Суббота 25 февраля 2017
$ 20.0438 21.1533

Игра в монополию. Власти допускают государственно-частное партнество в игорном бизнесе

Парламент утвердил в первом чтении законопроект о введении госмонополии на азартные игры. Проект, который лоббируют демократы, предполагает, что практически вся сфера игорного бизнеса станет монополией госпредприятия «Национальная лотерея Молдовы». Между тем в министерстве финансов, которому подведомственно предприятие, уже не исключают возможности государственно-частного партнерства.

newsmaker.md/rus/novosti/vladimir-plahotnyuk-stavit-na-karty-kak-gotovili-zakonoproekt-o-gosmonopolii-na-az-28746
 

Как и предсказывал NM, в четверг, 8 декабря, парламент принял в первом чтении проект закона «Об организации и проведении азартных игр». Он предусматривает введение госмонополии на все азартные игры, за исключением «живых» казино. Заниматься игорным бизнесом, согласно проекту, будет госпредприятие «Национальная лотерея Молдовы» (Lotereia Nationala Moldovei — LNM). Кроме того, значительно ужесточаются требования к размещению залов игровых автоматов и условия работы казино. Как ранее выяснил NM, инициатором введения госмонополии на азартные игры был исполнительный координатор правящей коалиции зампред Демпартии Владимир Плахотнюк.

Законопроект парламентского большинства, курируемый демократом Сергеем Сырбу, продвигался с необычайной скоростью. Его зарегистрировали в парламенте в понедельник, 5 декабря, в среду рассмотрели в юридической комиссии, а в четверг утром, перед пленарным заседанием парламента — в парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам.

Сергей Сырбу, представляя в четверг проект на заседании парламента, говорил о том, как игровая зависимость мешает людям жить — возникают финансовые проблемы, стрессы, рушатся семьи, а также о том, что ограничения на игорный бизнес введены в некоторых странах ЕС, например, в Австрии, Дании и Швеции.

Либерал-демократ Вадим Пистринчук поинтересовался, просчитали ли авторы законопроекта эффект от внедрения госмонополии на азартные игры и получили ли заключение на проект закона Национального центра по борьбе с коррупцией? Пистринчука интересовало, «нет ли риска коррупции в случае госмонополии»? Сырбу от ответа на вопрос фактически уклонился, отметив, что в модели, которая действовала до сих пор, игорные заведения платили лицензионные сборы, но при этом было массовое уклонение от уплаты налогов.

Между тем несколькими часами ранее на заседании экономической комиссии на схожий вопрос либерал-демократа Кирилла Лучинского Сырбу ответил так: «Финансовая прибыль не оценивалась, но была оценка социальной ответственности государства перед граждан». Главная цель законопроекта, подчеркнул Сырбу — это не прибыль, а «жизнь и здоровье граждан».

Пистринчук тогда отметил, что в LNM работает всего десять человек, которые вряд ли справятся с задачей полноценного развития игорного бизнеса.

«У государства есть право. Когда будет возможность, [тогда будет развивать]. Если не будет денег, то не будет ни одного игрового зала. Захочет государство — будет, не захочет — не будет», — заявил в ответ Сырбу.

Социалист Василий Боля на заседании парламента задал другой неприятный вопрос: возможна ли ситуация, когда госмонополия станет «щитом» для частной компании, которая, например, будет поставлять оборудование для игорного бизнеса. Сырбу на это заявил, что проект госмонополии на азартные игры не подразумевает частно-государственного партнерства или концессии и будет исключительно государственным.

«Apa-Canal и услуги аэропорта тоже были госмонополией, а потом появились концессии», — заметил  социалист.

На заседании экономической комиссии Сырбу так же категорически исключал возможность партнерства в этой сфере с частными компаниями. Между тем в министерстве финансов, которому подведомственно госпредприятие «Молдавская национальная лотерея», NM сообщили другую информацию. «Сейчас разрабатывается план развития предприятия на следующие три года с учетом вступления в силу нового закона. В этом плане будет рассмотрена и возможность частно-государственного партнерства», — говорится в ответе минфина на запрос NM.

Министр финансов Октавиан Армашу в беседе с NM на вопрос о потенциальном инвесторе и возможном уменьшении доли государства в LNM ответил, что пока не знает о таком инвесторе и что «сокращение госдоли не рассматривается».

В то же время представитель Патронатной ассоциации развлекательного бизнеса Евгений Хаджиков на заседании парламентской комиссии обратил внимание на то, что для игровых автоматов в проекте предусмотрен американский стандарт GLI-11. «Cтранно, законопроект еще не стал законом, а уже как будто кому-то известно, какое именно оборудование и какого стандарта будет закуплено», — отметил Хаджиков.

Он также отметил, что лицензионные сборы только с игровых автоматов и рулеток составляли около 95 млн леев в год, а в случае госмонополии эти сборы исключаются, поскольку госпредприятие LNM будет освобождено от лицензирования. «Кто будет контролировать доходы и расходы Lotereia Nationala, особенно в первый год работы, пока еще не разработана и не подключена система мониторинга? На какие деньги купят аппараты? И откуда будут деньги на первичные расходы на развитие? Эти деньги найдут в бюджете?», — сыпал вопросами Хаджиков.

Он также указал на то, что многие компании авансом заплатили за лицензию и неизвестно, выплатят ли им компенсации в связи с этим (ранее, отметим, Сырбу говорил, что правительство должно принять решение по этому вопросу).

Кирилл Лучинский, в свою очередь, указал на то, что в проекте госбюджета заложены доходы от лицензирования игорного бизнеса, хотя  в случае введения госмонополии этих денег не будет. Армашу парировал, что госбюджет составляли на основе действующего законодательства. Кроме того, по мнению Армашу, бюджет выиграет в доходах от азартных игр, если будет введена госмонополия, поскольку доходы от этой деятельности не будут скрывать.

«Все аппараты и кассовые машины подключат в режиме реального времени к серверам налоговой инспекции, так не не потеряется ни один лей, все обороты будут отслежены. Так как компания на 100 % принадлежит государству, то неоплаченный лицензионный сбор увеличит прибыль компании, которую, в свою очередь, выплатят в качестве дивидендов акционеру, то есть государству. Поэтому бюджет ничего не потеряет, просто деньги поступят в бюджет не в виде лицензионного сбора, а в виде дивидендов», — говорится в ответе минфина NM.

В министерстве также отметили, что в Молдове в игорном бизнесе использовались устаревшие автоматы, которые не соответствовали техническим стандартам. «Все это приводило, в том числе, к неправильному расчету лицензионных сборов и подоходного налога с выигрыша. Таким образом, от этого вида деятельности государство недополучало налоговые лицензионные сборы, при этом социальное напряжение с зависимыми игроками только росло», — утверждают в минфине.

newsmaker.md/rus/novosti/stavok-bolshe-net-kak-vlasti-za-sutki-reshili-vopros-azartnyh-igr-28077
 

Все игорные заведения в стране были закрыты в конце октября после того, как Лицензионная палата приостановила действие всех 65 лицензий на этот вид деятельности. Представители игорного бизнеса считают, что речь идет о переделе рынка.

По данным полиции, в Молдове действовало около 320 игорных заведений. Патронатная ассоциация развлекательного бизнеса приводит другие данные: 290 залов игровых автоматов, 40 букмекерских контор и четыре казино (все четыре в столице). По данным ассоциации, оборот рынка — около 300 млн леев.

Николай Пахольницкий