Среда 22 ноября 2017
$ 17.49 20.5096

Григорий Петренко — NM: «Мы в Молдове первые домашние арестанты, на которых надели электронные браслеты»

Три дня назад суд столичного сектора Рышкановка перевел «группу Петренко» под домашний арест. Завтра, 26 февраля, суд рассмотрит ходатайство трех евродепутатов  о безусловном освобождении «группы Петренко» под их личное поручительство. Корреспондент NM Марина ШУПАК спросила у лидера партии «Наш дом — Молдова» Григория ПЕТРЕНКО о том, чего он ожидает от завтрашнего суда, а также о жестких условиях содержания под домашним арестом, о встрече с содокладчиками ПАСЕ и явном интересе, который Запад проявляет к этому делу.

Заседание суда в понедельник и его решение о переводе вас под домашний арест, после многочисленных отказов в этом адвокатам, стало для всех неожиданностью. Что произошло?

newsmaker.md/rus/novosti/sotsialisty-vzyali-gruppu-petrenko-na-poruki-semeryh-zaklyuchennyh-pereveli-pod-do-22663
 

Все, что происходило на суде в понедельник, 22 февраля, напоминало наспех срежиссированную сценку из дешевого спектакля, сценарий которого, видимо, был накануне ночью утвержден главным режиссером [первым зампредом Демпартии олигархом Владимиром] Плахотнюком где-то в Nobil или GBC. Иначе нельзя объяснить такую спешку, секретность и внезапное прозрение прокуроров и судей по нашему делу. Чувствуется почерк плахотнюковской команды. Они так же грубо, топорно действовали и до сих пор. Так же в авральном режиме, полусекретно они еще недавно выдвигали кандидатов в премьер-министры, избирали правительство, приводили его к присяге. И в нашем случае судьи очень сильно торопились. В отсутствие наших адвокатов, за 15 минут они вынесли решение. Причем это решение незаконно.

Почему?

Поручители просили нашего освобождения. Суд в решении написал, что удовлетворяет ходатайство гарантов, а далее, противореча самому себе, поместил нас под домашний арест с очень странными ограничениями, которые нарушают наши права, и которых даже в тюрьме у нас не было. Решение о переводе под домашний арест — это пыль в глаза обществу, международным партнерам Молдовы, которые мониторят наше дело. Это попытка отвлечь внимание всех от заседания суда 26-го февраля, когда в суд явятся поручители из Европарламента и ПАСЕ. Понимая, что это дело политическое, депутаты из стран ЕС будут требовать нашего полного освобождения, а не применение полумер.

newsmaker.md/rus/novosti/anna-ursaki-nm-mnogie-v-pase-podpisali-deklaratsiyu-ne-potomu-chto-petrenko-a-poto-19103
 

Для Плахотнюка это заседание, как ноющая заноза в одном месте. Отпускать «группу Петренко» ему не хочется, держать нас под стражей стало болезненным для режима в целом, да еще и катализатором объединения оппозиционных сил против общего зла. Поэтому нужна была дымовая завеса в виде срочного перевода под домашний арест. Правда, исполнение затеи очень неуклюжее. Но еще раз доказывающее, что судьи у нас в стране работают по звонку. Чтобы всем было понятно, мы не можем быть довольны любой формой ареста. Домашний арест — тоже арест. Мы добиваемся полного освобождения и вынесения оправдательного приговора.

Переведя вас под домашний арест суд применил при этом все существующие меры ограничения. О чем конкретно речь?

newsmaker.md/rus/novosti/domashniy-arest-gruppy-petrenko-budet-soprovozhdatsya-maksimalnymi-ogranicheniyami-22678
 

Нам каждые два часа необходимо звонить и отмечаться, что мы дома. Эта мера абсолютно неадекватная, так как нам на ноги надели электронные браслеты, которые в режиме онлайн определяют нашу геолокацию. Мы, кстати, первые в Молдове арестанты, находящиеся под домашним арестом, на которых надели браслеты. Видимо, мы такие опасные, что по дому можем перемещаться только окольцованными. Еще одно безумное ограничение — запрет получать и отправлять корреспонденцию. Оно абсолютно незаконное. У нас таких ограничений не было даже в тюрьме. Это однозначно нарушает наши гражданские права. Есть и ряд других ограничений. Все это было принято судьями не от большого ума, а в очередной раз под диктовку.

Состоялась ли ваша встреча с содокладчиками мониторинговой комиссии ПАСЕ по Молдове, которые собирались посетить вас в тюрьме как раз в понедельник, когда состоялось экстренное заседание суда?


Встреча состоялась. Содокладчики ПАСЕ навестили меня вечером в понедельник после нашего перевода под домашний арест. Я очень им благодарен, что они нашли время, несмотря на то, что наша встреча, запланированная на 14:00 в СИЗО №13, не состоялась. Мне удалось довести до их сведения свою точку зрения на происходящие в стране процессы, а также рассказать в деталях обо всем, что связано с нашим уголовным делом и политическими преследованиями со стороны режима Плахотнюка.

По-вашему, визит председателя мониторингового комитета ПАСЕ Стефана Шеннаха в декабре в Кишинев повлиял на ход вашего дела?

Думаю, что, конечно же, повлиял и визит Шеннаха, и вчерашний визит содокладчиков, и публичные высказывания по нашему делу представителей международных структур, дипкорпуса, членов ПАСЕ, экс-председателя ПАСЕ Анн Бразёр на зимней сессии в Страсбурге и т.д. Без давления извне этот режим не способен принимать адекватные решения.

На заседании суда 15 февраля впервые за время судбных слушаний по вашему делу пришли европейские дипломаты, аккредитованные в Кишиневе.

Мы очень благодарны представителям дипкорпуса за такой пристальный интерес к нашему делу. В современном мире в странах, претендующих на то, чтобы называть себя демократическими, политические преследования в любой форме недопустимы. Это очевидный факт для международных партнеров Республики Молдова. От нашей страны ждут настоящих реформ в области правосудия, соблюдения прав человека. Наличие политических уголовных дел — это дикость, это признак диктатуры. Молдову хотят видеть другой не только ее граждане, но и международное сообщество. Именно поэтому, думаю, интерес к нашему делу так возрос.

Заседание 15 февраля едва не переросло в массовые беспорядки: сотни людей требовали вашего освобождения. Ожидали ли вы от протестующих более решительных действий? При желании они могли помешать автозаку, в котором вы находились, отъехать от суда.

newsmaker.md/rus/novosti/u-gruppy-petrenko-poyavilas-gruppa-podderzhki-22488
 

Мы не ожидали от протестующих более решительных действий. Мы ожидали от органов правопорядка соблюдения закона. Тот факт, что они применили силу, дубинки против некоторых протестующих, включая женщин, это позор, и за это должны ответить руководители силовых структур. Мы уже направили соответствующие жалобы в прокуратуру.

За почти полгода вашего ареста адвокаты направили целый ряд жалоб в различные инстанции, в том числе международные. Был ли уже подан иск в ЕСПЧ? Какие другие международные механизмы по защите прав человека вы уже использовали, либо собираетесь использовать?

newsmaker.md/rus/novosti/byl-li-u-protestuyushchih-kontakt-s-dveryu-21722
 

Могу сказать, что мы используем разные механизмы, которые существуют на данный момент, как на уровне европейских структур, так и других международных организаций. Иск в ЕСПЧ уже был подан. Мы запросили рассмотрение дела по срочной процедуре. Ждем решения ЕСПЧ на этот счет.

Ваш адвокат связывала поспешное решение суда о переводе под домашний арест с желанием Плахотнюка снизить интерес западных партеров к вашему делу.

Не думаю, что это произойдет. Западные дипломаты очень хорошо информированы и все прекрасно понимают. Их нельзя обвести вокруг пальца домашними арестами.

Как думаете, удовлетворит ли завтра суд ходатайство евродепутатов о вашем безусловном освобождении?

Я не хочу гадать, каким будет решение судей, а точнее Плахотнюка. Но если они не отказали в гарантиях молдавским депутатам от ПСРМ, почему они должны отказать в доверии депутатам Европарламента и членам ПАСЕ?

Срок вашего предварительного ареста истекает 19 марта. По-вашему, прокуроры будут настаивать на его продлении?

Прокуроры могут настаивать на продлении ареста через шесть месяцев после передачи дела в суд только в исключительных случаях. Хочу я на них посмотреть, как они будут выкручиваться и объяснять обществу и международным партнерам, почему наше дело исключительное.

24 февраля вы вновь оказались в зале суде, но уже по другому делу, где в качестве истца выступает бывший министр юстиции Виталий Пырлог. Расскажите об этом судебном разбирательстве.

В суде Ботаники состоялось заседание по гражданскому делу «Виталий Пырлог против Петренко». Истец первоначально требовал от меня компенсации так называемого морального ущерба в размере 50 тыс. леев в пользу Партии коммунистов (ПКРМ). Поводом послужило высказывание, сделанное мною в прямом эфире телеканала Accent TV. Я рассказал телезрителям об истории, когда Плахотнюк пытался нам, тогда фракции ПКРМ, через [лидера ПКРМ Владимира] Воронина, подсунуть кандидатуру Пырлога на должность генерального прокурора страны. Во фракции многие воспротивились и мы приняли решение не голосовать с партиями власти ни по каким кадровым вопросам. Пырлог на тот момент был даже отобран в качестве лучшей кандидатуры на должность генпрокурора со стороны комиссии, которую возглавлял Корнелиу Гурин. Но в конечном итоге сам Гурин стал генеральным прокурором голосами партий правящего альянса.

Как я выяснил вчера, первоначальный иск Пырлога был изменен. Он перестал требовать денег в пользу ПКРМ, а просто хочет извинений. Естественно, никаких извинений я давать не собираюсь. Настораживает то, что это судебное разбирательство один раз уже было прекращено, но в нарушении всех сроков и норм его опять возобновили. Ответчиком теперь выступает телеканал Accent TV. Это вдвойне подозрительно. Как можно предъявлять претензии телеканалу за высказывания гостей в студии в прямом эфире.

Вопросы Григорию Петренко и его ответы NM были переданы через его жену Лилию Петренко.

Партнерские ссылки