18ºC Кишинёв
Воскресенье 22 июля 2018

«Какая необходимость хранить это в тайне?» Депутаты расспросили главу НБМ о проблемных заемщиках, но не получили ответов

После начала процедуры ликвидации трех проблемных банков (Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank) власти смогли вернуть только 1 млрд леев из более чем 13 млрд леев, которые были из них украдены. Большая часть возвращенной суммы — погашенные проблемные кредиты и часть проданного имущества банков. Об этом глава Нацбанка Сергей Чокля сообщил на заседании парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам, посвященном ситуации в трех ликвидируемых банках и трех банках под спецнадзором. Депутатов из оппозиции, впрочем, больше волновало, кто брал проблемные кредиты и не вернул, но ответа на свои вопросы они так и не получили.

Сколько вернули ликвидируемые банки

За три года, прошедших с момента ликвидации трех проблемных банков — Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank, — в бюджет вернули чуть больше миллиарда леев. Об этом на заседании парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам, посвященном ситуации в трех ликвидированных банках и трех банках под спецнадзором, заявила замглавы Нацбанка Кристина Харя. «С момента отзыва лицензии по состоянию на конец марта собран 1 млрд 50 млн леев. Большая часть относится к Banca de Economii», — пояснила она.

Значительная часть собранной суммы — это деньги, полученные добровольно или через суд от выплаты кредитов, — 817-818 млн леев. За счет продажи активов получили 176 млн леев. «Важно отметить, что банки работают с судебными органами. У нас есть судебные процессы: 30 по Banca de Economii, 69 — по Banca Sociala и 62 — по Unibank. [Там идет речь о возврате кредитов на] 4,5 млрд леев. Также в процедурах есть 50 уголовных дел, там ущерб больше 33 млрд леев. Очень сложно сказать, какой ущерб в каком банке», — сказала Харя.

Глава Нацбанка Сергей Чокля, в свою очередь, рассказал, что на практике исполнителям сложно взыскивать деньги с бизнесменов. «Экономические агенты знают, что банки в стадии ликвидации, они сами объявляют о несостоятельности, и, по сути, банк становится в очередь в списке кредиторов», — пояснил Чокля.

В ожидании продажи акций

Парламентская комиссия также выслушала отчет Нацбанка о ситуации в трех банках, находящихся под спецнадзором — Moldindconbank (MICB), Moldova-Agroindbank (MAIB) и Victoriabank.

По его словам, все три банка: Victoriabank, MAIB и MICB — работают в нормальном режиме. Он отметил, что все показатели у банков в норме, за исключением одного показателя Victoriabank, который должен прийти в норму. Он напомнил, что недавно в банке после покупки акций румынским Banca Transilvania сменился мажоритарный акционер. «Сейчас проходит тендер на покупку акций у миноритариев. После этого ждем их предложений о составе административного совета. И если они будут удовлетворительными, мы снимем надзор», — сказал Чокля.

Акции же Moldova-Agroindbank, продолжил Чокля, выставлены на продажу, срок которой истекает 30 апреля, и нет ни одной заявки. Если акции не продадутся, то их, скорее всего, выкупит государство.

Акции MICB выставили на продажу 17 апреля. По мнению Чокли, их продать будет проще. «Конечно легче продать мажоритарный пакет. В частности, 40% акций MAIB не дают контроля над банком, а акций MICB — 63%, и мы ждем повышенного интереса инвесторов», — сказал Чокля.

«ЕБРР присвоил себе политические инструменты»

Между депутатом-коммунистом Олегом Рейдманом и Чоклей разгорелся спор на тему взаимоотношений Banca Transilvania и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), так как последний — акционер и Banca Transilvania, и Victoriabank.

На что Чокля ответил, что такое сотрудничество не запрещено, когда есть разрешение Нацбанка, и речь идет о прозрачных акционерах. «У меня большой опыт с ЕБРР в этом смысле, и могу поделиться не под камеры. Это просто коммерческий банк, который присвоил себе и политические инструменты», — сказал Рейдман.

Либерал Ион Касьян рассказал, что в отчете детективов из Kroll были указаны схемы, но власти так и не назвали имена, и попросил Чоклю раскрыть «имена героев», взявших проблемные кредиты, которые привели к краже миллиарда. «Какая необходимость хранить это в тайне?» — недоумевал Касьян.

За Чоклю вступился глава комиссии Штефан Крянгэ. «Мы должны выполнить свою работу, посмотреть, чтобы деньги возвратили государству. Меня не интересует, кто и как взял [эти деньги]. Меня интересует механизм, чтобы мы [могли отследить, чтобы такое не повторилось]», — сказал Крянгэ, добавив, что для поиска виновных в краже есть правоохранительные органы.

Касьян парировал, что сам знает, какую информацию он может получить, а какую нет. А либерал-демократ Григоре Кобзак сказал, что, раз власти скрывают имена, можно предположить, что они в этом замешаны. «Это не к ним (Нацбанку — NM) вопрос. Они сделали свою работу. Мы на следующем этапе, когда деньги должны вернуться», — вновь вступился за Чоклю Крянгэ.

Впрочем, ответить на вопросы депутатов в итоге решил и сам Чокля. «Нужно признать, что мошенничество было комплексным. При этом Kroll нашел не больше $50 млн активов из более $600 млн, которые ушли из Молдовы. Это непростое расследование. Мы не можем говорить, что все, кто были в списке [Kroll], виноваты. Есть люди, которые взяли кредит. Это не значит, что они участвовали [в краже]», — подчеркнул Чокля.

Автор : Николай Пахольницкий

Партнерские ссылки