16ºC Кишинёв
Вторник 21 августа 2018

Михай Маноли — NM: «Есть очень большая вероятность того, что Молдова может потерять право эмитировать полисы „Зеленая карта“»

  • Михай Маноли
    Фото: gdb.rferl.org
    Михай Маноли

Скандалы на рынке страхования автотранспорта не утихают уже более двух лет. Компании-члены Нацбюро страховщиков автотранспортных средств (BNAA, объединение профучастников) разделились на два противоборствующих лагеря. Корреспондент NM ИННА КЫВЫРЖИК поговорила с новым директором BNAA МИХАЕМ МАНОЛИ о внутренних конфликтах в бюро, потерянных из-за этого миллионах и риске исключения Молдовы из международной системы «Зеленая карта».

«Эти решения были направлены на то, чтобы убить мелких игроков»

— В BNAA образовались две противоборствующие группы. В одной — компании, которые в разное время исключались из системы «Зеленая карта» (Moldcargo, Grawe Carat Asigurari, Moldova Astrovaz), в другой — те, кто их исключал (Moldasig, Asito, Klassika Asigurari и примкнувшая к ним Victoria Asigurari). Вы были избраны главой BNAA голосами первой группы. Эти компании решили взять реванш?

— Если бы было намерение взять реванш, были бы какие-то решения против этих компаний, как это было принято в BNAA раньше. Но у нас таких решений не было. Однако представители Moldasig, Asito, Klassika Asigurari, Victoria Asigurari после потери контроля над бюро не участвуют в собраниях. Они направляют кого-то из наблюдателей, а потом просят срочно, в течение одного дня, представить протокол собрания, хотя на это отведено десять дней. Они не признали решения собраний от 13 января и 26 февраля под предлогом того, что они были приняты голосами трех и пяти членов бюро (всего в бюро 14 членов, но правом принятия решений обладают девять.— NM).

newsmaker.md/rus/novosti/byuro-strahovshchikov-avtotransportnyh-sredstv-vozglavili-byvshie-ministry-7238

— В чем, по-вашему, причина?

— Они не могут смириться с потерей контроля над BNAA. Три компании — Asito, Moldasig, Victoria Asigurari — опротестовали решения этих собраний в суде столичного сектора Центр. Насколько мне известно, заявления пока не приняты к рассмотрению, поскольку суд потребовал предоставить дополнительную информацию.

— Созванное вами на 23 марта собрание не состоялось из-за отсутствия кворума. Следующее назначено на 30 марта. Что в его повестке?

— На собрание 23 марта пришли семь членов (из них шесть полноправные) при необходимых девяти из 14 (2/3 голосов). Мы перенесли собрание на 30 марта. На нем мы планируем внести изменения в новый устав BNAA, который был принят 26 февраля. Изменения должны быть внесены в соответствии с новыми требованиями Нацкомиссии по финансовому рынку (НКФР), без визирования которой устав не вступает в силу. Кроме того, мы планируем аннулировать ряд решений, принятых бюро до избрания нового руководства. К примеру, о том, что внешний гарантийный фонд BNAA должен составлять €5 млн. При этом размер фонда, рекомендованный НКФР,— €4,25 млн. Решение бюро о его увеличении, а значит об увеличении взноса каждой компании, было направлено на то, чтобы убить мелких игроков.

«Потери BNAA в результате одной банковской операции — 2,3 млн леев»

— После избрания главой бюро вы два месяца не могли получить доступ к счетам BNAA в Moldindconbank и Moldova Agroindbank. Почему?

— Счета бюро открыты в трех банках — Victoriabank, Moldova Agroindbank, Moldindconbank. В Victoriabank проблем не было, мне сразу предоставили доступ к счетам и приняли образцы подписей. В Moldova Agroindbank и Moldindconbank в этом отказали. При этом мы не требовали разрешения на проведение банковских операций, а только утвердить изменение образцов подписей. В этих банках сослались на решение суда сектора Центр о приостановлении решений собрания BNAA от 15 января об избрании нового руководства (это решение суда первой инстанции 12 марта аннулировала Апелляционная палата Кишинева.— NM).

— Когда вы получили доступ к информации на банковских счетах?

— После собрания 26 февраля (на котором было переутверждено избранное 15 января руководство.— NM) мы снова получили выписку из государственного реестра некоммерческих организаций, и 5 марта Moldova Agroindbank принял документы. В Moldindconbank мы получили доступ к счетам лишь недавно. Когда мы попросили информацию по операциям после 15 января, мы очень удивились, какие странные банковские операции были проведены в феврале от имени бюро, хотя исполнительным директором с 16 января уже был я. Операции были проведены за подписью замдиректора бюро гражданина Украины Олександра Пинчука. Хотя по должности у него нет права на такие операции. Более того, он был уволен моим приказом еще 22 января в связи с немотивированным отсутствием на рабочем месте.

— Может, банки не знали об увольнении Пинчука. Вы их уведомляли?

— У банков были выписки из минюста о том, что директором является Михаил Маноли. Как при этом можно было заключить договор с лицом, которое не имело доверенности от Маноли? Но банки тем не менее в феврале принимают образцы подписей Олександра Пинчука как руководителя BNAA.

— Вы сказали, что банки провели «странные операции» за его подписью. Какие?

— В феврале Moldova Agroindbank разрешил ему продать 11 млн леев и купить $537 тыс. по курсу 20 леев, а через четыре дня продать по курсу 16 леев. Потери в результате одной операции — 2,3 млн леев. После этого банк позволяет Пинчуку конвертировать €1,6 млн (37 млн леев) в леи и заключает с ним договор об открытии нового банковского депозита на срок до 2018 года. При этом одно из условий депозита такое: если BNAA расторгнет договор, то теряет 15% от суммы остатка депозита. А это, заметьте, порядка 5,5 млн леев. Хотя обычная практика в случае расторжения договора — просто не начисляются проценты. Еще один странный пункт — все спорные вопросы по договору разрешаются в каком-то третейском суде в Москве. Подобные операции с конвертацией валют и депозитами были и в Moldindconbank.

— Сколько всего денег потеряло бюро от этих операций?

— Ущерб, нанесенный BNAA такими операциями, составляет более 10 млн леев. Эти операции были проведены с нарушением законодательства, поскольку банки позволили их провести с потерями для бюро.

— 10 млн леев — большая сумма. Будете ли вы требовать возмещения ущерба и от кого?

— Да, будем. Со всех, кто участвовал в проведении этих операций. В принципе это вина банков, которые позволили провести финансовые операции без санкции законного директора. Мы уже обратились в Национальный центр по борьбе с коррупцией для возбуждения уголовных дел по этим фактам.

— А как привлечь к ответственности гражданина Украины?

— Мы оформим документы, а меры должны принять компетентные органы.

«Наши потери были прибылью банков»

— Почему банки препятствовали вашему доступу к счетам?

— Чтобы провести такие операции. Потому что наши потери были прибылью банков. Другой логики нет.

— Три страховые компании, которые сейчас противостоят руководству BNAA, и два банка, которые отказывали вам в доступе к счетам, по информации СМИ, контролируются одним лицом — Вячеславом Платоном. Есть здесь связь со странными операциями?

— По всей вероятности, да. Здесь мы возвращаемся к давней проблеме — прозрачности акционерной структуры финансовых учреждений. Ее нет, несмотря на ряд внесенных в законодательство изменений на этот счет, например, снижение доли акций с 5% до 1%, на приобретение которых необходимо разрешение Нацбанка. Кстати, кроме банковских операций, которые нанесли бюро значительный ущерб, несколько страховых компаний забрали в феврале деньги из Moldova Agroindbank, которые были ими перечислены ранее для создания внешнего гарантийного фонда BNAA. Речь идет о Moldasig, Asito, Victoria Asigurari, DONARIS. Всего они забрали €832 тыс.

— Может ли из-за этого BNAA не хватить денег для размещения внешней гарантии?

— Такая возможность есть.

— Насколько мне известно, некоторые из этих компаний опротестовали решение BNAA от 26 февраля о размещении внешней гарантии в размере €4,25 млн в KBS Bank (Брюссель)?

— Да, опротестовали, хотя мы в этом плане продолжили то, что начали они. BNAA начало переговоры с KBS Bank еще в декабре, когда бюро контролировали эти компании. В KBS Bank разместить гарантию выгодно, так как там мы открываем депозит под 0,1-0,35% годовых. А если разместить гарантию в наших банках, они должны ее подтвердить в немецком Comertbank, за что мы должны платить 1,5% (по последним данным, с декабря 2014-го — 1,3%). Это наши потери. Поэтому сложно найти логику в том, что они оспорили решение BNAA о размещении гарантии в KBS Bank.

— А где сейчас лежит оставшаяся часть гарантийных денег — $2 млн?

— В Moldova Agroindbank.

— Есть ли вероятность исключения Молдовы из системы «Зеленая карта», учитывая, что гарантийный фонд до сих пор не размещен?

— Есть очень большая вероятность того, что Молдова может потерять право эмитировать полисы «Зеленая карта». Если не будет гарантии, то нас исключат из международной системы.

Автор : Инна Кывыржик

Партнерские ссылки