Понедельник 24 апреля 2017
$ 19.307 20.6585

«Если деньги пойдут напрямую правительству, высока вероятность их нецелевого использования». Интервью NM с представителями Crown Agents

Британская компания Crown Agents оказывает консалтинговые услуги и занимается госзакупками для правительств 100 стран мира, в том числе Молдовы. Директор по стратегии и развитию Crown Agents ДАНКАН ТОМСОН и cтарший специалист по закупкам ОЛЬГА СИЛЬВЕСТРОВА рассказали корреспонденту NM НИКОЛАЮ ПАХОЛЬНИЦКОМУ о проектах компании в Молдове и о своем предложении молдавскому минздраву сэкономить 44% бюджетных средств, идущих на закупку лекарств для онкобольных.

Ваша компания давно работает в Молдове, но о ней и ее деятельности у нас мало что известно. Расскажите, чем занимается Crown Agents?

Ольга Сильвестрова (О.С.): Crown Agents — компания с почти двухсотлетней историей, основная сфера ее деятельности — консалтинговый бизнес, а специфика — предоставление этих услуг правительствам разных стран. При этом мы работаем в проектах, финансируемых как из госбюджетов, так и международными донорами.

Есть ли определенная сфера, в которой вы консультируете правительства, или для вас нет ограничений?

Мы оказываем правительствам экспертную помощь, работая в трех основных направлениях: содействие экономическому росту, финансовое управление и реформирование системы здравоохранения. Еще одно гуманитарное направление бизнеса компании — обеспечение необходимых поставок в места, где произошли техногенные или природные катастрофы. Туда отправляется группа оперативного реагирования, чтобы обеспечить всем необходимым: медикаментами, палатками, одеялами.

Ваша компания, кроме того, занимается госзакупками для правительств многих стран, в том числе Молдовы.

Да, еще одно направление нашей работы — это поставки оборудования в рамках правительственных программ. Причем мы управляем этим процессом от начала и до конца: переговоры с производителем, закупка, доставка, распределение. С этого, собственно, началась работа нашей компании: мы организовывали поставки оборудования в страны, в которые было достаточно сложно обеспечить доставку товаров.

Обычно вы работаете с донорскими деньгами?

Да, чаще всего. И в Молдову мы пришли в 2004 году вместе с грантом правительства Японии (речь идет о программе JNPGA. — NM). Мы работаем с правительством Японии уже 25 лет. Поэтому нас выбрали и для программы в Молдове. В рамках этого проекта мы закупаем оборудование для малых и средних предприятий, которые получили гранты из средств японской безвозмездной помощи.

О какой сумме идет речь?

За четыре года мы освоили $14,5 млн.

Сколько всего было получателей грантов?

Точно сейчас не могу сказать, но около 200. Мы закупали оборудование для малых и средних предприятий в регионах, в основном, для сельхозбизнеса и переработки продуктов. Цель проекта — повышение конкурентоспособности молдавской сельхозпродукции и благосостояния сельчан за счет создания новых рабочих мест и модернизации производства. Мы поставили оборудование для нескольких швейных фабрик, для производства сыров, консервов, макарон, переработки дерева и металла.

Зачем Японии давать деньги на модернизацию молдавского сельского хозяйства? Закупаемое в рамках этого проекта оборудование должно быть японским?

Нет, таких ограничений нет.

А бенефициаров отбирали вы или министерство экономики, которое курирует эту программу?

Была создана отборочная комиссия из представителей японского посольства, минэкономики, правительства и Crown Agents.

Почему оборудование нельзя было купить напрямую, а только через вашу компанию?

Это было условием японского гранта. Если деньги пойдут напрямую правительству, очень высока вероятность их нецелевого использования. Мы выступаем гарантом того, что деньги будут израсходованы абсолютно прозрачно и по назначению.

Но в подобных ситуациях остается еще один местный «подводный камень»: бенефициаров отбирали с участием правительства, которое могло включить в проект близкую или «нужную» фирму.

Да, наши полномочия в этом ограничены. Мы можем обеспечить полную прозрачность процедур только там, где полностью отвечаем за процесс. Фактически нам предоставили список бенефициаров и того, что они хотят закупить. Мы организовали тендеры на закупки и обеспечили доставку оборудования из многих стран — от Европы до Китая и даже Филиппин.

А вы контролировали, как это оборудование используют?

Да, и мы, и министерство экономики, контроль был очень строгий. Покупателем оборудования было минэкономики, потом это оборудование передавали в лизинг бенефициарам, и они должны были выплатить 60% его стоимости, а 40% покрывались за счет японского гранта. Поэтому в интересах предпринимателей было запустить оборудование и получать доход. По условиям правительства Японии, собранные за лизинг средства реинвестировались в программу, поэтому она работает до сих пор, хотя финансирование закончилось в 2008 году. Привлекаются новые бенефициары, они получают небольшое финансирование — €30-€50 тыс., но его все равно достаточно, чтобы закупить оборудование, необходимое для открытия своего дела или модернизации производства. Раньше сумма, выделяемая одному бенефициару, могла доходить до €200 тыс. http://www.jnpga.md/

Эта программа вряд ли повлияла на экономику страны, а локальные эффекты вы анализировали?

Да, $14,5 млн — это мизерная сумма в масштабах даже небольшой страны. А вот местное влияние, конечно, было. Например, создание пекарни в селе дало рабочие места, местные налоги и обеспечило население продукцией.

Это единственный ваш проект в Молдове?

Нет, были еще проекты. Например, с нашей помощью Онкониститут был оборудован солнечными батареями. Проект реализован в 2012-2014 годах. Сейчас начинаем новый проект — закупку сельхозоборудования. Речь идет о программе 2KR (закупка сельхозоборудования в лизинг), которую тоже финансирует правительство Японии.

Да, но 2KR работает в Молдове давно.

Если точнее — с 2000 года. Но в этом году Crown Agents выиграла тендер правительства Японии на выполнение программы 2KR в Восточной Европе, Средней Азии и Африке.

Ваш основной профиль — экспертные услуги правительствам. Вы анализировали ситуацию в Молдове? Что ей мешает стабильно развиваться?

Даткан Томсон (Д.Т.): Почти две трети наших консалтинговых услуг связаны с системой здравоохранения. В 2014 году по приглашению правительства мы работали на Украине — программа была связана с закупкой лекарств для онкобольных. Мы сумели сэкономить 37% бюджета на закупки этих лекарств. После этого решили проанализировать ситуацию в Молдове. И выяснили, что цены, по которым государство закупает лекарства для лечения онкобольных, выше на 44%, чем могли бы быть. Мы подумали, что есть возможность обсудить это с вашим правительством.

О.С.: Мы проанализировали 28 препаратов, где знаем точную дозировку лекарств.

Почему цены оказались в два раза дороже, чем могли бы быть?

Один из факторов — небольшой внутренний рынок. Молдова закупает мало лекарств. Кроме того, влияют внутренние регуляторные ограничения и отсутствие конкуренции. Crown Agents может выйти напрямую на производителя, минуя дистрибьюторов.

Учитывая специфику Молдовы, основной причиной завышенной цены может быть чей-то коррупционный интерес.

Вполне. На Украине в результате исследования выяснилось, что коррупционная составляющая в стоимости лекарств для онкобольных достигает 40%. В Молдове такое исследование не проводилось, но подозреваем, что результаты могут быть аналогичные.

Тогда зачем властям сотрудничать с Crown Agents, если это может ударить по их интересам?

Очень хороший вопрос. Наш опыт показывает, что перемены начинаются там, где есть политическая воля, где есть реформатор, человек, который действительно хочет изменить систему. Так было и на Украине. В нужное время в министерстве здравоохранения оказался человек, который хотел изменить ситуацию. Мы надеемся, что в Молдове тоже найдется такой человек.

Думаете, найдется?

Мы надеемся, поэтому, чтобы показать результаты работы и заинтересовать, выступаем с открытым предложением и напрямую правительству, и через СМИ. Человек, который хочет добиться изменений, может использовать эту возможность.

Сколько это поможет сэкономить молдавскому бюджету?

Я не могу сказать точно, все зависит от объема закупок. Мы лишь проанализировали цены.

Как к вашей идее отнеслись в министерстве здравоохранения?

Д.Т.: Министра здравоохранения не было в стране во время нашего визита в Молдову в начале апреля.

Но у министра ведь есть замы.

О.С. Когда мы сообщили тему встречи, в министерстве сказали, что только министр уполномочен вести подобные переговоры.