требовать и значительных уровней доходности. Чем выше риски, тем выше уровни доходности, которых ожидают от инвестиций. Все страны, в которые инвестирует ЕБРР, к настоящему времени интегрированы в глобальную экономику, поэтому «внешние» факторы нельзя не принимать во внимание. При этом чаще всего внутренние факторы становятся еще более важными. Насколько благоприятен деловой климат? Не лежит ли на предприятиях слишком тяжелое нормативно-правовое бремя? Насколько здоров банковский сектор, сильны госфинансы, сбалансирован госдолг, устойчива чистая инвестиционная позиция в международном масштабе, управляемы риски рефинансирования и ликвидности, объективна и профессиональна система правосудия, ответственна и стабильна отечественная политика, насколько зрелой является политическая культура? Вот те вопросы, которые нынешние и будущие инвесторы в экономику Молдовы — большие и малые, местные и международные — неизменно задают, прежде чем принять решение о начале осуществления своих проектов. Следовательно, важно постоянно содержать порядок в собственном «доме». Это особенно важно сейчас, учитывая новые региональные реалии, о которых я уже говорил.

— Насколько ощутимое влияние на экономику Молдовы оказывает ситуация на банковско-финансовом рынке страны, озабоченность по поводу которой не раз высказывал ЕБРР?

— Банковский сектор — стержень экономики. Это относится в равной степени к Молдове и к любой другой стране. ЕБРР вкладывает значительную долю своих ресурсов в финансовый сектор стран, в которые инвестирует посредством широкого спектра кредитов, сделок с акционерным капиталом и других инструментов. ЕБРР накопил богатый многолетний опыт работы в этой сфере, и у нас есть реальные возможности помочь улучшить ситуацию путем сотрудничества. В Молдове, где малые и средние предприятия составляют значительную часть реального сектора, мы можем использовать банки в качестве финансовых посредников, то есть как каналы, распределяющие кредиты по заведомо рентабельным проектам. Это приносит конкретную пользу людям, содействует созданию рабочих мест и снижению уровня бедности.

Если финансовый сектор слаб, а управление им осуществляется непрозрачно, он является реальным препятствием для развития. И, наоборот, если финансовый сектор управляется эффективно, структура собственности бенефициаров прозрачна, стандарты корпоративного управления находятся на высоком уровне, судебная практика соответствует требованиям, суды отделены от политики и интересов определенных групп, кредитно-информационная инфраструктура создана, прозрачность рынка обеспечена, стандарты отчетности соответствуют высокому уровню качества, а регулятор осуществляет необходимый контроль, то финансовый сектор более стабилен, более устойчив к внешнему и внутреннему давлению, более способен направлять кредиты на реализацию продуктивных возможностей. Чем лучше регулируется финансовый сектор, чем он более прозрачен и эффективен, тем больший вклад может внести ЕБРР посредством должного финансирования и путем оказания помощи в привлечении других международных инвесторов и кредиторов.

— Некоторые эксперты в качестве одного из отрицательных факторов называют девальвацию лея? Что вы об этом думаете?

— В Молдове «плавающий» курс обмена. Чтобы предотвратить чрезмерные колебания курса обмена лея к доллару США, центральный банк Молдовы время от времени и в меру необходимости осуществляет интервенции на валютном рынке. Такие вмешательства не направлены на изоляцию курса обмена от фундаментальной стоимости, то есть он определяется рынком.

— Восток и Запад — чье влияние сегодня сильнее на экономику Молдовы?

— С течением времени весь регион Восточной Европы и Кавказа становится все более интегрированным в глобальную экономику. Взгляните на эту взаимозависимость с точки зрения концентрических окружностей. События у ближайших соседей Молдовы, естественно, влияют на Молдову больше, чем отдаленные тенденции — будь то в дальних странах Европы или в государствах Азии.

А теперь посмотрим на самый последний глобальный экономический кризис — 2008-2009 годов. Глобальный кризис, который начался в США, быстро пересек океан и спровоцировал значительные последствия для роста в Еврозоне. Последующие глобальные финансово-экономические вызовы принесли колоссальные проблемы для всего восточноевропейского региона.

Валовый внутренний продукт Молдовы в 2009 году, когда глобальный кредитный обвал чувствовался сильнее всего как в мировом, так в региональном масштабе, сократился почти на 6%. Другими словами, события, кажущиеся далекими, могут влиять на те страны, которые, казалось бы, никак не могут пострадать от этих событий. Поэтому политикам сегодня нужно постоянно быть настороже. Отечественная экономика должна быть стойкой, стратегически управляемой и диверсифицированной — это может стать амортизатором от неблагоприятного внешнего давления. Если ваша экономика устойчива и диверсифицирована, то усиление взаимозависимости, о котором я говорил ранее, может сослужить вам хорошую службу, так как оно перенесет вас неизмеримо ближе к глобальным торговым и инвестиционным потокам, интегрирует вас в глобальные цепочки создания добавленной стоимости.

— Может ли открытие рынка ЕС для Молдовы, которое частично произошло с 1 сентября, снизить зависимость республики от Востока?

— Свободная торговля с Европейским союзом (ЕС) очень важна. И важна она не только для торговли как таковой, но и для привлечения инвестиций. Евросоюз — огромный рынок. Валовый внутренний продукт ЕС в 2014 году, как ожидается, превысит $18 трлн. Население ЕС — более полумиллиарда человек. Географически Молдова расположена в середине Европы, поэтому вы можете получать пользу от торговли, инвестиций.

Поэтому да, эта новая глава сотрудничества с ЕС может помочь диверсифицировать экономику Молдовы. Важно, что структурные реформы открывают возможности роста, банковский сектор может направлять средства на рентабельные, подходящие для инвестирования проекты. Другими словами, есть программа масштабных, неотложных внутренних реформ, которые необходимо провести, чтобы в полной мере пользоваться выгодами новой, расширенной формы отношений с ЕС. ЕБРР готов помочь в этом.

— Что дает Молдове рост экономики в 1-2%? Ощущает ли его реальный сектор, граждане? Какой рост ВВП необходим Молдове для качественных изменений экономики и повышения благосостояния граждан?

— ВВП Молдовы на душу населения, по прогнозам, в 2014 году составит около $2,3 тыс., то есть Молдова остается одной из беднейших стран в Европе. В следующие годы вам потребуется обеспечить устойчивость роста. Рост для Молдовы крайне важен, и его можно обеспечить только посредством повышения производительной способности экономики, на основе диверсифицированной экономической базы. Структурные реформы, как я упоминал выше, также имеют большое значение. В итоге выход Молдовы на уровни экономического благосостояния, скажем, Центральной и Восточной Европы может быть обеспечен только на основе роста.

Устойчивый экономический рост крайне важен. Многим странам удается обеспечить рост на некоторое время, но после этого идут спады, макроэкономические корректировки, дисбалансы. Молдове следует приложить все усилия, чтобы избежать этого. Нужен устойчивый рост. Рост увеличивает общий размер экономического «пирога», он перераспределяется сверху вниз, помогая сокращать уровни бедности и создавать рабочие места. Таким образом он трансформируется в ощутимые выгоды для людей.

— Почему прошлогодний рост ВВП Молдовы на 8,9% (самый высокий в регионе) никак не повлиял на уровень жизни граждан?

— Устойчивый рост на протяжении многих лет увеличивает запас богатства. Нельзя рассчитывать на высокий уровень социального благосостояния, имея ВВП на душу населения около $2,3 тыс. Молдавской экономике нужно продолжать расти. Люди начнут это чувствовать при условии, если власти будут проводить правильную госполитику, групповые интересы будут изолированы, банковский сектор станет прозрачным, эффективным и будет направлять кредиты на реализацию рентабельных проектов, давая возможности людям, которые хотят и могут вести бизнес, это делать.