29ºC Кишинёв
Четверг 16 августа 2018

Илан Шор ответил без вопросов

Бизнесмен и экс-глава админсовета Banca de Economii (BEM) Илан Шор в четверг, 19 марта, впервые публично прокомментировал скандал вокруг вывода из трех молдавских банков 18 млрд леев. По словам Шора, который проходит по делу BEM подозреваемым, все транзакции были законными, а информация о выводе денег — «ложь и спекуляция». Об этом он рассказывал на брифинге, большая часть которого была посвящена «индивидуумам», «безосновательно и безнаказанно полощущим» его имя и вредящим бизнесу. На вопросы журналистов Шор отвечать отказался.

Илан Шор впервые решил обстоятельно поговорить с журналистами после того, как стал подозреваемым по делу о выводе миллиардов леев из молдавских банков через сомнительные схемы. Для этого он выбрал площадку информагентства «Новости-Молдова» и жанр монолога. Пресс-секретарь бизнесмена Наталья Кептене сразу предупредила собравшихся журналистов, что вопросы не предусмотрены. Кептене заверила, что Илан Шор настолько «четко, детально и очень искренне» все расскажет, что вопросов ни у кого не возникнет.

Большая часть выступления Шора перед прессой была посвящена не сути произошедшего в трех банках, контроль над которыми ему приписывают (Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank), а неким «индивидуумам», которые «решили, что могут абсолютно безосновательно и безнаказанно полоскать» его имя, «как грязное белье, а главное — вредить бизнесу», которым он управляет.

Некоторых «индивидуумов» Шор назвал. Особо досталось лидеру Партии социалистов Игорю Додону, который несколько дней назад обнародовал документы, касающиеся вывода денег из трех банков.

«Буквально на днях Игорь Додон выложил в своем блоге какие-то документы, якобы проливающие свет на ужасные факты в деятельности Banca Sociala. Мне прямо стало любопытно, что это он такого обнаружил. Оказалось, какое-то домашнее сочинение какого-то якобы бывшего работника банка и еще список якобы кредитов, выданных за последние годы моим компаниям. Здесь я хочу заявить, что подтверждаю наличие в прошлом у меня лично и у моих компаний Dufremol, Air Classica, Nobil Air, а также у компании-партнера Moldclassica International кредитов в Banca Sociala. В связи с этим я заявляю, что все эти кредиты были погашены нами в срок и на данный момент никаких задолженностей перед этим банком у меня не имеется»,— сказал он.

Илан Шор припомнил Игорю Додону финансовую поддержку, которую он ему оказал во время избирательной кампании по выборам мэра Кишинева в 2011 году (в финансовых декларациях имя Шора не фигурировало.— NM), а также гуляния на свадьбе и днях рождения. Бизнесмен дал понять, что Игорь Додон «приложил руку» к тому, что ему запретили въезд в Россию. «Игорь Николаевич, я начал узнавать, что вы прилагаете много усилий, чтобы всячески усложнить мне жизнь и мое пребывание в дорогой мне стране, в которой живут дорогие мне люди: семья, мой ребенок и мои близкие друзья»,— сказал он, отметив, что считает «Россию могучим соседом и крепким партнером».

Додон в ответ написал в соцсетях, что «Илан Шор считает, что присутствие на свадьбе и личные взаимоотношения в 2010-2011 годах могут оправдать молчание про миллиардные кражи и нарушения в банковской системе».

Илан Шор заочно ответил еще одному своему недругу, чье имя он называть не стал. «Сейчас придумывают небылицы на разные темы. О какой-то нереальной дружбе с каждым из видных молдавских политиков и про еще более нереальные подарки, которые я им якобы преподношу, вплоть до самолетов. Это настолько невероятно, что можно только позавидовать фантазии людей»,— сказал Шор.

Недавно бизнесмен Ренато Усатый заявил, что Илан Шор подарил первому вице-председателю Демократической партии Владимиру Плахотнюку самолет за $45 млн.

Шор также рассказал о неблагоприятных кредитах на сумму €4 млн под залог полуразрушенного здания табачной фабрики в Фалештах (Ренато Усатый родом из Фалешт), выданных до его прихода в руководство BEM. Кроме того, он рассказал о четырех фирмах — Alit, Silanta, Fergus, Ti-Bint, которые взяли кредитов более чем на €8 млн, заложив под них три маленькие квартиры и несуществующий товар. «Знаете, что произошло со всеми этими фирмами в итоге? Они объявили себя банкротами, и банку деньги не были возвращены»,— сказал Шор. Он заверил, что доля неблагоприятных кредитов после того, как он возглавил админсовет Banca de Economii, сократилась с 47% до 20% кредитного портфеля. «90% кредитов, выданных BEM в период, когда я был председателем, на сегодняшний день погашены. Остальная часть кредитов является прибыльной для банка»,— сказал он.

По поводу многомиллиардных межбанковских размещений Banca de Economii в Banca Sociala в ноябре прошлого года (порядка 10 млрд леев) он сказал, что операции последовали после рекомендаций МВФ, Всемирного банка и Нацбанка «ограничить размещения в иностранных банках, особенно в российских». Среди причин, по словам Шора, была нестабильность в регионе. «Учитывая эти настоятельные рекомендации, BEM был вынужден перенаправить размещения. Но поскольку найти в столь короткий срок кредитозаемщиков на такую сумму было сложно, мы приняли решение сделать размещение на молдавском банковском рынке»,— сказал он.

Ситуацию в Banca Sociala, в котором в ноябре прошлого года пять неизвестных мелких фирм за два дня получили 13,7 млрд, Илан Шор комментировал как «один из крупных клиентов этого банка». Сделку «по продаже пакета кредитов» на указанную сумму он назвал «эффективной мерой, осуществленной на пользу банка». Сообщения об образовавшейся в банках дыре он назвал «спекуляциями». «Эта так называемая дыра в реальности является разницей между погашенными кредитами, стоимостью активов и выплаченными вкладчикам деньгами. А так как сроки погашения кредитов по многим контрактам истекают лишь через несколько лет (по документам Додона в ноябре 2019 года.— NM), то все разговоры по поводу этой самой "дыры" всего лишь спекуляции»,— отрезал Илан Шор.

Что касается многомиллиардной помощи (цифры варьируются от 4 млрд до 10 млрд леев), оказанной Нацбанком трем проблемным банкам, Илан Шор считает, что «проблема была спровоцирована в октябре 2014 года в разгар предвыборной кампании». «Тогда ряд политических формирований начали спекулировать на тему наличия и отсутствия денег в банках. Некоторые даже откровенно нагло, безответственно и не имея никаких на то оснований призывали народ бежать в банк и забирать свои вложения, а то будет поздно. Создавшаяся искусственная паника, как я считаю, повлекла за собой необходимость выдачи коммерческим банкам временного кредита со стороны Нацбанка»,— заключил Шор.

Закончив говорить, бизнесмен встал и быстро покинул зал для пресс-конференций. Чтобы наверняка никому не дать возможности задать ему вопрос.

Автор : Инна Кывыржик

Партнерские ссылки