Суббота 18 ноября 2017
$ 17.6425 20.7556

«Мне говорили: сдай Шевчука. А я сказал, что не буду сдавать». Интервью NM с приднестровским банкиром Владимиром Игнатьевым

В июне этого года в Приднестровье национализировали два из трех частных коммерческих банков — «Тираспромстройбанк» и банк «Ипотечный». Акционер «Тираспромстройбанк» бизнесмен Владимир ИГНАТЬЕВ, находящийся в Москве, рассказал корреспонденту NM Николаю ПАХОЛЬНИЦКОМУ, как его арестовали и что предлагали, как он выехал в Москву по молдавскому паспорту, а также о том, что он думает об уголовном преследовании экс-главы Приднестровья Евгения Шевчука.

«Да, у меня были хорошие отношения с Шевчуком»

Два месяца назад приднестровский депутат Олег Хоржан во время заседания Верховного совета утверждал, что вас арестовали. Это правда?

Видишь ли, для Приднестровья я — крупный бизнесмен, у меня был банк «Тираспромстройбанк». Пока я сидел, его национализировали. У меня есть строительная фирма, мебельная фабрика, ресторан «Околица» и гостиница, хотя я живу в Москве. Прежде чем ехать в Приднестровье, я договорился с [главой Приднестровья Вадимом] Красносельским и предупредил, что везу инвестора-турка для ватно-прядильной фабрики. 25 мая я провел заседание в банке, а Красносельский позвонил и назначил мне встречу на понедельник, 29 мая. В субботу, 27 мая, я рыбачу у себя на даче в Кицканском лесу между Днестром и Ботной. Вдруг приезжает машина, меня арестовывают без предъявления обвинений.

А кто арестовывал?

Арестовал майор Следственного комитета Юрий Юрьевич Артюхов. Он предъявляет статью «Мошенничество» и начинает обыск. Говорят, будут искать документы и деньги. Ничего не нашли, а потом поехали домой проводить обыск.

По статье «Мошенничество» мне светит 15 лет. Я говорю им: мне 77 лет, у меня кардиостимулятор, пять операций, вы вообще не имеете права меня по этой статье арестовать. Надо мной смеются. Я спрашиваю: в чем мошенничество? Тоже молчок. В 12 ночи меня привезли в КПЗ в подвал на ул. Ленина [в Тирасполе]. Приходит какой-то подполковник из МГБ и первый вопрос: «А как вы с [бывшим главой Приднестровья] Шевчуком познакомились?»

Я говорю: элементарно, в центре Тирасполя сдал ему свой особняк (в особняке на ул. 25 Октября  до  избрания Евгения Шевчука главой Приднестровья находился его офис .— NM). Потом повезли меня в УБЭПиК (Управление МВД по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией), там спрашивают, какое отношение я имею к приднестровскому Центробанку. То есть вопросы были не по мошенничеству, а по Шевчуку и его окружению.

Я им сказал, что особняк пустой и могу им тоже его сдать. Да, у меня были хорошие отношения с Шевчуком. Какой он человек — вам судить, не мне. Я в Москве находился, он мне ничем не помог, и я ему ничем не помогал, кроме сдачи помещения в аренду. Плохого про него  ничего не скажу. Потом меня перевели в медчасть.

«Мне терять нечего. Я его просто послал на х*й»

В чем были обвинения ?

Якобы какой-то человек в 2015 году в бендерском филиале банка взял кредит, который отдал главе филиала Ирине Ткаченко, и та поделила его со мной. Когда пришло время отдавать кредит, банк подал на него в Арбитражный суд и захотел забрать залог. Банк предоставил в Арбитражный суд распечатку, из которой следовало, что он, получив кредит, отправил его сыну и другим людям. 7 июля этот засранец-майор прибежал ко мне в больницу в 9:30 утра, и говорит: мы тебя отпускаем под подписку о невыезде. Я говорю: а чего ты зашевелился? Я же не знал о речи Хоржана в Верховном совете. Мне не хотели отдавать российский загранпаспорт. Я майору Артюхову сказал, что он обязан мне все вернуть. Он забрал золото, принадлежащее жене, украинские гривны в эквиваленте на $200. Я говорю: ты должен мне вернуть все документы. А он говорит: посмотрю на твое поведение. И начал выманивать $150 тыс. Я говорю: ты че, я сейчас напишу, что ты от меня требуешь $150 тыс. А он смеется и говорит, что они же это и будут проверять.

Как это было? Человек просто сказал: «Дай нам $150 тысяч»?

Да. Говорит: а ты думаешь с нами рассчитываться? Давай $150 тыс. Я спросил, с кем я должен рассчитаться? И так улыбается, просто ударил бы. Это было просто вымогательство. Я ему говорю: паспорта верни, ты мне обязан все вернуть. Так документы у них и остались.

И что, вы сказали «нет», и вас отпустили?

Нет, мне терять нечего. Я его просто послал на х*й. Я говорю, пошел, г*внюк, на х*й, го*но ты, говорю, с*аное. Я, может быть, до 80 дожил бы, а ты, падла, меня угробил, бл*дь. А он спокойно улыбается.

И в итоге дали паспорт?

Ничего не дали, паспорта остались у них.

А как вы поехали в Москву?

Я поехал по молдавскому паспорту.

А он у вас остался?

Да, я этого не скрываю. Я приехал, сразу позвонил президенту, он мой сосед по даче. Он взял трубку. Я говорю: «Вадим Николаевич, спасибо, я освободился. А почему мне документы не отдали»? Он говорит: «Ой, у меня сейчас совещание, ты извини, позвони мне после обеда». Стал набирать, а он не берет трубку.

«Я следователям говорил: хотите заработать, найдите ее голову, даю $5 тысяч»

А кто брал этот кредит в 2015 году? О ком идет речь?

Это самый настоящий мошенник. Он взял под залог своей грибницы — в Парканах шампиньоны что ли выращивает. Ему оформили кредит $100 тыс. Я не вникал в эти подробности. Дело в том, что я сам попросил возбудить уголовное дело против директора бендерского филиала Ирины Ткаченко. Мало того, я следователям говорил: хотите заработать, найдите ее голову, даю $5 тысяч. Она в 2015-2016 году уехала в Россию и не зарегистрировалась, а у нее три паспорта и три фамилии. Где ее искать?

А что касается национализации банков? Когда власти национализировали банки, утверждали, что они проблемные.

Ничего подобного. «Тираспромстройбанк» — это прибыльный банк. Да, когда был кризис, взяли много проблемных кредитов, которые потом не вернули. Но мы все время формируем резервный фонд. В этом году пустили 1 млн рублей ПМР ($65 тыс.) в резервный фонд. Когда пришло новое руководство, они прислали московскую аудиторскую компанию, названия ее не помню. Та компания четко сказала, что ни рубля не вывели.

«Сейчас за счет наших денег выдадут зарплаты бюджетникам»

Депутат Верховного совета Александр Коршунов  говорил мне, что с вами вели переговоры, а вы ничего не сделали.

Не надо, не надо, я говорил со Славой Тидвой (глава Приднестровского республиканского банка Владислав Тидва.— NM). Он мне говорит: «Чтобы оздоровить ваш банк, вы должны дать $20 млн». Хотя в самом банке всего $50 млн. Я ему сказал: «Слава, тебе сейчас при этом кризисе "Шериф" $1 млн не даст, а ты просишь $20 млн. Что ты дурью маешься?  Банк прибыльный, а вы его национализируете». При курсе доллара в 15,5 приднестровских рублей там было 800 млн рублей. Сейчас за счет наших денег выдадут зарплаты бюджетникам. Это единственный банк, который сохранил все долларовые депозиты. Человек приходил, просил отдать ему доллары — их отдавали. Это прибыльный банк. Арбитражный суд его даже не обанкротил бы, так как банк показывал прибыль. Обанкротить можно только то, что прибыли не дает.

Вы сказали, что там было $50 млн, то есть, по сути, их дадут бюджетникам?

Да, конечно. [Запасов] хватит еще на 1-2 месяца и все. Там сейчас работает «Электромаш», получил заказы на оборонку в Россию, «Молдавкабель» чуть-чуть шевелится. KVINT чуть-чуть шевелится. Но в целом пи*дец, у них же ничего не работает. Сейчас доллар стоит 15,5 приднестровских рублей, нашли валюту, но это ненадолго.

А вы могли рассчитаться по депозитам?

Да ты что, ну если у нас прибыль!

Прибыль была за первый квартал всего $15 тыс.

Ну она была за первый квартал.

Была, но значительно снизилась.

Конечно, снизилась, потому что сидел их конкурсный управляющий, который не давал работать, ни туда ни сюда. И то $15 тыс. в плюс.

«Им нужно Шевчука выбить, чтобы он не шел на вторые выборы»

Что вы думаете о заведенных уголовных делах на Шевчука?

Понимаете, мне из МГБ человек говорил, что якобы меня не выпустили бы, пока я бы кого-то не сдал. Я считаю, им нужно Шевчука выбить, чтобы он не шел на вторые выборы. Они сейчас так обос*ались. «Шерифу» нужно его выбить, потому что, если он пойдет во второй раз, то 100% выиграет.

Я имею в виду обвинения по Стабфонду, организации контрабанды.

Послушайте, ни я, ни вы, ни они ничего не знают, воровал он или нет. Это голословно все, и я в это не верю. Когда мне нужно было купить недвижимость в Москве, я попросил кредит хотя бы $500 тыс. Он говорит: Владимир Иванович, денег нет, нужно выплатить деньги бюджетникам. Выкручивайся, ищи. Это было за год до выборов. Я спросил его: а ты идешь на выборы? Он говорил: да, пойду наверное. Я ему: а чего ты не занимаешься выборами. «Шериф» занимается выборами, а ты не занимаешься. Он и проиграл только потому, что начал заниматься ими за три месяца до выборов. А «Шериф» мощная структура, он их не трогал.

А как вы думаете, почему Шевчука стали сдавать свои же?

Мне тоже говорили: сдай Шевчука. А я сказал, что не буду сдавать. Говорят, что [экс-глава Центробанка Приднестровья Эдуард] Косовский сдал Шевчука. Что он мог сдать на Шевчука? Что Шевчук приказал ему держать курс рубля и сказал, может, ну напечатай пару миллионов денег. Но это президент, он дал команду. Что может Косовский на него наговорить?

А что дальше вы планируете делать?

Мне нужно получить паспорта, буду писать в посольство.

Николай Пахольницкий

Партнерские ссылки