19ºC Кишинёв
Пятница 22 июня 2018

«Мне сказали, что права у меня есть только на бумаге». Как прошел допрос Дмитрия Шевченко, обвиняемого в покушении на Плахотнюка. Репортаж NM

В суде сектора Центр допросили Дмитрия Шевченко, одного из обвиняемых в покушении на председателя Демпартии Владимира Плахотнюка. Он заявил, что не знал о готовящемся покушении, на этапе уголовного преследования его избивали, а показания он давал не по доброй воле и в отсутствие адвоката. В то же время на некоторые вопросы прокуроров он отвечал сбивчиво и путанно. Корреспондент NM Александра Батанова рассказывает, как проходил допрос.

История знакомства

Дмитрий Шевченко, которого Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам обвиняет в подготовке покушения на лидера Демпартии Владимира Плахотнюка, 16 марта в суде сектора Центр дал показания по этому делу.

В апреле прошлого года, напомним, украинские и молдавские правоохранительные органы сообщили о пресечении попытки заказного убийства Владимира Плахотнюка. Тогда же задержали семь человек в Молдове и одного на Украине, подозреваемых в подготовке покушения. В конце января суд Кишинева приговорил одного из них — Юрия Пархоменко к пяти годам и четырем месяца тюрьмы. Его судили отдельно, так как он признал свою вину. Адвокаты подсудимого были удивлены решением суда, поскольку прокурор просил для Пархоменко 10 лет тюрьмы. Дела остальных шести обвиняемых суд продолжает рассматривать.

По данным прокуратуры, Дмитрий Шевченко по указанию другого обвиняемого — зампреда фонда IFAVIS Валерия Заболотного, хранил в своем подвале оружие и  арендовал квартиру в Кишиневе на улице Сармизеджетуза, где жили исполнители покушения. Также он купил автомобиль с польскими регистрационными номерами, на котором киллеры должны были скрыться после выполнения задания.

На суде Шевченко рассказал, что много лет знаком с Валерием Заболотным и его семьей. «С тех пор как убили мою мать, эти люди помогали нам не умереть с голоду, лечили, кормили, давали работу, в общем, помогали выжить», — сказал Шевченко.

Он заявил, что Заболотный не давал ему указаний покупать машину и снимать квартиру. По словам Шевченко, Заболотный не знал, что Шевченко общается с двумя мужчинами и снимает по их просьбе квартиру.

newsmaker.md/rus/novosti/vse-eto-instsenirovka-imenno-poetomu-nichego-ne-proizoshlo-chto-rasskazali-obvinya-36340

Ранее NM публиковал переданные через адвоката письменные показания Шевченко, которые он подтвердил на заседании суда 16 марта.

В показаниях он рассказал, что летом 2016 года сидел с другом во дворе и пил пиво, когда к ним подошли два незнакомых человека и поинтересовались, не знают ли они кого-то, кто сдает квартиру, и сказали, что готовы хорошо заплатить. Мужчины пояснили, что они не местные, плохо знают город и были бы благодарны за помощь. Шевченко нуждался в деньгах и поэтому вызвался им помочь. За то, что он нашел квартиру, ему заплатили. Эти мужчины представились Сергеем и Василием и дали паспорт, на который Шевченко снял им квартиру.

После этого, по его словам, он видел их три-четыре раза, когда они передавали ему деньги за квартиру. Примерно в декабре 2016 года они попросили найти недорогую машину для работы, сказав, что собираются покинуть Молдову, и машина им нужна на короткое время.

Шевченко помог им найти автомобиль, а они пообещали, что после отъезда отдадут автомобиль ему. Зимой 2017 года один из мужчин сказал Дмитрию Шевченко, что они уезжают, и попросил его взять на хранение две сумки, пообещав забрать их по возвращении в Кишинев. Весной один из них позвонил и сказал, что они приехать не могут, и попросил передать ключи от машины и сумки их напарнику. Шевченко сказал, что не видел, что находится в сумках, которые он взял на хранение.

Через какое-то время Шевченко позвонили друзья Сергея и Василия и сказали, что им рекомендовали обратиться к нему по поводу аренды квартиры. Шевченко помог, и после того как они заселились, они сообщили, что хотят забрать сумки, которые оставили Василий и Сергей. Сумки Шевченко хранил в подвале.

«Содержимое сумок я увидел за день или за два до моего ареста. Тогда пришел он (Шевченко не смог сказать кто именно) и попросил эти сумки обратно. Тогда я увидел, что там оружие, он попросил меня помочь ему с этим (С чем помочь Шевченко так и не сказал, и никто его об этом не спросил — NM.) и потом еще начал меня обвинять в том, что я что-то сломал. Я просил его забрать эти сумки. Он их не забрал, сказал, что заберет через некоторое время», — рассказал Шевченко в суде.

По его словам, этот человек велел ему никому не рассказывать о сумках и пригрозил «дать по шее или чего похуже», если он кому-то расскажет.

«И еще мне обещали, что я получу деньги за то, что эти сумки лежат у меня в подвале. Но я у них ничего не взял, хотя острая необходимость в деньгах всегда была», — сказал Шевченко и добавил, что, когда увидел оружие, понял, что у него будут неприятности.

После ареста он узнал, что мужчина, который представился Василием, был Юрием Пархоменко.

Допрос прокуроров

Шевченко затруднялся отвечать конкретно на вопросы прокуроров Татьяны Видрашко и Дениса Ротару. Так, он не мог ответить, сколько  ему обещали денег за помощь в съеме квартиры. Сначала он говорил, что его просто обещали отблагодарить, а потом сказал, что квартиру он снял за 200 евро, а ему дали 300, разницу он оставил себе.

«Не помню, сколько обещали дать, по факту дали 100 евро. Мне сказали, что меня отблагодарят, что дадут денег. Я оплачивал счета и квартиру, и мне оставались какие-то деньги», — рассказал Шевченко.

Прокурор Денис Ротару спросил, как Шевченко договорился сообщить тем двум людям о том, что нашел им квартиру. На этот вопрос Шевченко тоже не мог ответить конкретно и сказал, что они «договорились встретиться во дворе». Он пояснил, что у него с этими людьми не было строгой договоренности о том, что именно он снимает для них квартиру, они могли найти жилье и сами.

Прокурор Ротару спросил Шевченко, как он договорился передать сумки, которые были у него на хранении, ведь за ними приехали люди, с которыми он не был знаком, и они не знали, как он выглядит.

— Мы договорились встретиться у ларька, — ответил Шевченко.

— Вы всегда стояли у того ларька? — спросил Ротару.

— Нет, я стоял и курил, и они подошли ко мне и сказали, что они за сумками, — пояснил обвиняемый.

Объяснить, как эти люди узнали, что им нужен именно он, Шевченко не смог.

«Меня били сотрудники полиции»

Во время дачи показаний в суде Шевченко рассказал, что после задержания его  5-6 раз допрашивали без адвоката.

«Мне в адвокате отказали. Когда я просил его привести, мне в полиции сказали, что он “прокурорская шестерка” и что ему скажут, то он и будет делать», — сказал Шевченко и пояснил, что речь идет о государственном адвокате.

Судья Виктор Санду стал настойчиво спрашивать Шевченко, кто нанял для него адвоката по контракту, который представляет его в суде. Шевченко ответил, что друзья, но не смог сказать, какие именно.

Отметим, что у Шевченко травмирована нога, он передвигается с помощью костыля. Журналистам он заявил, что у него «какое-то заражение ноги», после того как он упал в тюрьме.

«Меня били, били сотрудники полиции, и дома при задержании били. Я только помню, что полицейского зовут Андрей, они в масках были», — ответил Шевченко.

Он заявил, что показания, которые он давал на этапе следствия, были даны не по доброй воле.

«Я еще раз напомнил им, что хотел бы говорить при адвокате, но мне отказали, Тогда еще был государственный адвокат. После этого прокурор дал мне бумагу, где были написаны мои права и обязанности, они мне сказали, что права у меня есть только на бумаге», — сказал Шевченко.

Говоря о том, как он оказался причастном к этому делу, обвиняемый сказал, что просто хотел заработать денег. У него не было никаких подозрений и мыслей о том, что это может быть как-то связано с подготовкой покушения на убийство.

Допрос Шевченко завершился и в зал суда неожиданно привели Юрия Пархоменко. Раньше адвокаты просили вызвать его суд как свидетеля. Допрос Пархоменко в суде закончить не удалось. Двум обвиняемым — Василию Драгуле, у которого сахарный диабет, и Дмитрию Шевченко понадобилась скорая медицинская помощь. Судья перенес заседание на 19 марта.

Автор : Александра Батанова

Партнерские ссылки