Вторник 17 октября 2017
$ 17.3972 20.5313

Лиз Кристофферсен — NM: «У меня складывается впечатление, что многие процессы в Молдове остановились»

  • Изображение
    Фото: dinerstatning.no

Член мониторингового комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), содокладчик ПАСЕ по Молдове ЛИЗ КРИСТОФФЕРСЕН рассказала корреспонденту NM МАРИНЕ ШУПАК о претензиях комитета к молдавским властям, своем отношении к прошлогодним парламентским выборам, а также о том, почему она не стала подписывать петицию с призывом освободить Павла Григорчука и Михаила Амерберга.

— До прошлогодних парламентских выборов в Молдове говорили, что страна может выйти из-под мониторинга ПАСЕ. Сейчас это кажется вам реальной перспективой?

— Цель процедуры мониторинга в том, чтобы страна плавно перешла в процедуру постмониторинга. Однако я думаю, им [молдавским властям] нужно еще много поработать. Вам необходимо улучшить законы, Конституцию, показать на практике, что все движется в верном направлении. Сейчас у меня складывается впечатление, что многие процессы остановились из-за политической ненадежности, из-за того, что происходит в парламенте, из-за миноритарного правительства. Вместе с тем я считаю, что Молдова — одна из стран, которая движется в верном направлении, которая показывает искреннее желание изменить законы и перейти в процедуру постмониторинга.

— Какие основные претензии комитет ПАСЕ по мониторингу предъявляет к Молдове на данном этапе? Какие нарушения вы фиксируете?

— Претензий несколько. Одна из самых важных — это разделение власти между парламентом, судебной системой и исполнительной властью для обеспечения их независимости. Это реформа прокуратуры и судебной системы в целом. Законодательство в области недискриминации тоже очень важно. Им [властям] наконец-то удалось принять закон о финансировании политических партий, позволив политформированиям быть более открытыми, не настолько зависимыми от частного капитала. Это хорошо. Очень важно, чтобы удалось поменять Конституцию таким образом, чтобы в будущем избежать тупиков в процессе избрания президента. 

— Вы приезжали в Молдову в преддверии парламентских выборов. Каково ваше мнение по поводу того, как прошли эти выборы? Оппозиция говорила, что были допущены серьезные нарушения, фальсификации.

— Я входила в миссию наблюдателей от ПАСЕ и согласна с выводами, сделанными национальными наблюдателями. Это были свободные и справедливые выборы, но нашим основным вопросом было дело партии Patria, потому что им было отказано в участии в гонке всего лишь за 48 часов до начала голосования. Нехорошо, когда партию снимают в такой короткий перед выборами срок. Наверное, некоторые избиратели тоже были растеряны, не знали, что делать. Насколько мне известно, расследование по этому делу еще идет. Мы должны верить судебной системе, тому, что они разберутся с этим корректно. 

— Вам известно об уголовном преследовании гражданских активистов Павла Григорчука и Михаила Амерберга, которые были взяты под стражу за несколько дней до парламентских выборов? Что вы думаете по этому поводу?

— Мы не следили за этим делом очень подробно, но нас проинформировали, что это произошло. Если имеются хорошие аргументы в поддержку того, что люди должны быть под арестом, тогда это необходимо, чтобы обеспечить полное расследование. Но я не могу высказаться относительно данного конкретного случая. Мы, как докладчики, не можем комментировать подобные случаи, потому что это вне нашего мандата. Но, конечно, мы следим за подобными делами.

— Возможно, вам известно, что группа депутатов ПАСЕ подписала петицию, в которой назвала этих гражданских активистов политическими заключенными. Вы согласны с этой формулировкой и предлагали ли вам подписать эту петицию?

— Мне не предлагали подписать эту петицию, но я бы в любом случае не подписала ни одной петиции, касающейся Молдовы, потому что мне нужно сохранять нейтральность, наблюдать, описывать то, что происходит на самом деле.

— Что вы думаете по поводу ситуации с правами этнических меньшинств в Молдове? 

— У Молдовы в этом отношении много общего с другими странами. Важная часть миссии докладчика ПАСЕ — это описание положения этнических меньшинств страны. Каждый раз, когда мы приезжаем в Молдову, мы встречаемся с неправительственными организациями (НПО), занимающимися данной проблематикой. Мы всегда включаем это в наш отчет и информационные записки.

— Последняя новость ПАСЕ, напрямую касающаяся Молдовы, связана с созданием нового подкомитета по замороженным конфликтам. Какие механизмы данный подкомитет будет использовать для разрешения приднестровского конфликта?

— Я думаю, этот подкомитет постарается собрать различных партнеров вместе. Замороженные конфликты во много схожи, но в каждом есть специфика. Подкомитет будет состоять из докладчиков, работающих над мониторингом стран, вовлеченных в конфликт, независимых экспертов, которые обеспечат нас историческим бэкграундом, анализом сегодняшней ситуации. Мы будем помогать диалогу между заинтересованными сторонами. Конечно, это будет нелегко, именно поэтому эти конфликты и являются замороженными.

— Известна ли вам повестка  ближайших заседаний подкомитета?

— У нас еще нет повестки. Но я думаю, мы обсудим все замороженные конфликты Европы, в том числе Приднестровье. 

— Что, с вашей точки зрения, сейчас мешает урегулированию приднестровского конфликта? 

— Приднестровский вопрос сейчас стал частью более широкого геополитического процесса, что делает его еще более сложным. Возможно, Россия захочет проявить свою добрую волю и вовлечется более активно в разрешение конфликтов, в том числе в Приднестровье. Когда Россия подавала заявку на членство в Совете Европы, она сама высказалась за то, что будет разрешать ситуацию в Приднестровье. Она взялась за это добровольно, поэтому попробуем им об этом напомнить. У России много ключей к ситуации в Приднестровье. Россия ответственна за то, что происходит на этой территории, а молдавские власти ограничены в своем влиянии на ситуацию в Приднестровье.

— Весенняя сессия ПАСЕ завершилась обсуждением отчета об эффективности Европейской конвенции о защите прав человека. Насколько она эффективна в Молдове, учитывая, что республика в лидерах среди стран, против которых направляются дела в ЕСПЧ?

— Благодаря конвенции у нас есть форум для диалога, обучения, демонстрации лучших практик. Я всегда привожу Норвегию в пример своим молдавским коллегам. Сейчас Норвегия — одна из самых богатых стран, но 100 лет назад мы были беднейшей страной Европы. Большая часть нашего населения тогда уехала в другие страны. Я вижу, что нечто подобное происходит в Молдове сейчас. Решением проблемы для Норвегии стали равные права для всех, образование для всех, использование навыков и интеллекта каждого для построения страны, нации. Построение нации — долгий процесс, но я думаю, и у Молдовы это получится.

Марина Шупак

Партнерские ссылки