22ºC Кишинёв
Вторник 17 июля 2018

Кому поставят «Ландромат». ВСП должна решить, законно ли были арестованы 15 судей

Высшая судебная палата на следующей неделе должна высказаться о законности ареста 15 судей по делу об отмывании российских денег через банковскую систему Молдовы, известному как «Ландромат». Защита утверждает, что прокуратура не смогла доказать вину судей. А Вячеслав Платон, которого связывали с этой схемой, уверяет, что российские деньги не были преступными, и в России и странах Балтии, через которые тоже уходили эти деньги, говорят о выводе капитала, а не об отмывании денег.

Высшая судебная палата (ВСП) 14 мая рассмотрит жалобу 15 судей, оспоривших решение Высшего совета магистратуры (ВСМ), который удовлетворил требование прокуратуры об их аресте. Жалоба была подана в 2016 году. Речь идет о судьях, которых Антикоррупционная прокуратура обвиняет в отмывании денег и вынесении заведомо неправосудного приговора. В прокуратуре считают, что судьи участвовали в схеме отмывания денег из России через молдавские банки, известной как «Ландромат».

Дело

Адвокат двух обвиняемых — судей из Комрата Сергея Поповича и Сергея Губенко — Георгий Ульяновский рассказал NM, что всем судьям выдвинуты одинаковые обвинение, но их дела рассматривают по отдельности.

Судей обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса: ст. 243 ч.3 «отмывание денег» и ст. 307 «вынесение неправосудного решения».

Распоряжение начать уголовное дело по первой статье (отмывание денег) генпрокурор Эдуард Харунжен (тогда исполнял обязанности генпрокурора) подписал 15 сентября 2016 года (по этой статье, как пояснил Ульяновский, дело против судей можно возбудить без согласия ВСМ).

newsmaker.md/rus/novosti/delo-o-prichastnosti-sudey-k-otmyvaniyu-20-mlrd-cherez-moldindconbank-peredano-v-s-29668
 

Ходатайство Харунжена о задержании судей по этой статье ВСМ удовлетворил 20 сентября. «Примечательно, что ВСМ закончил рассматривать ходатайство примерно в 11:30, а задержали судьей уже в 11:00. Все было согласовано», — считает Ульяновский.

В тот же день, 20 сентября, прокурор представил ВСМ ходатайство об уголовном преследовании этих судей по статье о вынесении заведомо неправосудного решения (по мнению прокуратуры, судьи выносили заведомо незаконные решения, помогая тем самым отмывать деньги). Это ходатайство ВСМ удовлетворил на следующем заседании, 28 сентября.

При этом, как рассказал адвокат, Харунжен в этом ходатайстве не представил никаких — ни прямых, ни косвенных доказательство того, что судьи, вынося неправосудные, по мнению прокуратуры, решения, намеренно нарушали закон. Не были подкреплены доказательствами, по словам адвоката, и указанные Харунженом причины его ходатайства об аресте — подозрение, что судьи могут скрыться от правосудия или помешать следствию.

Кроме того, по словам Ульяновского, ВСМ, принимая решения по ходатайствам прокурора, допустил нарушения. В частности, эти решения были приняты в отсутствие судей, которых они касались, тем самым был нарушен закон о Высшем совете магистратуры, в котором сказано, что ВСМ обязан известить судей, чьи дела он рассматривает.

О рассмотрении второго ходатайства Харунжена, 28 сентября, судей, которые уже находились под предварительным арестом, уведомили, отметил Ульяновский, но  ВСМ не обеспечил их присутствие  на заседании. Прокурор тогда, как рассказал Ульяновский, заявил, что судьи «находятся под следствием, арестованы и у них нет права на защиту» (эта цитата, по словам Ульяновского, отражена в протоколе заседания).

Адвокат отметил, что уголовные дела против судей по обвинению в отмывании денег еще не переданы в суд, сейчас идут судебные разбирательства по обвинению их в вынесении заведомо неправосудных решений. При этом, отметил Ульяновский, решения судей, из-за которых они оказались на скамье подсудимых, в Апелляционной палате никто не оспаривал.

По словам Ульяновского, если Высшая судебная палата признает решение ВСМ незаконным, не будет законных оснований продолжать судебное разбирательство.

Говоря о самом обвинении, адвокат отметил, что не видел никаких доказательств того, что было совершено преступление. «Нет доказательств того, что деньги, о которых идет речь, добыты преступным путем. Из России никакие данные об этом не поступали», — подчеркнул адвокат.

Все обвиняемые судьи сейчас находятся под судебным контролем. После задержания они провели около полугода под предварительным арестом. Один из судей, проходивший обвиняемым по этому делу, скончался в тюрьме из-за тяжелой болезни.

Отмывание или вывод?

О «молдавской схеме» отмывания российских денег стало известно в апреле 2014 года. О ней тогда написал «Коммерсантъ». Экс-глава Высшей судебной палаты Молдовы Михай Поалелунжь рассказал изданию, что схема работала с 2010 по 2013 год, а участвовали в ней российские компании, молдавский Moldindconbank (контроль над ним приписывали бизнесмену Вячеславу Платону, владевшему небольшим пакетом акций), компании в различных юрисдикциях, в том числе в Великобритании, суды разных районов Молдовы и физлица с молдавским гражданством. Последние вместе с фирмами из РФ выступали перед истцами как солидарные ответчики по долгам, чтобы их можно было взыскивать через молдавские суды.

newsmaker.md/rus/novosti/zaderzhannye-sudi-prohodyat-po-delu-ob-otmyvanii-deneg-iz-rossii-cherez-moldindcon-27446
 

По словам Поалелунжь, судьи были одним из ключевых звеньев схемы и выносили распоряжения с массой нарушений. «Решения принимали на основе копий документов. По некоторым делам копии легализованы сомнительным образом — одна печать на 20-30 страниц. Когда я узнал об этом, собрал всех председателей судов республики и обсудил ситуацию. Мы обобщили судебную практику и направили материалы в Антикоррупционную прокуратуру, НЦБК и Высший совет магистратуры»,— рассказывал глава ВСП в 2014 году.

newsmaker.md/rus/novosti/bozhe-upasi-vas-popast-v-sud-i-stolknutsya-s-moldavskoy-yustitsiey-kirilla-luchins-36804
 

Примечательно, что в деле против экс-депутата парламента от ЛДПМ Кирилла Лучинского, которого суд Буюкан в апреле этого года приговорил к 5,5 годам тюрьмы по обвинению в отмывании денег, доказательствами служат нелегализованные копии банковских выписок. Адвокаты Лучинского неоднократно указывали на это в суде и требовали не принимать эти выписки как доказательства, но их ходатайства отклоняли.

newsmaker.md/rus/novosti/v-dele-ob-otmyvanii-20-mlrd-poyavilis-imena-i-familii-1678
 

Уголовное дело по факту отмывания денег через Moldindconbank в Молдове возбудили 17 февраля 2014 года. Журналисты интересовались у главы Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря, почему причастных к делу судьей задержали только в 2016 году. Прокурор объяснил это тем, что «было много вопросов, и люди не очень-то хотели делать заявления». Однако, по словам Мораря, после «экстрадиции в Молдову одного предпринимателя» следствию удалось продвинуться в этом деле.

Речь, вероятно, шла о бизнесмене Вячеславе Платоне, которого в августе 2016 года экстрадировали в Молдову, а в 2017 году приговорили к 18 годам тюрьмы по обвинению в мошенничестве в Banca de Economii. При этом, как сообщил адвокат Платона Ион Крецу, ему ничего не известно об уголовном деле против его клиента по так называемому «Ландромату». Никаких обвинений в этой связи Платону не предъявляли.

Вячеслав Платон в письменном ответе на вопросы NM по делу 15 судей заметил, что у многих «глубокое заблуждение по поводу "Ландромата"». «В России валютное законодательство официально дает возможность вывести за границу честно заработанные деньги. Но в реальности Центробанк, правоохранительные органы и банки действуют по понятиям и всячески этому препятствуют. Они борются с выводом капитала», — написал Платон.

По его словам, если почитать российскую прессу, можно увидеть, что «там никто не говорит об отмывании денег, все: и правоохранители, и Центробанк — говорят о выводе капитала».

В России, как отметил Платон, бизнес вынужден искать возможности обходить выстроенные барьеры. «На этом возникло целое направление в бизнесе — оказание услуг по выводу средств из РФ», — пояснил бизнесмен.

Он также сослался на расследование RISE Moldova, в котором сказано, что конечными получателями выведенных из России денег были компании Lanit, Samsung, китайские производители ширпотреба и многие российские бизнесмены. «Они отдавали в России свои чистые деньги и получали, за вычетом комиссионных, валюту за рубежом, а квалифицировать как отмывание можно только деньги, полученные преступным путем», — отметил Платон.

Он подчеркнул, что деньги, с которых не были уплачены налоги, по тогдашнему законодательству России (2011-2014 годы) не считались преступно нажитыми. «Другими словами, "Ландромат" — это не отмывание денег, а классический вывод капиталов из страны с ограниченным движением капитала и валютного законодательства», — считает бизнесмен.

Он добавил, что объемы денег, прошедших тогда через Молдову, «шокируют обывателей», но через Кипр и Прибалтику шли гораздо большие потоки. «В Латвии молдавская история никого сильно не взволновала, более того, они очень удивлялись реакции Молдовы, поскольку сами  только стимулировали подобные потоки», — утверждает Платон.

По его словам, представители российского Центробанка и правоохранительных органов показывали властям Латвии и Литвы схемы, маршруты, потоки, выражали свое возмущение, но не дождались реакции. «В странах Балтии в подобных оборотах видели финансовые инвестиции в банковскую систему страны. Не стоит удивляться, если и в Молдове у этого дела не будет судебной перспективы, так как не может быть отмывания без преступных доходов. В РФ со схемами вывода капитала борются с помощью статьи УК о незаконной банковской деятельности, но для Молдовы такой подход юридически неприемлем», — считает Платон.

Он также отметил, что схема «Ландромат», после того как Moldindcondbank отказался ее обслуживать, переместилась в Unibank. «Но там Плахотнюк и Шор схему переделали: они фальсифицировали SWIFT-поручения, якобы присланные российскими банками, и работали по этой схеме с лета 2014 по май 2015. Даже после ввода в Unibank внешнего управления они продолжали проводить платежи и обслуживать схему», — утверждает Платон.

Антикоррупционная прокуратура на вопросы NM к моменту публикации материала не ответила. Кроме прочего, NM спрашивал, можно ли говорить о преступлении по статье об отмывании денег, если и в России, и в странах Балтии речь идет лишь о выводе капитала.

Автор : Александра Батанова

Партнерские ссылки