Среда 16 августа 2017
$ 17.8557 20.8939

Дрэгуцану рассказал об инфляции, выведенных миллиардах и отчете Kroll

Глава Национального банка Молдовы (НБМ) Дорин Дрэгуцану не собирается подавать в отставку, поскольку НБМ сделал все возможное для предотвращения финансового кризиса. Об этом Дрэгуцану заявил на сегодняшней пресс-конференции, посвященной прогнозам по инфляции на 2015-2016 годы. Впрочем, инфляция на брифинге отошла на второй план. Главе Нацбанка пришлось отвечать на вопросы журналистов о выведенных из трех банков миллиардах и отчете об этом финансовых детективов из Kroll.

Представляя новый прогноз по инфляции, Дрэгуцану сообщил, что Нацбанк повысил прежний прогноз на 2015 год с 4,6% до 5,8%, а на 2016-й — с 5,8% до 6,1%. Новый прогноз, по словам Дрэгуцану, обусловлен обесцениванием национальной валюты в первом квартале этого года, а также возможным ростом тарифов на коммунальные услуги в третьем квартале. Кроме того, уточнил он, новый прогноз основан на прогнозируемом замедлении экономического роста в еврозоне и спаде экономики России. В ближайшие восемь месяцев, заверил Дрэгуцану, инфляция будет находиться в пределах установленного Нацбанком коридора — 5% ± 1,5%. В то же время, отметил он, начиная со второго квартала этого года и до первого квартала следующего возможны временные выходы инфляции за верхний предел коридора.

Выслушав отчет по инфляции, журналисты засыпали главу НБМ вопросами, однако касались они совсем другой темы: вывода из страны через три проблемных банка (Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank) миллиардов леев и отчета об аудите, который провели в этих банках финансовые детективы из американской компании Kroll.

Банки и миллиарды

Журналистов, в частности, интересовало, почему Нацбанк ничего не предпринял для предотвращения подозрительных транзакций, хотя из отчета Kroll следует, что регулятор о них знал. На этот счет Дрэгуцану сказал, что о транзакциях, проведенных 24-26 ноября прошлого года, когда деньги из трех молдавских банков были переведены на счета иностранных компаний в иностранных банках, в НБМ узнали только после введения спецуправления и получения доступа к документам. Дрэгуцану отметил, что сотрудники банков попытались скрыть характер этих сделок и ликвидировать ряд документов как в бумажном, так и в электронном виде, но специальным администраторам от НБМ удалось это предотвратить.

newsmaker.md/rus/novosti/delo-na-milliardy-10334
 

Дрэгуцану также заявил, что многие суммы, которые приводит пресса в связи с выводом денег из трех банков, не соответствуют действительности, поскольку в этих банках даже не было такой ликвидности. Впрочем, реальную, по данным НБМ, сумму Дрэгуцану не назвал.

Не назвал он и общую сумму помощи, которую правительство в виде кредитов (через НБМ) выделило для спасения трех банков. «На данный момент я не могу дать конкретную цифру»,— сказал Дрэгуцану, пояснив, что фактическая сумма будет зависеть от объема оттока депозитов из трех банков и последующих мер, которые будут приняты. При этом Дрэгуцану заявил, что появившиеся ранее в прессе суммы 16 млрд и 33 млрд леев — спекуляции.

newsmaker.md/rus/novosti/vyvedennye-milliardy-rastut-v-tsene-10584
 

Отвечая на вопрос о дальнейшей судьбе пропавших миллиардов, Дрэгуцану сказал, что если BEM, Banca Sociala и Unibank не смогут вернуть государству полученные срочные кредиты, то эти деньги станут внутренним госдолгом страны. Дрэгуцану заверил при этом, что его влияние на бюджет не будет катастрофичным, так как долг растянут на 10-20 лет.

Журналисты также упрекнули Дрэгуцану в том, что Нацбанк не ввел спецуправление в этих банках раньше, хотя видел неблагоприятную обстановку в них на протяжении минимум полугода до событий конца ноября прошлого года (о чем свидетельствовало принятие ряда поправок в финансовое законодательство.— NM). Дрэгуцану на это сказал, что если бы НБМ ввел спецуправление, как хотел, в январе 2014 года, то это оказало бы негативное психологическое влияние на всю банковскую систему и люди стали бы массово забирать из банков деньги. Нацбанк, по словам Дрэгуцану, заметил рост доли неблагоприятных кредитов еще в 2013 году, но сначала необходимо было провести законодательные изменения. «Только после всех законодательных поправок мы смогли ввести спецуправление, не оказав негативного влияния на другие банки»,— сказал Дрэгуцану.

Он также сообщил, что НБМ еще в конце 2013 года сообщал в Комитет по финансовой стабильности при тогдашнем премьер-министре Юрие Лянкэ о кражах в Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank, но правительство не предприняло никаких мер.

При этом Дрэгуцану заверил, что ситуация в трех банках, которые находятся под специальным управлением НБМ, не изменилась после его введения, банки выполняют все свои обязательства и любой клиент имеет доступ к своим счетам.

Kroll и другие

На вопросы о том, почему власти засекретили отчет Kroll, Дрэгуцану сказал, что конфиденциальность такого рода отчетов — нормальная мировая практика. Обычно в таких отчетах, пояснил он, упоминаются имена граждан и названия компаний, и это может стать нарушением принципа презумпции невиновности, поскольку только суд имеет право решать, кто виновен. Дрэгуцану также подчеркнул, что решение опубликовать отчет было личным решением спикера парламента Андриана Канду.

newsmaker.md/rus/novosti/demokraty-sdali-kroll-na-analiz-12396
 

На вопрос о том, зачем нужен был аудит Kroll, если, судя по отчету, большинство информации уже было известно и обнародовано до его публикации, Дрэгуцану сказал, что нужен был независимый анализ, а Нацбанку нужно было подтверждение того, что он уже знал раньше. Кроме того, это расследование — лишь первая фаза, она нужна была, чтобы понимать, в каком направлении идти дальше и где искать деньги, отметил Дрэгуцану, сравнив отчет с ежегодной сдачей медицинских анализов. «Вы же не требуете у лаборатории вернуть деньги, если результаты анализа оказались теми же, что и год назад, и вы не больны»,— пояснил глава НБМ.

За первой фазой расследования последует вторая, сказал Дрэгуцану, уточнив, что договор с компанией, которая будет заниматься вторым этапом расследования, может быть заключен уже в конце мая—начале июня. До конца следующей недели, добавил он, НБМ подготовит условия для участников конкурса по выбору компании, которая продолжит расследование.

Наталья Мельник