Вторник 21 февраля 2017
$ 20.0021 21.0881

Додон рассказал о пользе визитов в Москву и Брюссель, геополитической борьбе и отношениях с Плахотнюком

Президент Игорь Додон дал интервью радиостанции Europa Libera. В нем Додон рассказал о пользе своих визитов в Москву и Брюссель, сложностях внешней торговли на фоне геополитической борьбы, тонкостях изменения избирательной системы и отношениях с премьером, спикером и лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком. NM публикует выдержки из интервью. 

О визитах в Москву и Брюссель

Визиты в Москву и Брюссель имеют большое значение и для граждан, и для Республики Молдова как государства. Цель в одном и в другом случае была в том, чтобы попытаться найти конкретные решения для Молдовы.

В Москве повестка была четко направлена на мигрантов и экспорт. В результате переговоров с высшим руководством, с президентом России, насколько мне известно, 13 предприятий винодельческого сектора в ближайшее время, скорее всего, получат право экспортировать свой товар на российский рынок.

В этот список включен и Криковский комбинат, который, надеюсь, в ближайшее время вернется на российский рынок со своим прославленным шампанским, своими винами и т.д. Честно говоря, я настаивал во время встречи с г-ном Путиным [...] почему Криковский комбинат отсутствует? [...]

Что касается мигрантов, было сказано предельно ясно, что в МВД России, которое сейчас курирует миграционную политику, в последующие дни, надеюсь, до конца февраля соответствующий механизм будет принят и внедрен. (на встрече президентов шла речь об амнистии для трудовых мигрантов из Молдовы, которым запрещен въезд в РФ. — NM).

Относительно визита в Брюссель должен сказать, что этот визит был необходим для обеих сторон. Я увидел повышенный интерес со стороны руководства Еврокомиссии и Европарламента. Потому что в течение последних лет собеседники Еврокомиссии, Европарламента в Кишиневе, наши политики пытались создать впечатление, что говорить можно только с ними, а с левыми, которых они называли пророссийскими, «говорить не о чем».

У нас состоялся искренний диалог, местами конструктивный. Я рассказал о пробелах в реализации Соглашения об ассоциации [...] Поблагодарил за финансовое содействие, за безвизовый режим. 

О планируемых визитах

Думаю, будут визиты в Азербайджан, в Белоруссию, возможно, в Армению. Из стран Евросоюза, скорее всего, это Венгрия. Сейчас обсуждаются еще два-три варианта. В Молдову, скорее всего, в мае прибудет [президент Турции Реджеп] Эрдоган. Надеемся, в марте-апреле принять президента Туркменистана [Гурбангулы Бердымухамедов], который планирует открыть на юге страны социальный объект.

О внешней торговле и геополитической борьбе

Проблема в чем? Есть двусторонние соглашения о свободной торговле со странами СНГ, и есть Соглашение о свободной торговле с Евросоюзом. Один из наших партнеров, Российская Федерация, говорит, что Соглашение о свободной торговле с ЕС создает угрозу реэкспорта товаров через Молдова в РФ.

Чтобы найти механизм предотвращения этих угроз, я сказал предельно ясно: «Вы между собой, ЕС и Россия, ввели взаимные санкции. Почему маленькая страна, каковой является Молдова, должна страдать из-за вашей геополитической борьбы?». Моя идея проста: сесть всем вместе — Брюсселю, Москве и Кишиневу — и разобраться. «Вы ведете между собой геополитическую борьбу, но не вовлекайте и нас в эту войну. Мы страдаем от этого, в результате закрываются десятки тысяч рабочих мест» — таков мой посыл.

Его услышали и в Брюсселе. Его услышали и в Москве. И я оптимистично смотрю на решение этого вопроса. Но решение можно найти не в двустороннем формате, оно в любом случае будет установлено в трехстороннем формате. Можно пойти по другой формуле: обсуждает с россиянами, обсуждаем с европейцами; обсуждает с европейцами, обсуждаем с россиянами. Но все равно это будет трехсторонний формат. Убежден, этот механизм будет внедрен. И чем быстрее, тем лучше.

Что же касается геополитического вектора, то до следующих парламентских выборов, которые, как я надеюсь, состоятся в этом году, или до очередных выборов 2018 года, скорее всего, геополитический фактор не станет предметом референдума. Пройдут парламентские выборы, посмотрим, какое большинство сложится, и исходя из этого примем решение. В остальном же сотрудничаем со всеми — и на Востоке, и на Западе.

О газовом долге Приднестровья и назначении главы Moldovagaz

По новому главе Moldovagaz — мы не говорили в Москве ни о каких кандидатурах. Мы с [председателем «Газпрома» Алеексеем] Миллером обсуждали вопросы сотрудничества в целом, то, что связано с долгом, транзитом через Украину, как быть в случае приостановки поставок, обсуждали цены и тарифы.

О приднестровском долге за российский газ: Moldovagaz — дочернее предприятие «Газпрома», оно задолжало «Газпрому» $6 млрд или $7 млрд. Это двусторонние отношения между двумя экономическими агентами, пусть они и разбираются между собой. Правительство РМ никакого отношения к этому не имеет.

«Газпром» никогда не настаивал на том, чтобы Молдова, как государство, погашала долги потребителей левобережья Днестра. «Газпром» говорит предельно ясно: Moldovagaz — предприятие с совестным капиталом «Газпрома» и государства.

О трансграничном газопроводе Яссы-Унгены. Транзит российского газа по территории Молдовы ежегодно приносит предприятию Moldovagaz десятки миллионов долларов, которые идут в счет тарифа и компенсируют его определенную часть. Поэтому на среднесрочный период строительство газопровода Яссы-Унгены и Унгены-Кишинев стратегически важно для Молдовы. Потому что в случае возникновения угрозы транзита через Украину у нас должна быть альтернатива. Не знаю, газ там будет российский, или туркменский, или, возможно, газ будет из Ирана, который осуществляет сейчас поставки в Турцию.

О досрочных выборах

Действующая Конституция не предоставляет президенту и народу других механизмов для инициирования досрочных выборов], кроме двух существующих, но недействительных в нынешней ситуации. Речь идет об отставке правительства и не назначении нового премьера — это один вариант. И непринятие законов в парламенте — другой. Да, действующее большинство располагает достаточным количеством мандатов для обеспечения и первой, и второй задачи, хотя они не пойдут на то, чтобы сменить правительство или премьер-министра. Потому что в этом случае я заблокирую назначение любого кандидата на должность премьера.

До конца февраля, самое позднее в начале марта, я выйду с инициативой по изменению основного закона таким образом, чтобы президент имел право роспуска парламента при определенных обстоятельствах, кроме тех, что предусмотрены Конституцией.
Сейчас у нас четыре-пять вариантов, которые, кстати, применяются и на международном уровне, и в странах с полупрезидентским режимом правления.

Я не исключаю возможности проведения национального референдума по вопросу пересмотра Конституции, с предоставлением дополнительных полномочий главе государства. Наша цель – добиться досрочных парламентских выборов.

Об изменении избирательной системы

Выборы 2016 года и предыдущие кампании показали несовершенство действующей избирательной системы, в частности, в том, что касается голосования за рубежом. Вы видели, что диаспора не смогла проголосовать. В том, что касается обеспечения голосования определенных категорий, что-то нужно предпринять.

Переход на смешанную или одномандатную систему… Знаете, необходимо все взвесить. Мы с такой инициативой выходить не собираемся. И я не выйду, и, я уверен, фракция социалистов тоже.

Во-первых, я хочу посмотреть, с какой инициативой они (правящее большинство. — NM) выйдут. Но лично я склонен считать, что такие изменения преждевременны. Несмотря на то, что многие граждане этого хотят, о чем свидетельствует и недавний опрос. Люди ведь как рассуждают: президента они избрали, так надо самим выбирать и премьера, и прокурора, и депутата, и судью, и т.д. Я понимаю это, но нужно быть очень-очень-очень внимательными.

Поэтому давайте посмотрим, с чем выходят, что предлагают, хотя это очень рискованно, и я бы на данном этапе не стал торопиться. Давайте проведем досрочные выборы по существующей сегодня модели. Куда торопиться? Кто-то понимает, что придется попрощаться с парламентским большинством? Или в чем тогда проблема?

Все партии, которые были у власти в последние годы, не имеют никаких шансов получить парламентское большинство. Поэтому выгодно и ему, не буду называть никаких имен, не стану их рекламировать, выгодно всем тем, кто был до настоящего момента у власти.

Об отношениях с премьером, спикером и Плахотнюком

С Плахотнюком я не веду дискуссий. Я обсуждаю разные вопросы с государственными институтами — парламентом, правительством, аппаратом президента. Завтра или после парламентских выборов будет другой премьер, другой спикер, мы будем обсуждать с ними различные вопросы, но я сказал предельно ясно и [спикеру Андриану] Канду, и [премьеру Павлу] Филипу: «Хорошо бы обсудить в трехстороннем формате все происходящее. Я хочу привести аргументы. Может, и вам это выгодно? Давайте пойдем на досрочные парламентские выборы. Вы не видите, что происходит? Давайте посмотрим, что делать с законом о миллиарде. Давайте обсудим другие проблемы».

Я, например, считаю, что по приднестровской проблематике нам необходимо выработать единую позицию. Здесь не может президент говорить одно, а премьер — другое. Давайте найдем решение. Хорошо, мы не готовы к политическому решению, и Приднестровье не готово. Но проблемы людей есть, так давайте хоть по ним выработаем единую позицию, давайте обсудим. И я уверен, что такие обсуждения состоятся.

Николай Пахольницкий