-1ºC Кишинёв
Суббота 15 декабря 2018

Ион Мушук: «Первые мобильные телефоны стоили минимум $1000, подключение — $360, средний пакет — $200»

Первый оператор мобильный связи в Молдове появился в 1995 году — компания Moldavian Mobile Telephone, которая предоставляла услуги в доцифровом стандарте NMT. Один из владельцев компании и ее руководитель Ион МУШУК рассказал корреспонденту NM Николаю ПАХОЛЬНИЦКОМУ о том, сколько людей в середине 90-х готовы были платить $1000 за мобильный телефон и $360 — за подключение, и почему оператор Mobile Telephone просуществовал всего два года, а позднее продал свою долю в Voxtel.

«Кто тогда имел деньги? Взяли кредит $1 млн»

Как возникла идея запустить в Молдове мобильную связь?

Начнем с того, что я — связист по образованию. В советские времена я был управляющим треста «Молдавсвязьстрой». Потом мы создали Телеком-Холдинг — предприятие занималось тем же: строительством коммуникаций. Потом был транкинг (тип мобильной связи с использованием раций. — NM), были симплексные Motorola, на которых надо было нажимать кнопку для передачи сигнала (симплексная система — система односторонней электросвязи между двумя абонентами, при которой передача и прием сообщений производятся поочередно. — NM). Такая система связи использовалась, например, в МВД и аэропорту. Идея запустить сотовую связь появилась в 1994 году. Стали искать финансирование, обучать людей, ездили консультироваться в Латвию, где запустили систему NMT на несколько лет раньше — там работал оператор Latvijas Mobilais Telefons. Был создан первый оператор сотовой связи под названием Moldavian Mobile Telephone (MMT). Поставщика оборудования нашли в Дании.

Что за поставщик?

Dancelular — это небольшая фирма, но они выпускали такое же оборудование, как Nokia, которая была первой в этой области. Вообще стандарт NMT создали северные страны. Это аналоговая доцифровая система, хотя терминал уже сам преобразовывал аналоговый сигнал в цифровой, и станции были электронные. Но система передачи данных была аналоговая.

А кто монтировал оборудование?

Первоначально монтаж делала та же фирма, что и поставила нам оборудование. Это было в конце 1995 года, мы уже запустили сервер (типа АТС) и три базовые станции в Кишиневе. Тогда одна базовая станция, в отличие от цифровых, охватывала 30 км. У цифровых охват около 6 км. За год мы покрыли 70% территории Молдовы. Оборудование уже монтировали самостоятельно.

Сколько понадобилось денег для запуска первой мобильной связи в стране?

Мы взяли кредит примерно $1 млн. Кто тогда имел деньги? Взяли кредит.

А что, можно было так легко в середине 90-х получить в банке $1 млн?

Вот представьте себе, что нам дали такой кредит под проект. Конечно, проект и бизнес-план представили, банк их проверил и поверил.

О каком банке речь?

Banca de Economii.

А как тогда обстояло дело с разрешениями на деятельность, лицензиями?

Тогда министром связи и информации был Ион Касьян и это было одно из самых передовых министерств. Он преобразовал министерство, создал агентство по телекоммуникациям, которое занималось регламентацией, были разработаны все нужные регламенты, в том числе по лицензиям, все было сделано. Лицензию выдавало министерство, и она стоила недорого — чисто символически.

Сколько?

Точно не помню, но мне кажется где-то в районе $10 тыс. Лицензия на этот вид деятельности еще не была такой дорогой, как сейчас. (За первую лицензию Voxtel в 1998 году заплатил $8 млн, Orange-Moldova и Moldcell в 2014 — по € 25,5 млн, а Unite — €11,5 млн. — NM). Мы получили лицензию осенью 1995-го, а в конце декабря провели презентацию презентацию оператора — Moldavian Mobile Telephone и запустили мобильную связь.

Кто сделал первый звонок?

Министр Касьян. Дело в том, что госпредприятие Moldtelecom было одним из акционеров Moldavian Mobile Telephone и закупило телефоны для министров.

А кто еще были акционерами?

Основным учредителем и акционером был «Телеком-Холдинг», и до 15% или 5%, я уже сейчас точно не помню, было у Moldtelecom.

«Телеком-холдинг» — это была ваша компания?

Не только моя. Я был мажоритарный акционер, а еще в ней акционерами были бывшие сотрудники треста «Молдавсвязьстрой».

Почему все-таки выбрали NMT-стандарт, а не GSM? Ведь технологии GSM уже были тогда?

Да, в западных странах уже начинал развиваться GSM-стандарт. Но у NMT было более дешевое оборудование. У GSM, например, станция стоила в три-четыре раза дороже. Для GSM нужны были огромные инвестиции. К тому же наш датский поставщик пошел на неплохие условия: мы сначала заплатили 50% — около $500 тыс. А потом через год мы взяли еще один кредит и вернули остальную сумму. Первый кредит ($1 млн) пошел на приобретение основной станции и трех базовых. Потом в течение года мы развивались по всей республике, устанавливали новые станции. К концу первого года работы у нас было где-то до тысячи абонентов.

А какой был объем нумерации?

Нам дали до 10 тыс. номеров.

Вы взяли $1 млн кредита, потом брали еще займы на развитие. Сколько всего составили инвестиции в покрытие?

Наверное, мы инвестировали примерно $2-2,5 млн за два года.

«Это сейчас мобильная связь позволяет говорить часами, тогда такого не было»

Какие тогда были мобильные телефоны и сколько они стоили?

Они прилично стоили. Было две фирмы — Nokia и Benefon, а потом появилась третья — датская Maxon. Первые телефоны стоили не дешевле $1000. В среднем — от $1000 до $1300. Были телефоны Nokia 440 и Nokia 450. Maxon стоили раза в два дешевле, но были более капризными. Maxon появился буквально через несколько месяцев или полгода после Nokia. Nokia были неплохие. Benefon — тоже финские, более престижные. Это была небольшая компания, созданная работниками, ушедшими из Nokia. Сейчас о ней ничего не слышно.

Среди функций у этих телефонов был только звонок?

Нет, не только. Были автоматический контроль зарядки батареи, усиление передаваемого сигнала, цифровой пейджер, возможность голосовой записи приветственного сообщения, меню с выбором языка, таймеры, счетчики, встроенные часы, будильник, календарь, встроенная записная книжка, автоматическое запоминание последних номеров, блокировка клавиатуры, подсветка, регулировка громкости, подключение с помощью телеадаптера к любым стационарным телефонам, компьютеру, телефаксу.

Но SMS еще не было?

Нет, конечно, нет.

Телефоны надежные были?

В общем, надежные. Конечно, в этой системе не было защиты от прослушки, потому что сигнал был аналоговый, но жалоб не было.

А качество связи какое было?

Неплохое было качество. Хотя, конечно, чисто цифровое намного лучше.

Какие были тарифы?

Могу сказать примерные цифры. За первое подключение платили прилично — $360. Через полгода снизили в два раза — до $180. А к концу деятельности оператора (мы работали примерно два года) снизили еще вдвое — до $90.Средний пакет стоил $200 в месяц.

То есть получается нужно было заплатить $1000 за телефон, еще $360 за подключение и еще $200 абонплату. А сколько минут было включено в пакет?

Сейчас уже не помню. Тогда были платные и входящие, и исходящие. Входящие были на 50% дешевле исходящих.

Тысяча клиентов за такие деньги — наверное, немало. Кто были вашими клиентами?

В основном, предприниматели.

А конкуренция была с кем-то, например, с пейджинговой связью?

Нет. Компания «Телеком-пейджинг» принадлежала нам. И транкинг, и пейджинг — все новые технологии в этой области мы начинали.

А пейджинг когда появился?

На несколько лет раньше, в 1993-94 годах.

А когда умер?

Наверное, лет 10 назад, где-то в 2004-2005 годах, когда появились SMS.

Через год у вас было до тысячи клиентов, а дальше что?

Чуть меньше, я думаю, абонентов 700. Уже в начале 1997 года у нас состоялась презентация сервисного центра и магазина — в центре Кишинева, там сейчас офис Orange-Moldova (возле центрального McDonalds. — NM). В этом центре мы предоставляли сервисные услуги и продавали телефоны. До этого всем этим занимались в нашем офисе, который располагался на Армянской,55 [напротив Центрального рынка], где мы снимали один этаж. Кстати, одним из консультантов этого центра работала Людмила Климок, будущий генеральный директор Orange Moldova, а сейчас гендиректор Orange Romănia.

Сервисный центр Moldavian Mobile Telephone, вторая слева — будущий гендиректор Orange Moldova, а ныне гендиректор Orange Romănia Людмила Климок.

Вы рекламировали свои услуги?

У нас была компания «TV-Телеком» и мы ретранслировали ОРТ (сейчас Первый канал. — NM). Реклама тогда только зарождалась. Делали анимационные ролики про мобильные телефоны. Кстати, одно время были проблемы с доставкой сигнала ОРТ в Одессу, и сигнал шел через Молдову, то есть наши ролики смотрели даже в Одессе. Была и наружная реклама по Кишиневу.

Сколько сотрудников работало в Moldavian Mobile Telephone?

Всего человек 50-60, из них около 15 — технические работники, еще 15-20 работали в нашем центре услуг и продаж.

После открытия центра число клиентов увеличилось?

Да, благодаря центру улучшилось обслуживание и выросло число клиентов. Кроме того мы запускали промо-акции, телефоны дешевели. Правда, ниже $500 цена все равно не опускалась.

А тарифы снижались?

Естественно, тарифы тоже снижались. Я думаю, что к концу работы оператора связь подешевела раза в три.

Сколько тогда говорили по мобильной связи?

Немного. Это сейчас мобильная связь позволяет говорить часами, тогда такого не было.

Зачем нужно было покрывать регионы? Разве там пользовались мобильными телефонами?

Конечно, пользовались. Наши клиенты, которые покупали телефоны в Кишиневе, ездили по републике, и им нужна была связь. Кроме того, покрывать регионы нас обязывали условия лицензии.

Какие условия были в лицензии?

Условия лицензии мы сильно опережали. Покрытие по условиям было 50% территории республики за год, а мы покрыли 70% и планировали выйти на 90%.

«Конкурировать было бесполезно»

Что было дальше — оператора Moldavian Mobile Telephone поглотила Voxtel?

В 1997 году министерство связи организовало тендер на открытие в Молдове связи с стандарте GSM. Мы участвовали в конкурсе в рамках консорциума: Moldavian Mobile Telephone — 35%, Moldtelecom — 10% и France Telecom — 55%. На этой базе в 1998 году была создана компания Voxtel (в апреле 2007 года Voxtel перешла на новый бренд Orange Moldova. — NM).

Конкурировать с GSM, видимо, не было смысла?

Конкурировать было бесполезно, потому что это было новое поколение связи, мощная цифровая система. И она выдавила NMT повсеместно.

Сколько у Moldavian Mobile Telephone было абонентов на тот момент?

Порядка 2500.

Что с ними случилось?

Пока Voxtel развивался, еще где-то год действовала связь NMT. Но все наши абоненты перешли в Voxtel, которой и платили за связь. Потом было принято решение снять систему NMT и ее демонтировали.

Что было с телефонами и ценами в стандарте GSM?

Телефоны GSM были дешевле и проще, потому что не надо было преобразовывать аналоговый сигнал в цифровой. Но в системе GSM было гораздо дороже оборудование, чем в NMT.

Когда вы продали свою долю в Voxtel и почему?

Продали в 2005 году, потому что надо было участвовать в увеличении уставного капитала Voxtel, на это нужны были деньги, у нас свободных не было. Мы как раз запустили проект интернет-провайдера Megadat, который требовал вложений.

Кто выкупил вашу долю и за сколько?

Датская компания GN Store Nord где-то за $4 млн. Потом они, кстати, эту долю тоже продали.

Правда ли, что первый звонок из Молдовы в стандарте GSM сделал тогдашний президент Франции Жак Ширак?

Да, правда. У меня даже фотография с Жаком Шираком есть. И тогдашний президент Молдовы Петр Лучинский тоже участвовал в презентации новой системы мобильной связи и компании Voxtel.

Ион Мушук, Петр Лучинский и Жак Ширак на презентации Voxtel

 

Партнерские ссылки