Четверг 23 февраля 2017
$ 19.9964 20.9943

Днестр встречи. Может ли Приднестровье стать площадкой сотрудничества Москвы и Запада

Новым президентам Молдовы и Приднестровья Игорю Додону и Вадиму Красносельскому предстоит заняться старой проблемой — урегулированием конфликта на Днестре, в который вовлечены Москва, Брюссель и Вашингтон, пишет российский еженедельник «Власть». Опрошенные изданием эксперты пытаются ответить на вопрос, может ли Приднестровье стать примером сотрудничества России и Запада.

Фирменный президент

В день президентских выборов в Приднестровье кафе «Сплетни» на первом этаже тираспольской гостиницы «Россия» возбужденно гудело. Здесь были депутаты Госдумы РФ и приднестровского Верховного совета, чиновники из российского правительства, члены команды спикера Вадима Красносельского, претендовавшего на пост главы непризнанной республики.

Столик с лучшим видом на телевизор занимал Виктор Гушан — владелец крупнейшего холдинга «Шериф», который в Приднестровье называют просто «фирмой».

Девиз «фирмы» — «Всегда рядом с вами!» — следует понимать буквально. Встречи с «Шерифом», контролирующим в Приднестровье множество компаний и бизнесов, избежать почти невозможно.

У холдинга есть футбольный клуб, спорткомплекс с ареной на 13 тыс. мест, винно-коньячный и пивной заводы, хлебокомбинаты, текстильная фабрика, крупный медцентр, сети супермаркетов и заправок, телеканал, оператор мобильной связи, рыбный комплекс по выращиванию осетров для производства икры, розарий и много чего еще.

Гостиница «Россия», где Виктор Гушан в день выборов следил за новостями о схватке спикера Вадима Красносельского с президентом Евгением Шевчуком, тоже принадлежит «Шерифу». Активом «фирмы» называют и парламент, большинство в котором контролирует поддерживаемая «Шерифом» партия «Обновление».

Именно «обновленцы» год назад выбрали спикером бывшего главу МВД Вадима Красносельского, который после завершения милицейской карьеры и до избрания в парламент в 2015 году работал в структурах «Шерифа».

Таким образом, 11 декабря «фирма» получила не просто дружественного, а буквально своего президента: Красносельский одолел Шевчука с результатом 62,3% против 27,38%.

Победу Красносельского праздновали тут же, в «России»: посетители «Сплетен» перебрались в гостиничный ресторан «Покровские ворота». А утром в конференц-зале по соседству с рестораном новоизбранный президент обозначил на пресс-конференции свои приоритеты. Он обещал продолжать курс на признание независимости Приднестровья, чтобы, как только это произойдет, республика могла войти в состав России. С Молдовой Красносельский намерен строить «добрососедские отношения» и решать экономические и гуманитарные вопросы.

Замечательный сосед

Лидер Партии социалистов Молдовы Игорь Додон, выигравший президентские выборы за месяц до приднестровских, на победу Красносельского отреагировал так, как никто из молдавских высокопоставленных чиновников никогда не реагировал на выборы в неподконтрольном Кишиневу регионе страны.

«Искренне поздравляю Вадима Николаевича с победой и предлагаю ему провести в течение ближайших недель встречу в Тирасполе. У нас накопилось немало тем для обсуждения. Я верю, что совместными усилиями нам удастся сдвинуть процесс приднестровского урегулирования с мертвой точки. На обоих берегах Днестра живут представители одного народа. В нашей общей истории были сложные периоды, но я верю, что нас объединяет намного больше, чем разделяет»,— написал Додон на своей странице в Facebook.

Раньше молдавские первые лица не то что не поздравляли с победой «сепаратистов» из-за Днестра, а вообще предпочитали не замечать выборы в непризнанной республике.

В предвыборной платформе Игоря Додона урегулирование приднестровского конфликта значится на третьем месте. Для сравнения, в программе Майи Санду, проигравшей ему во втором туре, восстановление территориальной целостности страны на десятом месте, после повышения качества образования и культурного развития.

В качестве модели урегулирования Игорь Додон продвигает федерализацию страны. «Наш народ будет воссоединен, станет единым целым, исчезнут административные барьеры. Приднестровье как субъект федерации сохранит за собой важную часть автономии, а также собственную специфику, включая часть своей символики и политического представительства»,— записано в программе социалистов.

Первый зарубежный визит Додон намерен совершить в Москву, куда его уже пригласил президент Владимир Путин. В нескольких интервью он повторил, что на встрече с российским лидером намерен поднять тему приднестровского урегулирования.

Официальная позиция Москвы в отношении Приднестровья не меняется долгие годы и недавно была подтверждена в новой «Концепции внешней политики Российской Федерации», утвержденной указом президента Путина от 30 ноября.

Россия, записано в документе, способствует «всеобъемлющему решению приднестровской проблемы на основе уважения суверенитета, территориальной целостности и нейтрального статуса Республики Молдова при определении особого статуса Приднестровья». Предлагаемая Игорем Додоном федерализация не только не противоречит этой формулировке, а по сути соответствует ей.

Против течения

В последнее время переговоры по урегулированию приднестровского конфликта в формате «5+2» (Молдова и Приднестровье — стороны, ОБСЕ, Россия, Украина — посредники, ЕС и США — наблюдатели) находятся в тупике. Председательствовавшей в ОБСЕ Германии удалось вернуть стороны за стол переговоров, но этим достижения в уходящем году ограничились. Президентские выборы на двух берегах Днестра были одной из причин пробуксовок.

Теперь же эксперты в Кишиневе и Тирасполе полагают, что избрание Додона и Красносельского способно оживить отношения сторон.

«Начался новый этап отношений Молдовы и Приднестровья,— сказал «Власти» экс-глава приднестровского МИДа, один из отцов-основателей непризнанной республики Валерий Лицкай.— У нас были разные периоды: были хорошие отношения, были ухудшения. Сейчас период больших надежд. Додон и Красносельский никак не связаны с конфронтацией и не несут ответственности за прошлое. Те расхождения, которые есть и которые они декларируют, не они создавали. Они просто вынуждены говорить то, что говорили до них».

Лицкай уверен, что в ближайшие годы возможности для взаимопонимания и компромиссов появятся не только у Кишинева и Тирасполя, но и на уровне глобальных игроков — России, США и ЕС.

«В мире очень много конфликтов. Чаша переполнена. Нужно эти зоны конфликтные как-то сокращать,— рассуждает эксперт.— С чего-то надо начинать и почему бы не с Приднестровья? В мире намечается изменение атмосферы, в том числе смягчение конфронтации великих держав».

О том, что приднестровский конфликт на фоне Сирии и Украины может стать примером позитивного взаимодействия Москвы и Запада, в беседе с «Властью» говорил после выборов в Приднестровье и высокопоставленный европейский дипломат. По его словам, непризнанная республика является неплохой площадкой для движения навстречу друг другу. К тому же конфликт здесь относительно несложный — в нем нет ни этнической, ни религиозной составляющих.

Глава кишиневского Института стратегических инициатив, бывший замглавы МИД Молдовы Андрей Попов также оптимистичен по поводу складывающейся внешнеполитической конъюнктуры.

«Можно ожидать, что уровень конфронтации между США и Россией, ЕС и Россией будет спадать и появится другая атмосфера. Закономерно ожидать темы для позитива, и этой темой может стать Приднестровье,— заявил Попов «Власти».— Но не в плане триумфального урегулирования. Внешние партнеры могут стимулировать более прагматичный подход Тирасполя и Кишинева к урегулированию. И тогда проявятся параметры и зоны для прогресса».