27ºC Кишинёв
Среда 23 мая 2018

Илана Шора послали куда подальше. Как дело мэра Оргеева вывели из центра внимания

Решение Высшей судебной палаты передать дело мэра Оргеева Илана Шора на рассмотрение в Апелляционную палату Кагула вызвало много вопросов у юристов и правозащитников. По их мнению, рассмотрение такого громкого дела перенесли подальше от Кишинева, чтобы отвлечь от него внимание журналистов и общества. NM рассказывает, как Шора «удалили» из Кишинева, и почему эксперты считают аргументы судей неубедительными и сомневаются в беспристрастности всей судебной системы Молдовы.

Как дело Шора передали в Кагул

newsmaker.md/rus/novosti/sud-po-delu-shora-udalyaetsya-v-kagul-kak-eto-objyasnili-v-vsp-36024
 

Решение передать дело Шора из Апелляционной палаты (АП) Кишинева в Апелляционную палату Кагула Высшая судебная палата приняла 9 февраля. О переносе дела ходатайствовал председатель АП Кишинева Ион Плешка.

Свою просьбу он аргументировал необходимостью избежать сомнений в беспристрастности
суда, учитывая, что супруга одного из адвокатов обвиняемого Лилия Балан возглавляет секретариат АП Кишинева (ее функции — обеспечивать организационную и административную поддержку суда).

Ион Плешка в своем ходатайстве также отметил, что, согласно распоряжению о формировании судейского состава, уголовная коллегия АП Кишинева сформирована из семи судейских составов по три в каждом (всего 21 судья). При этом шесть судей не могут вести дело Шора, так как участвовали в судебном контроле законности судебных решений о применении в отношении него предварительных мер.

Другие шесть судей тоже не могут судить Шора, так как участвовали в судебных процессах по уголовным делам экс-премьера Владимира Филата и бизнесмена Вячеслава Платона, в которых Шор выступал главным свидетелем обвинения. Еще трое судей коллегии заняты тем, что ежедневно разбирают заявления о вынесении и аннулировании мер пресечения.

Кроме того, четверо судей: Сильвия Врабие, Ксенофон Ульяновский, Оксана Робу и Игорь Мынэскуртэ — уже взяли самоотвод от участия в разбирательстве по делу Шора. Их заявления были удовлетворены

«Учитывая, что остаются всего двое судей, которые могут участвовать в этом судебном процессе, просим передать это дело в другую судебную инстанцию такого же уровня для принятия быстрого, справедливого и полноценного решения. [...] Суть в доверии, которое инстанции в демократическом обществе должны вызывать у участников судебных процессов», — говорится в решении ВСП.

Отметим, что в АП Кагуле сейчас работают семь судей, в то время как, например, в АП Бельц, которые находятся гораздо ближе к Кишиневу, — 29 (согласно информации на официальном сайте инстанции). NM попытался узнать в ВСП, почему было принято решение передать дело именно в Кагул. В управлении по связям с общественностью ВСП попросили отправить им письменный запрос, что  и было сделано. К моменту публикации этого материала ответ получен не был.

Есть вопросы

Несмотря на стремление Плешки избежать сомнений в беспристрастности АП Кишинева, у экспертов такие сомнения возникли, правда, уже в беспристрастности всей судебной системы.

По словам председателя Центра юридических ресурсов Владислава Грибинчи, передача дела Шора в АП Кагула вызывает много вопросов. «В АП Кишинева около 60 судей, в уголовной коллегии — 21 судья, при этом 19 судей по объективным причинам не могут рассматривать это дело. Но почему нельзя было дополнить судейский состав судьей из другой коллегии? Это распространенная практика. В регламенте ВСМ указано, что председатель суда может создавать своим указом специальные судейские коллегии», — отметил в беседе с NM Грибинча.

Комментируя аргумент Плешки о том, что супруга адвоката Шора возглавляет секретариат АП Кишинева, Грибинча задался вопросом: «Почему это обстоятельство не приняли в расчет раньше, когда рассматривали вопрос о вынесении Шору меры пресечения?». По мнению эксперта, исходя из этого аргумента (о жене адвоката), АП не должна была рассматривать и дела Владимира Филата и Вячеслава Платона, потому что их интересы конфликтуют с интересами Илана Шора.

«Если мы допускаем, что Лилия Балан могла повлиять на судей, то она во всех случаях могла сделать это в интересах Шора. В этом деле очень много вопросов, на которые нет ответов. А когда нет ответов, на ум приходят нехорошие вещи», — отметил Грибинча.

Пресс-секретарь АП Кишинева Октябрина Попа, комментируя это NM, отметила, что «эти отношения не влияли на решения судей АП о помещении под арест Илана Шора, потому что эти судьи не рассматривали дело по существу». Она также подчеркнула, что Плешка обратился с этим аргументом в ВСП, когда узнал, что глава секретариата АП — супруга адвоката Илана Шора. «Она же не обязана докладывать о том, с кем состоит в браке. Если бы председатель АП не указал этот аргумент в своем ходатайстве в ВСП, эта информация всплыла бы потом, и были бы разговоры», — пояснила Октябрина Попа.

Тем временем адвокат Виорика Греку в комментарии изданию Ziarul de Garda обратила внимание на то, что «председатель инстанции не уполномочен подавать ходатайство о переносе дела в другую апелляционную инстанцию». Она отметила, что этим правом наделена только коллегия судей, назначенная для рассмотрения дела. По словам Греку, пока оставались хоть какие-то судьи — и в уголовной коллегии, и во всей Апелляционной палате Кишинева, которые могли рассматривать это дело, передавать его не следовало, так как не были исчерпаны все возможные отводы и самоотводы.

Виорика Греку также считает, что родственная связь между адвокатом и сотрудницей секретариата не может быть причиной для передачи дела. «Принятие этого аргумента ВСП снижает степень независимости судей. Таким образом, ВСП признала, что нет доверия примерно к 50 судьям из АП Кишинева, из-за того, что четверо судей взяли самоотвод», — полагает Греку.

Она, как и Грибинча, отметила, что «председатель АП Кишинева мог сформировать судейский состав по делу Шора с привлечением судьи из гражданской коллегии, это распространенная практика». «Председатель АП мог указать в своем ходатайстве, что это сложное дело и нужны профильные судьи, но разве такой аргумент был представлен в ВСП?», — задалась вопросом Греку.

Какие ваши основания

В декабре 2017 года Вячеслав Платон просил ВСП перенести рассмотрение своего дела из АП Кишинева в АП Бельц. Ходатайство он объяснял тем, что дочь главы АП Кишинева Иона Плешки Дойна Плешка была офицером по уголовному преследованию в НЦБК по делу Платона. Поэтому, отмечал Платон, он не может доверять коллегии судей, которую назначает Ион Плешка.

Однако Высшая судебная палата, рассмотрев ходатайство Платона, не нашла оснований для передачи его дела в АП Бельц.

В судейскую коллегию ВСП, которая отказала Платону в ходатайстве, отметим, входил судья Петру Урсаке. Этот же судья был в составе коллегии ВСП, которая вынесла решение передать дело Шора в Кагул.

В этом решении ВСП первым пунктом значится аргумент о родственной связи между главой секретариата АП Кишинева и адвокатом Илана Шора, а аргумент о нехватке судей, которые могут рассматривать это дело, назван дополнительным. При этом из решения ВСП не ясно, на какой именно аргумент опирались судьи, когда принимали решение о переносе дела Шора.

Исполнительный директор Transparency International Лилия Каращук считает, что вынесение разных решений при схожих обстоятельствах и аргументах говорит о том, что в Молдове контролируемая система юстиции, а также о том, что судьи подходят к судебным процессам избирательно.

Комментируя решение ВСП перенести рассмотрение дела Шора в Кагул, эксперт отметила, что «передача таких громких дел куда-то на окраину, куда нет доступа гражданскому обществу и журналистам, — это способ отвлечь внимание, чтобы общественность медленнее реагировала».

Автор : Александра Батанова

Партнерские ссылки