Понедельник 24 июля 2017
$ 18.1223 21.1007

«Молдове нужна конкуренция на рынке оптовых продаж электроэнергии». Интервью NM с главным советником ЕС по энергетике

Сегодня, 31 марта, власти обещают объявить результаты конкурса на годовую поставку в Молдову электроэнергии. При этом интригу сохраняли до последнего — сегодня истекает срок прошлогоднего контракта на поставку. А накануне по результатам конкурса, к которому у экспертов возникло много претензий, был утвержден новый директор Нацагентства по регулированию в энергетике (НАРЭ). Много вопросов есть у экспертов и граждан и к работе самого регулятора и всего энергетического рынка страны. Об этом корреспондент NM НАТАЛЬЯ МЕЛЬНИК поговорила с главным советником ЕС по вопросам энергетической политики АЛЕКСАНДРУ САНДУЛЕСКУ.

newsmaker.md/rus/novosti/eksperty-potrebovali-annulirovat-rezultaty-konkursa-na-dolzhnost-direktora-nare-29843
 

Админсовет НАРЭ, состоящий из пяти директоров, теперь полностью укомплектован. Может ли еще один директор улучшить работу регулятора в энергетике, к деятельности которого у гражданского общества и экспертов есть много претензий, в том числе касающихся его независимости?

НАРЭ — ключевое учреждение в энергетике. В его обязанности входит установление правил на рынке энергетики, регулирование тарифов, отслеживание рынка и многое другое. Все регулирующие решения принимает совет директоров, поэтому любое улучшение уровня его компетенции пойдет на пользу агентству.

НАРЭ существует за счет взносов операторов энергетического рынка, деятельность которого оно регулирует. Не разумнее было бы финансировать агентство из госказны? И какие модели финансирования регуляторов практикуют в ЕС?

Финансировать агентство лучше напрямую из регулируемой отрасли, как это и делается в Молдове, а не из государственного бюджета. Это обеспечивает независимость от правительства и исключает политическое влияние. Такова основная модель финансирования регулирующих органов в энергетике и в странах ЕС. Так возрастает и уровень справедливости и прозрачности: потребители энергии точно знают, сколько они платят за работу регулирующего органа.

Можете привести пример образцового регулятора в странах ЕС?

Его сложно назвать, потому что в каждой стране свои особенности. Важно, в том числе и для НАРЭ, поддерживать постоянный диалог с другими регулирующими органами, определять наилучшие методы работы, учиться на опыте других. Такой диалог удобно поддерживать в рамках Регулирующего совета Европейского энергетического сообщества.        

В ноябре прошлого года парламент принял в первом чтении проект нового закона об энергетике, который, по замыслу правительства, обеспечит большую независимость и прозрачность работы НАРЭ. Сейчас проект готовят ко второму чтению. Вы знакомы с содержанием окончательной версии?

Да, знаком. Текст был подготовлен при поддержке технических консультантов. Чтобы улучшить законопроект, министерство экономики консультировалось и со мной, как с главным советником по энергетической политике ЕС. Связывались и с секретариатом Европейского энергетического сообщества. А в прошлом году молдавское правительство консультировалось и по законопроектам об электроэнергии и газе.

newsmaker.md/rus/novosti/chto-to-poshlo-ne-dtek-plahotnyuka-schitayut-protivnikom-kontrakta-na-zakupku-ukra-30489
 

Считается, что рынок электроэнергии в Молдове либерализован. В реальности это не так, поскольку электроэнергию закупают из одного источника — МолдГРЭС, расположенной в Приднестровье. Украинцев в прошлом году на молдавский рынок электроэнергии не пустили, а в этом году интрига с новыми закупками сохраняется до последнего момента. ЛЭП Исакча-Вулканешть, которая позволит диферсифицировать поставки, планируется построить не раньше 2020 года. Что могут сделать власти в такой ситуации?

Есть разница между так называемым «открытием рынка по закону» и «реальным открытием рынка», причем во всех странах с либерализированной энергетической отраслью. Реальное открытие рынка зависит от некоторых факторов и оно меньше, часто гораздо меньше, чем открытие рынка, установленное законом. В Молдове по закону   на 100% открыт рынок по электричеству и газу, все потребители имеют право выбрать поставщика. Однако, как вы уже сказали, внешний поставщик электроэнергии по договорной цене только один. Есть несколько внутренних производителей электроэнергии, но они продают ее по регулируемой цене. Эту энергию получают из возобновляемых источников или в процессе генерации тепловой энергии в системах центрального отопления.

В результате нет оптовой конкуренции, а без конкуренции нет рынка. Очевидно, на рынке оптовых продаж электрической энергии необходимо больше конкуренции, и это станет возможно в два этапа: сначала произойдет интеграция с украинским рынком оптовых продаж электричества, и участники из Украины будут конкурировать на молдавском рынке, а затем, после асинхронного подключения к сети ЕС Entso-e, появятся игроки из ЕС, что повысит уровень конкуренции.

Первым шагом в этом направлении станут текущие процедуры проведения тендера на оптовые закупки электричества на период с 1 апреля 2017 года по 31 марта 2018 года, в котором участвует и компания из Украины.

Были ли подобные ситуации на рынках электроэнергии в других странах ЕС? Удалось ли их разрешить?

В странах ЕС решением, позволившим повысить уровень конкуренции на рынке оптовых продаж электричества и получить более низкую цену для конечного потребителя, стала интеграция во внутренний энергетический рынок ЕС, включающий все страны Союза, без границ, где электричество можно свободно продавать по всему континенту.

Давайте поговорим о Третьем европейском энергопакете, к которому присоединилась Молдова. Он, среди прочего, предполагает разделение поставки, транспортировки и дистрибуции на газовом рынке, против чего возражает «Газпром», владеющий контрольным пакетом «Молдовагаз». Какой вариант решения этого вопроса подойдет Молдове?

В вопросах имущественного разъединения операторов газотранспортных систем, в соответствии с требованиями Третьего энергопакета, Молдова получила отсрочку до 2020 года, и это положение включили в новый молдавский закон о газе. Сейчас рано говорить о решении, которое будет реализовано через три года для полного соблюдения энергетического законодательства ЕС. Решение должно быть полностью совместимо с требованиями законодательства ЕС, так как в противном случае может быть запущена процедура принятия мер в отношении допущенного нарушения. Следовательно, не должно быть «спорных вопросов».