12ºC Кишинёв
Воскресенье 23 сентября 2018

Молдова, Украина и Грузия нашли «внешнего врага». Канду рассказал украинскому СМИ о противостоянии с Россией

Спикер парламента Молдовы Андриан Канду дал интервью украинскому агентству УНН. Он говорил об «оккупированных территориях», пропаганде, вмешательстве России во внутренние дела других стран и даже о возможности «крымского сценария» в Приднестровье. А 2 марта в Кишиневе пройдет межпарламентская встреча представителей Молдовы, Украины и Грузии, по итогам которой примут резолюцию о новом общем подходе трех стран к «противодействию внешнему врагу». NM выбрал главные заявления из интервью Канду.

О вмешательстве России

В этом году у нас парламентские выборы. Мы ощущаем, что Россия увеличивает свое влияние, активность, давление на правительство. Также мы видим, что их поддержка некоторых партий увеличивается в этом году. С одной стороны, это и финансовая и не только поддержка пророссийских партий, а также через использование телеканалов, медиа, аффилированных с Россией, например, агентство Sputnik (филиал агентства в Молдове контролируют люди, близкие к мэру Оргеева Илану Шору. — прим. NM) и многие другие. Во-вторых, у нас есть информация об активизации спецслужб Российской Федерации тут у нас, третье — мы видим увеличение активности российских военных Приднестровье, где они очень часто проводят военные учения, в том числе совместно с так называемыми приднестровскими военными. Все эти пласты пропаганды мы ощущаем все сильнее и сильнее. Это вынуждает нас быть более бдительными и осторожными в отношениях с Российской Федерацией.

О проблемах с Москвой, «Ландромате» и Платоне

С прошлого года у нас постоянно происходили инциденты с Россией — прежде всего это началось с дела о «Ландромате». Через молдавскую банковскую систему было «отмыто» 22 миллиарда долларов США. Расследование установило, что эти деньги пришли из России и источником этих денег были российские секретные службы. Когда наши органы начали проводить расследование, глубже и глубже вникать в детали, были арестованы некоторые люди, включая одного в Киеве — господина Платона, Россия начала действовать. Они стали запугивать и действовать оскорбительно в отношении молдавских официальных лиц, которые либо находились на территории России, либо туда направлялись — это происходило в отношении членов правительства, членов парламента, представителей следственной группы. Их задерживали в аэропортах, действуя ненадлежащим образом. Плюс, я бы сказал, очень грубое заявление прозвучало от вице-премьер-министра Рогозина. И продолжать терпеть эти обстоятельства мы не можем. Мы начали предпринимать некоторые шаги. Сперва мы были вынуждены выслать пять российских дипломатов, во-вторых, мы объявили господина Рогозина персоной нон грата и в-третьих — это законодательство по борьбе с российской пропагандой.

О запрете российских новостей

Мы никогда не рассматривали варианта полностью запретить российские телеканалы, потому что некоторый контент, который ретранслируется в Молдове, наши граждане очень любят — это развлекательные передачи, фильмы. Мы не хотим закрывать российские телеканалы (самый популярный из них — «Первый канал» — ретранслируется холдингом лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. — прим. NM), мы просто хотим быть уверенными, что нашими гражданами не будут манипулировать токсичными фейковыми новостями, которые распространяются через ток шоу, новостные передачи, программы военного содержания — это все теперь запрещено новым законом. В ответ на наш закон, Госдума РФ приняла решение в середине января, обвинить нас в действиях, направленных против Российской Федерации и ее интересов, что не соответствует действительности. Мы объяснили, почему такое решение было принято с нашей стороны и на это у нас были основания. И в качестве реакции действия Госдумы, молдавский парламент принял решение продемонстрировать и напомнить всем, почему мы это делаем — противостоим российским спецслужбам, российским военным, финансированию партий, распространению пропаганды.

О совместном межпарламентском форуме Молдовы, Украины и Грузии

Мы не стремимся к открытому противостоянию, к войне с Россией, но российским властям, особенно некоторым представителям, стоит понять, что мы ждем уважения к себе и к нам нужно относиться, как равному партнеру и пора начинать задумывать о конструктивной кооперации. Мы больше не намерены терпеть отношение, основанное на санкциях, оскорблениях и обвинениях только по той причине, что мы стремимся быть ближе к Европейскому cоюзу и хотим стать частью европейской семьи. [...] Мы ожидаем правильного поведения к себе, но и всем стоит понимать с какими вызовами мы сталкиваемся в сфере безопасности, в сфере экономики, с Приднестровьем, с пропагандой — как и у вас с этой точки зрения — ситуация в Крыму и в Восточной Украине. Так что должно быть понимание, какие есть проблемы во всем регионе, включая Молдову. С этой целью через две недели, 2 марта, в Кишиневе мы организовываем парламентскую конференцию совместно с украинской Верховной Радой, грузинским парламентом и авторитетной организацией из США — Atlantic Council. Здесь, в Кишиневе на международном уровне мы будем обсуждать вызовы, с которыми сталкиваются наши страны, включая угрозы, которые исходят и со стороны Российской Федерации.

О «крымском сценарии» в Приднестровье

Если посмотреть на цифры, у нас в Приднестровье разнообразный этнический состав — там есть украинцы, даже больше, чем русских и большая часть молдаван. Так что это, конечно, немного странно видеть, что внезапно за несколько лет у нас там появилось такое количество российских граждан. Это выглядит, как будто, Российская Федерация в этом вопросе действует, предлагая выгоду, включая финансовую, для тех, кто получил российское гражданство. У них есть система поддержки российских граждан — пособия, дотации, выплаты. Это говорит о том, что у России есть стратегия для этих людей. Причины могут быть разнообразные: во-первых, использовать в будущем этих людей, для такого сценария, как это произошло в Украине, в Крыму, когда они аннексировали территорию из-за того, что якобы там много российских граждан или использовать в выборах — или манипулировать этими людьми во время выборов, что гораздо легче. Уверен, что это умышленная политика России, чтобы раздать гражданство людям, живущим в Приднестровье, а потом претендовать там на какую-то ведущую роль.

Об идиллии в отношениях Молдовы и Украины

Однозначно, между Молдовой и Украиной сейчас самые лучшие взаимоотношения, каких раньше еще не было. И мы сейчас очень поддерживаем друг друга в различных международных организациях, на двустороннем уровне и в международном формате. К примеру, Совет Европы — мы всегда голосуем вместе с Украиной и осуждаем агрессию Российской Федерации в Крыму и на Донбассе. У нас также есть от наших коллег с Рады просьба не поддерживать, к примеру, проект строительства газовой трубы «Южный поток», не признавать выборы, которые были в Крыму, у нас есть общие видения и подходы на уровне Совета Европы. Более того, во время предстоящей конференции, все три страны: Молдова, Украина и Грузия, скорее всего, утвердят резолюцию, о совместной работе в разработке политик и более эффективного сотрудничества против российской агрессии. Мы говорим о сотрудничестве в оборонной сфере, мы говорим о сотрудничестве в энергетическом секторе, о политической поддержке в других секторах, включая все, что входит в понятие реинтеграция территорий. После этой конференции мы выйдем на новый путь, на новый уровень отношений между Украиной, Молдовой и Грузией, синхронизировав наши повестки, действия и будем работать вместе ради общих возможностей.

Об унионистском проекте Бэсеску для Молдовы и Украины

Однозначно, эта риторика не коснется Украины. Это — не об Украине. Да, исторически, есть некоторые вопросы вокруг Буковины, которая была частью Румынии, но, я думаю, что все движения господина Бэсэску связаны с парламентскими выборами в Молдове, которые у нас пройдут в конце ноября. В Молдове у нас есть сторонники объединения с Румынией — это около 15-20% граждан. Но, все же большая часть страны желает видеть Молдову независимым государством и это факт. Да, мы связаны исторически, у нас общие корни, у нас одна культура, мы говорим на одном языке — на румынском, но большинство граждан Молдовы верят, что Молдова может быть отдельным независимым государством. У нас также были серьезные дебаты вокруг названия нашего языка и сейчас по этому поводу в обществе нет консенсуса.

В Молдове вопросы объединения с Румынией, никто, кроме населения страны и во время национального референдума, не решает. Если сегодня даже посмотреть результаты социологических исследований, большинство граждан считает, что Молдова должна быть независимой страной. К тому же у господина Бэсэску нет даже молдавского гражданства, он не может ничего внести самостоятельно на рассмотрение молдавских властей, он не является депутатом, это невозможно. Конечно, он может найти представителей, которые его поддержат, но этот вопрос не обсуждается в парламенте, это не обсуждается и в Конституционном суде. Это, как я уже сказал, — вопрос референдума.

О геополитической схватке на выборах

Основная борьба состоится между Партией социалистов — пророссийской партией... Их идеология состоит в том, что Молдова должна быть ближе к России и Евразийскому Союзу, а противостоять им будут проевропейские партии. Мы верим, что мы сможем стать ближе к Европейскому Союзу. И «схватка» на выборах состоится между этими двумя идеями. Эти идеи состоят из конкретных посланий, конкретных игроков и, конечно же, поддержки. Однозначно, Россия будет поддерживать финансово, медийно, логистически пророссийских, таких как Партия социалистов. И, возможно, некоторые западные страны будут оказывать поддержку и поощрять некоторые политические месседжи проевропейских партий. К сожалению, все сфокусированы на геополитических месседжах, вместо потребностей людей.

О том, ведет ли Демпартия русофобскую политику

Мы — проевропейские, но мы не против России. Российская Федерация — важный глобальный игрок. У нас были и остаются экономические связи: пять лет назад они были больше, сейчас мы экспортируем большую часть наших товаров в Европейский Союз, но все равно у нас есть определенные связи. К тому же 90% жителей страны свободно владеют русским языком. Мы не против России, но мы хотим, чтобы Россия проявляла к нам уважение, вела себя честно и помогала Молдове становиться сильнее, а не вредить нам из-за того, что мы делаем свой свободный выбор, за то, что мы стремимся стать частью европейского сообщества. Мы никому не позволим решать что-то за нас. Это же касается и Приднестровья, мы верим, если бы Россия действительно захотела, приднестровский вопрос был бы решен уже много лет назад. Мы также верим, что то, что сейчас происходит в Украине — это определенно ответственность Российской Федерации и только их. То, что происходит в Южной Осетии, Абхазии, мы все это понимаем, и видим их интересы. Наши страны страдают из-за этого и не могут полноценно развиваться.

О том, почему власти Приднестровья говорят с демократами, а не с Додоном

Потому, что мы искали практическое решение, а не политическое. Мы не консультировались с Россией, мы работали с, так называемыми, властями Приднестровья при посредничестве ОБСЕ. Мы смотрели где проблемы: есть проблемы с дипломами у молодых людей? Давайте найдем решение. Есть проблемы с телекоммуникациями? Давайте найдем решение. Проблема со школами, с землями фермеров? Давайте искать решение. Мы не ставили перед собой большую политическую задачу. Мы начали с того, что важнее всего для людей, мы подошли к этому практично без политических месседжей «who is who» и кто сильнее. Мы открыли мост, который действительно не использовался 25 лет — это очень важно для людей, они могут быть ближе, для бизнеса, экономические проекты будут расти. Это решение, с которым позже можно будет прийти к политическому вопросу. У господина Додона был другой подход: он хотел позвать Россию за стол переговоров и искать политическое решение, работать над специальным статусом. Еще очень рано об этом говорить. Нужно искать точки соприкосновения и выстраивать доверие. Нужно начинать доверять друг другу, а только после этого говорить о женитьбе.

Партнерские ссылки