Если не Воронин, то кто?
Юные комсомольцы рассказали, зачем им Партия коммунистов, и почему они в нее верят
Более 65% избирателей, проголосовавших на парламентских выборах 24 февраля, — люди старше 40 лет. Доля молодежи 18-25 лет в структуре проголосовавших составила всего 8,5%. В то же время многие молодые люди в Молдове не просто активно интересуются политикой, но и участвуют в ней — в каждой партии есть молодежная организация, членами которой нередко становятся даже школьники. NM решил познакомиться с самыми юными представителями молдавских партий, чтобы понять, зачем они идут в политику, почему выбрали ту или иную партию и какой видят Молдову.
Серию интервью NM продолжают представители комсомола — коммунистического союза молодежи, молодежной организации Партии коммунистов, по итогам последних выборов впервые за 20 лет не попавшей в парламент. Двое юных коммунистов рассказали, какую роль в их жизни сыграл портрет Ленина, почему они не смотрят телевизор, почему БАК надо сделать необязательным, и есть ли замена Владимиру Воронину.
  • Диана Волощук, 21 год
  • Студентка Государственного университета Молдовы, специальность — «Банки и финансы»
  • Партийный стаж — 7 лет
  • Диана Волощук, 21 год
  • Студентка Государственного университета Молдовы, специальность — «Банки и финансы»
  • Партийный стаж — 7 лет
Про семейную традицию и энергетику комсомола
В комсомол я попала в 14 лет, когда жила в Бессарабке. Мой отец в Партии коммунистов, мой дедушка в Партии коммунистов. Это уже семейное. Я — старший ребенок в семье, и папа не то чтобы заставлял, но предлагал мне попробовать, а там — как понравится. Вступить в комсомол было моим решением, но подтолкнул папа.

Мне нравилось и в нашей бессарабской комсомольской организации, и теперь в кишиневской. Потому что эти люди и их энергетика… Просто попадаешь туда и чувствуешь себя как дома. Даже когда мы обсуждаем дела, не связанные с партией, ощущение, что ты будто бы всю жизнь этих людей искал.

Про партию без денег и борьбу с закрытием школ
Мне кажется, что сейчас ПКРМ — единственная партия, которая готова бороться за идею. У которой нет большого количества денег, которая не раздает [перед выборами] по 200 леев, рис и макароны, не дает взятки в госструктурах. Мы боремся за наши идеи и за то, чтобы изменить ситуацию в стране.

Самыми важными задачами партии мне кажутся повышение зарплат и пенсий и борьба с высоким уровнем коррупции в стране. Что касается образования, я считаю, что половина молдавских вузов вообще не имеют права на существование. Они существуют на частной основе, держатся на взятках, а знаний там не дают. Еще одна задача — решить проблему со школами. Когда в районе оставляют одну школу, и дети в холод и жару должны ездить в соседнее село или город, то уже не до математики и румынского.
Про развлечения для молодежи и перемены в партии
В устройстве ПКРМ я бы изменила вот что: позвала бы больше молодых людей. Сейчас у нас в комсомоле достаточно много молодых людей, но когда-то их было больше. Потому что власть меняется, люди перебегают, считают, что где-то лучше, где для них устраивают бесплатные корпоративы или дают какие-то деньги за работу. Я действительно изменила бы только это, но чтобы пришли новые люди, их надо чем-то заинтересовать. И речь не только о молодых, но и о тех, кто постарше.

Я думаю, молодежь можно заинтересовать мероприятиями — экскурсиями, выездами. Например, на фестивали, такой как фестиваль в Сочи. Мы там увидели уйму интересных и знаменитых людей, которые говорят, а у тебя челюсть отваливается.

Нам надо делать то, что нравится молодежи — получать новые знания и опыт, заводить друзей, развлекаться.

В политике ПКРМ, я считаю, ничего не надо менять. Все идеи, которые сейчас продвигает партия, действительно могут изменить страну к лучшему. На листовках, которые мы раздавали, мы писали о том, что ПКРМ сделала девять лет назад, когда была у власти. И говорили о том, что это еще можно вернуть.

Про перемены в Молдове и «ком проблем»
У нас все проблемы одним узлом связаны. Миграция из-за чего? Из-за низких зарплат и безработицы. Безработица почему? Приходишь устраиваться на работу, а тебе говорят — зарплата 2 тыс. леев. А если нет опыта, работай месяц бесплатно и потом подумают, брать тебя или нет.

Миграция, безработица и низкие зарплаты — это, мне кажется, три самые важные проблемы Молдовы. Надо открывать больше предприятий и создавать рабочие места, а для этого нужна развитая экономика. Зарплаты зависят от работодателей. Но они часто назначают низкие зарплаты из-за высоких налогов: надо работать и себе в плюс, и зарплаты людям платить. Никто не будет работать в ноль. Поэтому надо менять и налоговую систему.

Про жульничество и предательство социалистов
В первую очередь нельзя жульничать. Нам выдали подписные листы для выдвижения кандидатов в депутаты, когда другие партии их уже сдали [в ЦИК]. За три-четыре дня другие партии собрали столько подписей и голосов, что это просто нереально. Целый день ходишь по квартирам, но кто-то не открывает дверь, кто-то говорит, как мне одна женщина сказала: извините, я подписалась за своего кума и больше не могу подписывать, и т. д. Это нереально.

Еще как-то были дебаты на Moldova 1. Там выступал представитель какой-то партии, постоянно что-то говоривший о мафии. Он все время переходил на личности: «Воронин — жулик», «Воронин — вор». У него был оппонент из Экологической партии. Вот он нормально держался: гнул свою линию, но никого не оскорблял.

Что касается критики социалистов, то у Партии коммунистов с ними личные счеты. Первые, кто должен их критиковать, — это мы. Сейчас их все критиковали из-за конкуренции [на выборах], а мы и не переставали критиковать. Для нас они — предатели и больше ничего.

Про телевизор и новости под диктовку
Читаю в основном Facebook, там публикуют новости с новостных порталов. Телеканалам я вообще не верю. Там никакой правды нет. Там говорят то, что им диктуют.

Поэтому читаю в интернете. Если новостной портал постоянно гнет одну и ту же линию — кто-то один хороший, то понятно, что все проплачено. Если есть разные мнения, то этому порталу можно верить. Телевизор смотрю только периодически и удивляюсь, как можно все это нести.

Про замену Воронину и его умение «заткнуть»
Никто не может заменить Владимира Николаевича. Сейчас никого не вижу на его место. Говорят, что человек уже в возрасте. Ну и что, что он в возрасте? Он говорит такие умные вещи, что может заткнуть любого человека, при этом не проронив ни одного ругательства и приводя только факты. Человек, который еще ого-ого, он всех победит, и все будет нормально.

  • Александр Буяновский, 22 года
  • Студент Государственного университета Молдовы, специальность — «Маркетинг и логистика»
  • Партийный стаж — 5 лет
  • Александр Буяновский, 22 года
  • Студент Государственного университета Молдовы, специальность — «Маркетинг и логистика»
  • Партийный стаж — 5 лет
Про портрет Ленина и первые протесты
В 2013 году мне было 17 лет: обычная школа, семья голосовала за коммунистов, но разговоров о политике дома не было. Знакомый рассказал мне про Партию коммунистов. Это было как раз тогда, когда она была в оппозиции и проводила зимой митинги.

Меня позвали туда: толпа людей, 50 тыс. или больше, все в красном, флаги, энтузиазм. Мне все это очень понравилось. Я сходил еще на несколько митингов.
Спустя примерно месяц меня позвали в офис комсомольской организации на Рышкановке. Захожу — там молодые ребята, портрет Ленина. Интересно! В 17 лет у меня не было ничего, кроме повседневной жизни в школе. А тут новые знакомства, люди. Никакой официальной части сначала не было.

Мы общались, и мне рассказали, что будут еще акции, а у памятника — возложение цветов. Я тогда ничем не занимался — ни спортом, ни какими-то увлечениями. Мне нечего было делать, а это лучше, чем сидеть дома, уткнувшись в компьютер.

Снова пошел, потом еще. Смотрю — затягивает. Уже подружились с этими ребятами, какие-то общие приколы появились. Нам, новеньким, предложили вступить в комсомол, мы заполнили анкету, проголосовали.

Тогда мы начали звать наших друзей по школе: приходите к нам, у нас весело, люди. Мы собирались и играли в мафию, монополию. Сначала нас не загружали политикой, ничего такого. А спустя три месяца, в 2014 году, был большой съезд партии. Мне 17 лет, я — темный лес. А тут прихожу — тысячи людей, президиум. Что такое президиум, я тогда еще не знал.

Про комсомол в Кишиневе и районах
Нам постепенно объясняли что-то [про политику]. Мы не только развлекались, у нас еще был свой календарь памятных дат. Мы — промолдавские и чтим наши молдавские традиции, а также партийные и комсомольские. Каждый месяц выезжаем в районы общаться с другими комсомольцами. В 70% населенных пунктах у нас есть свои райкомы.

В Кишиневе потяжелее, потому что здесь люди, особенно молодежь, больше сидят в интернете. Они по-другому все воспринимают. У них больше возможностей и времени, и они направляют их на что-то другое. Они не пытаются быть активными в жизни Молдовы. В районах по-другому.

Про эмиграцию и колл-центры
С 2001 по 2009 год коммунисты были во власти и постоянно повышали пенсии и зарплаты учителям, врачам, полицейским. Лечить, учить и защищать, как говорится. Школы развивали. Сейчас все наоборот. Два года назад мы ездили в районы и снимали социальный ролик про закрытие школ — люди плакали из-за этого.

Во время предвыборной кампании мы тоже были в районах. Обходили, допустим, 20 домов. И только в двух из них живут люди. Остальные — в Италии, в России.
Как-то общались с одной женщиной, она была вся в слезах: больше 10 лет работала за границей, ее брат за границей, муж, дети. Говорила: «Мы не успеваем жить, потому что всю жизнь там и не видим жизни». А другие люди — приехали, все деньги вложили в дом, но не могут здесь жить, потому что деньги закончились. И они опять уехали.

Некоторые возвращаются сюда в 50 лет, но какой смысл? Какая сейчас здесь работа? Колл-центры. Для людей с техническим образованием, инженеров работы нет. Об этом не задумываются. Если посмотреть на предвыборные обещания, получается: вот мы победим, и вы поедете в Россию и Европу работать. Все равно что в школе бы говорили: «Не будешь хорошо учиться, не поедешь в Европу работать».

Про безальтернативность коммунистов
Были предложения перейти в другие партии. Но ведь я уже сделал выбор. Нельзя сегодня быть за Молдову, а завтра — за Румынию. Нет, не могу так. Я хочу жить в Молдове, хочу здесь развиваться, здесь моя семья и друзья, я не хочу уезжать.

Именно Партия коммунистов настроена на развитие Молдовы. Восемь лет ее правления показали, что мы способны развиваться именно в Молдове. Нам не нужна помощь, чужие миллиарды и т.д. Сейчас мы живем полностью в долгах, потому что взяли там, взяли сям, а в Молдову толком ничего не вложили. За последние годы все разрушили, весь наш рынок сбыта. Иногда получается что-то сделать, и это тут же афишируют. А если посмотреть по документам, то окажется, что нам разрешили два месяца продавать свои помидоры, причем зимой.

Я не вижу альтернативы [Партии коммунистов]. Я вижу себя именно здесь. К тому же из-за того, что я из руководства, вижу все глазами и обычного комсомольца, и руководства. Вижу, как своими руками мы все это делаем. Мы общаемся с людьми и видим их проблемы, пытаемся их решать. Да, у нас нет ресурсов. Если мы что-то делаем, то делаем это на свои деньги.

Сам я сейчас пишу диплом, и, кроме партии, нигде не работаю. Все время уходит на комсомол и учебу.

Про газету «Коммунист» и перемены в партии
Не знаю, что надо было бы изменить в партии. Но вот раньше у нас был телеканал NIT, и мы больше пяти лет судимся [из-за его закрытия]. Мы сейчас в оппозиции, и у нас есть только газета «Коммунист» и наш партийный сайт. Мы даже не можем что-то сказать так, чтобы нас услышали. Только Facebook еще есть.

Что-то еще менять? Не знаю, что нужно менять. Меня все устраивает.

Про взаимные оскорбления и свои интересы
В предвыборной кампании надо до конца представлять интересы своей партии. Многие начинают говорить о других партиях, переходить на личности, выводить людей на эмоции. Примеры называть не буду, их все знают. Переходить на личности — это вот прямо абсурд, как и оскорбление других партий.

Нельзя выигрывать за счет чужих проблем, надо двигаться самим и рассказывать людям, какой должна быть Молдова, и объяснять свои предложения, что и как надо изменить. Еще надо опираться на данные. Не говорить: «Я хочу дать всем пенсии по миллиону». Если ты не можешь это сделать, зачем обещать?

Про перемены в Молдове и отмену БАКа
Очень многое надо менять в Молдове, но мне хочется в первую очередь сделать то, что касается молодежи.

Во-первых, прекратить закрывать школы. Во-вторых, мы хотим признать бакалавр необязательным. Для тех, кто его сдает и поступает в университет, — это понятно. Но те, кто идет в колледж, на 4 курсе тоже должны сдавать БАК. Если не сдают, то четыре года прошли зря. Им дают справки, и прощай, будущее. По статистике сейчас около 40% кандидатов не сдают БАК. Если человек живет в селе, учится в училище на тракториста, зачем ему БАК? Есть специальности, где бакалавр не нужен.

В университет поступить тоже сложно, бюджетных мест нет. Мне кажется, надо поощрять абитуриентов. Может быть, проводить викторины, в которых разыгрывать бюджетные места. Потому что, не поступив в вуз, человек уже не видит себя в Молдове и уезжает за границу. Население уменьшается.

После получения высшего образования тоже очень сложно найти работу. Многие мои знакомые рассылают 20-30 резюме, и в одно место их, может быть, возьмут и посмотрят, что да как. Многие работодатели отказывают выпускникам вузов из-за отсутствия опыта работы. И поэтому все идут работать или в колл-центры, или уезжают за границу.

Про бессмысленное телевидение и безответственный интернет
Сейчас узнавать что-то из СМИ очень тяжело. Надо смотреть на все самим и анализировать. Телевизор сегодня точно смотреть нет смысла. Интернет? Я сейчас могу сам сесть и написать любую статью. Хотите верьте, хотите нет. Так что телевидение и интернет отпадают.

Надо искать информацию в соцсетях, Facebook. Но, кстати, есть и сайты, которые пишут больше правды. Вот на вашем сайте я прочел 20-30 новостей и вижу, что он независимый. Нет такого, чтобы кто-то один только плохой, а другой — всегда хороший.

Про замену Воронину и его «правую руку»
Владимир Николаевич — очень сильный политик. Но у нас в партии много людей, которые могли бы его заменить. Например, Инна Шупак. Очень хорошая женщина, была председателем фракции коммунистов в парламенте. Она — правая рука Владимира Николаевича и очень много работает с людьми. В Европе очень многие восторгаются ею и ее выступлениями, которые и я очень люблю.

Текст: Ольга Гнаткова
Главное фото: Марина Цуркан
Фото: Татьяна Булгак
Оформление: Татьяна Булгак