1ºC Кишинёв
Среда 21 февраля 2018
$ 16.6347 20.5415

Дмитрий Гвиндадзе — NM: «Нынешняя ситуация в банковском секторе — это печальный пример того, что происходит, когда отсутствуют прозрачность и надлежащее управление»

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) представил новый прогноз роста экономики Молдовы. Ведущий экономист ЕБРР Дмитрий ГВИНДАДЗЕ рассказал NM, почему прогноз был снижен, из-за чего, по его мнению, в Молдове случился банковский кризис и обесценился лей.

— ЕБРР снизил прогноз спада ВВП Молдовы с 0% до 2%. С чем связан столь пессимистический прогноз банка?

— Прогноз связан с несколькими факторами. Среди основных — существенное снижение денежных переводов трудовых мигрантов, в частности из России, которая формирует чуть меньше 2/3 общей суммы переводов. Также снижается экспорт в Россию — из-за экономического спада там и торговых ограничений [со стороны РФ].

Не меньшую роль играет и инвестиционная активность в Молдове, которая напрямую зависит от уровня бизнес-климата. Стране крайне необходим здоровый банковский сектор — стабильный, прозрачный, ориентированный на развитие реального сектора экономики.

newsmaker.md/rus/novosti/otchet-vsemirnogo-banka-o-vedenii-biznesa-v-moldove-vzyatki-rastut-chislo-proverok-12426

Внутригосударственные экономические реформы и качество управления в банковском секторе приобретают особую значимость в сегодняшнем довольно непростом региональном экономическом контексте, принимая во внимание прогнозируемый экономический спад в Украине, Беларуси и России в 2015 году.

— В своем новом прогнозе ЕБРР пишет, что ухудшение прогноза роста экономики объясняется «уменьшением объема денежных переводов и экспортной выручки, что отражает усилия Молдовы по переориентации торговли от России в сторону ЕС». Получается, что интеграция в ЕС отрицательно влияет на молдавскую экономику?

— Вовсе нет. В нашем прогнозе мы говорим, что ввиду уменьшенного объема денежных переводов и экспортной выручки крайне важно максимально использовать потенциал Соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

Подписав соглашение, Молдова находится лишь в начале пути. Чтобы полноценно воспользоваться всеми его преимуществами, нужно проделать большую работу, в том числе по гармонизации норм, правил и процедур в торговле.

Но соглашение об ассоциации — это не только торговля. Это еще и значимый стимул для развития многосторонних экономических и инвестиционных взаимоотношений со странами Европейского союза.

В 2015 году валовый внутренний продукт ЕС составит около $16 трлн. Для сравнения, это более чем в две с половиной тысячи раз больше, чем экономика Молдовы.

Будучи прямым соседом ЕС, Молдова может стать магнитом для европейских инвестиций, в том числе со стороны европейских предприятий, которые производили бы свою продукцию в Молдове и экспортировали ее в другие страны. Но для этого необходимо обеспечить качество инвестиционного климата и стабильность в банковском секторе страны.

— Как вы считаете, каковы основные причины банковского кризиса в стране? Я о скандале с выводом из молдавских банков миллиардов леев. Почему это стало возможным?

— Нынешняя ситуация в банковском секторе — это печальный пример того, что происходит, когда отсутствуют прозрачность и надлежащее управление. Проблемы назревали на протяжении нескольких лет; сейчас они достигли точки кипения и их необходимо оперативно и эффективно решить. Надо сделать так, чтобы подобное в Молдове больше никогда не повторилось. Каскад скандалов в банковском секторе подрывает доверие инвесторов, крайне тревожит международные финансовые институты, сильно бьет по социальному положению населения.

Сомнительные банковские операции, выдача кредитов связанным структурам и компаниям, которые не вовлечены в экономическую деятельность, вопросы касательно личностей конечных бенефициаров и акционеров банков — эти проблемы обсуждаются уже не первый день, их надо решать. Status quo не в интересах Молдовы и чреват плачевными экономическими, социальными и политическими последствиями.

— Молдавский лей стремительно обесценился в начале этого года. Какие, по вашему мнению, основные причины столь существенного падения лея — это внешние факторы либо и внутренние? Сказался ли на этом банковский кризис?

— Девальвация лея происходила в контексте девальвации региональных и глобальных валют по отношению к американскому доллару. Например, евро подешевел практически до паритета с долларом. Российский рубль в конце прошлого года резко обесценился, что вызвало «эффект домино» на региональном уровне: девальвировались белорусский рубль, украинская гривна (хотя для гривны важны были и другие факторы), армянский драм, грузинский лари. Даже азербайджанский манат после двух десятилетий стабильности обесценился на 25%. Фундаментальным фактором для регионального падения валют были сокращение экспорта и денежных переводов из России и притока капитала, а в некоторых случаях даже отток капитала.

В данном контексте главным фактором является способность государств противопоставить этим внешним вызовам обдуманную и рациональную фискальную и денежно-кредитную политику и претворить в жизнь необходимые структурные и финансовые реформы, которые повысят сопротивляемость внешним экономическим вызовам.

Вспыхнувший кризис в банковском секторе Молдовы только усугубил ситуацию.

Автор : NewsMaker

Партнерские ссылки