19ºC Кишинёв
Вторник 17 июля 2018

«Мы всегда называем вещи своими именами. Не обязательно на публике, но лично — обязательно». Интервью NM с зампомощника госсекретаря США Бриджит Бринк

Заместитель помощника госсекретаря США Бриджит Бринк, курирующая отношения со странами Восточной Европы, включая Молдову, 6-8 марта посетила Кишинев. В интервью корреспонденту NM Ольге Гнатковой Бринк рассказала о том, каких изменений США ждут в Молдове после выборов 2018 года, о подвижках в приднестровском вопросе и роли лидера Демпартии Владимира Плахотнюка в молдавской политике.

«Кто лидер страны, кто и как участвует в политике — это вопрос к жителям республики»

Нынешнее парламентское большинство и назначенное им правительство сформировано при довольно сомнительных обстоятельствах. Согласно соцопросам, рейтинг контролирующей все госинституты Демпартии — на грани прохождения в следующий парламент. Многие считают США едва ли не главным источником легитимности нынешней власти. Что вы об этом думаете?

Я бы сказала, что ценю правительство за прогресс, которого с 2016 года добились премьер Павел Филип и его команда. Как раз с этого времени у меня появилась возможность работать с Молдовой из Вашингтона. Еще недавно республика переживала несколько турбулентное время. Правительство в короткие сроки провело серию реформ. Это привело к подписанию нового соглашения с Международным валютным фондом (МВФ), который утвердил новый пакет в 178 млн долларов. И, насколько мне известно, правительство продолжает реформировать банковский сектор, что оставляет программу МВФ в силе.

Есть много вещей, которые, как нам кажется, властям и жителям стоит продолжать делать в Молдове, чтобы дальше двигаться к сближению с ЕС, как они сами и решили . В том числе, необходимо проводить очень важные реформы в юстиции, реформировать банковский сектор и бороться с коррупцией. Это как раз то, о чем я говорила с представителями власти Молдовы.

Есть хорошие новости и из Приднестровья. Мне кажется, что там достигнут хороший прогресс. Неплохие результаты есть и в борьбе с трафиком людей. Но еще предстоит много работы. Мы постараемся сделать все возможное, чтобы поддержать Молдову в сближении с Европой. Это требует постоянных усилий,  настойчивости, и вклада граждан Молдовы в том числе.

Лидер Демпартии Владимир Плахотнюк не единожды встречался с политиками из США. Как Вашингтон определяет и оценивает его роль в молдавской политике?

Спасибо за этот вопрос, но он — к жителям Молдовы, а не к Вашингтону.

newsmaker.md/rus/novosti/a-v-eto-vremya-za-okeanom-kto-to-dumaet-o-moldove-v-kongress-ssha-vnesen-proekt-re-36194
 

Почему?

Кто лидер страны, кто и как участвует в политике — это вопрос к жителям республики, не внешним партнерам это оценивать. Но я знаю, что скоро у вас пройдут выборы. Очень важно, чтобы у всех желающих была возможность свободно в них участвовать.

Поясню. Вопрос назрел из-за многочисленных поездок Плахотнюка в США, что широко освещаются в СМИ. Многие задаются вопросом, означает ли это, что США одобряет господина Плахотнюка и то, какую он играет роль в управлении республикой?

Я не могу на это ответить. Вам нужно спросить об этом его. Но это не дело США или любых других стран, это —  дело самой Молдовы, ее демократический выбор.

«Мы советуем всем демократическим властям учитывать все рекомендации ВК»

Каких изменений ждут США после выборов в Молдове в 2018 году?

Выборы — важнейшая составляющая демократии. Перед грядущими парламентскими выборами в Молдове я, как представитель США, посоветовала бы властям сделать все возможное, чтобы эти выборы были честными и свободными. Что это значит на практике?

Это значит убедиться, что у оппозиции есть полный доступ к СМИ и общественности, что есть поле, где разные люди и разные идеи могли соперничать друг с другом. Это значит, что не должно быть давления на людей, чтобы они голосовали определенным образом.

ОБСЕ предлагает золотой стандарт выборов, эта организация наблюдает за ними и оценивает их. И мы доверяем этим оценкам и будем изучать рекомендации ОБСЕ и их выводы мониторинга выборов в Молдове.

И все же каких перемен вы ждете после выборов?

Да, возвращаясь к вашему первоначальному вопросу, хочу отметить, что в любой демократии — это право людей решать, кто будет их представлять. В зависимости от того, как пройдут выборы и какие партии попадут в парламент, США  будут решать, как поступать дальше. И если власти как представители граждан Молдовы будут и далее ориентироваться на ЕС, то, конечно, США будут рады поддерживать республику. Я не исключаю, что выборы могут пойти по другому пути, но не хочу сейчас оценивать это. Но США поддерживает свободный выбор Молдовы.

В прошлом году власти изменили избирательную систему с пропорциональной на смешанную. Многие эксперты уверены, что это было сделано в интересах Демпартии. ЕС и Совет Европы неоднократно критиковали власти Молдовы за это решение. Но до сих пор мы толком не слышали позиции США на этот счет. Какова она?

Опять же, демократические государства сами решают, как изменять избирательный кодекс. Мы придерживаемся рекомендаций Венецианской комиссии (ВК). Мне известно, что ВК дала свои рекомендации Молдове, но парламент и правительство республики часть рекомендаций ВК учли, а другую — проигнорировали. Наша позиция такова: следует учитывать рекомендации ВК.

Главной рекомендацией ВК было не изменять избирательную систему.

Повторюсь, что это зависит от граждан Молдовы. Мы советуем всем демократическим властям учитывать все рекомендации ВК.

«Воля двигаться вперед появилась с обеих сторон»

Вы упоминали приднестровскую проблему. Как бы вы сейчас охарактеризовали ситуацию в этом направлении?

Я работаю над этим вопросом уже пару лет. Мы все очень воодушевлены прогрессом, который произошел в ходе встречи в формате «5+2» в Вене, где обе стороны достигли соглашения, и обсудили пакет из восьми мер. Четыре из них уже внедрены. Как я понимаю после разговора с вице-премьером по реинтеграции, и сейчас ведется активная работа по этому вопросу.

Нужно работать над укреплением доверия. США как наблюдатель в переговорном процессе «5+2» поддерживает независимость и территориальную целостность Молдовы с особым статусом для Приднестровья. И я надеюсь, что мы сможем продолжить работать над мерами укрепления доверия, которые сейчас как раз обсуждаются, а также пойти дальше и рассмотреть ключевые вопросы.

Замороженный конфликт в Приднестровье, как и другие подобные конфликты в регионе, — крайне дестабилизирующие факторы для всех. Мне кажется, в интересах Молдовы найти возможность двигаться вперед. Это возможно, но требует политической воли с обеих сторон. Мы поддерживаем начатый прогресс и правительство в этом. Приветствуем то, что сделала ОБСЕ для поддержки переговоров.

Почему, как думаете, этот конфликт не решился за 25 лет?

Думаю, это вопрос не ко мне. Но он хороший. Мне кажется, что конфликт можно решить. Для этого нужна политическая воля. Это трудно, но возможно.

Что изменилось за последние два года? С чем связан прогресс, о котором вы говорили?

Трудно сказать, это, наверное, тоже не ко мне вопрос. Но очевидно, что воля двигаться вперед появилась с обеих сторон. Как дипломат с более чем 20-летним опытом могу сказать, что в определенный момент просто складываются благоприятные условия. США будут поддерживать этот процесс и делать все, что в наших силах, чтобы создать условия для того, чтобы вопрос решался быстрее.

«Молдова должна определить, что вас объединяет»

Условия в регионе сейчас сложно назвать благоприятными: в Украине напряженная ситуация, наблюдается общая нестабильность региона. А в Молдове вдруг — позитивные перемены.

Без сомнения, регион сейчас сталкивается с серьезными вызовами. Включая российскую агрессию на Востоке Украины, оккупацию Крыма и продолжающуюся ситуацию в Приднестровье. Если посмотреть на юг, то и там свои проблемы. Конечно, было бы здорово, если бы Молдовы стала положительным примером стабильности.

У Молдовы есть специфические проблемы: общество разделено из-за геополитических предпочтений граждан, этнической принадлежности, языковой и т.д. Что бы вы могли посоветовать такой стране как Молдова, чтобы наладить гражданский мир?

Вы говорите с представителем США, а я не думаю, что есть другая страна в мире с таким же многообразием в любом его проявлении. Сейчас в нашей стране живут 340 млн человек. Я горда нашим социальным экспериментом.

Но Молдове придется найти свой путь развития. Наш заключается в объединении вокруг определенных ценностей. Я думаю, что, если неоднородные общества вообще могут быть едины, то это может произойти из-за объединения вокруг таких ценностей, как демократия, главенство закона, свобода, уважение прав человека, уважение к людям, которые сами выбирают, как им жить. У нас есть Конституция, конечно. Но все эти вещи глубоко укоренены в американском сознании. Просто удивительно, что у нас в стране могут жить люди с любым бэкграундом и историей. Но при этом каждый называет себя американцем. Молдова должна определить, что вас объединяет. Думаю, что если вы это выясните, то сможете продвинуться вперед и объединить людей, у которых разная история.

«Мой совет властям — внимательно изучить, почему кривая идет вниз»

Во время своего визита в 2016 году вы сказали, что коррупция — главная проблема Молдовы. С тех пор ничего не изменилось. Как вы думаете, почему?

По-моему, коррупция — фундаментальная проблема не только в Молдове, но во всем регионе. США поддерживает молдавский суверенитет и независимость. Но самый простой способ подорвать собственную уверенность в независимости — позволить коррупции распространяться. Это именно та причина, по которой страны позволяют другим государствам или негосударственным игрокам влиять и манипулировать государственными институтами, населением. Для национальной безопасности Молдовы и любой другой страны жизненно необходимо делать все возможное, чтобы бороться с коррупцией. Эта проблема есть не только в Молдове, но и на Украине, и в любой другой стране региона. И у нас тоже есть.

Кроме того, на мой взгляд, в интересах Молдовы привлечь американских и европейских инвесторов, так как они могут изменить бизнес-климат. Коррупция этому препятствует.

Конечно, если человек должен дать взятку, чтобы получить определенные госуслуги, отдать ребенка в школу или сделать повседневные дела — это невероятно ослабляет население и снижает доверие к госинститутам. Мы видели это, например, в Грузии, которая еще 15 лет тонула в коррупции.

Я не знаю из первых уст о том, что происходит здесь. Но есть некоторые тревожные тенденции, которые отмечаются в докладах Transparency International и других организаций, исследующих проблему коррупции. Согласно этим данным, ситуация ухудшается.

Кроме того, согласно международному рейтингу Democracy Index 2017, Молдова впервые оказалась в группе стран с «гибридным режимом». Как вы думаете, почему?

Я не знаю, какие факторы привели именно к этой оценке. Но мой совет властям и госинститутам: внимательно изучить, почему кривая идет вниз. Особенно если власти и люди Молдовы хотят сближения с Европой.

Очевидно, это длительный процесс, для результатов потребуется время. Думаю, что необходимо, чтобы Молдова теснее работала с Европой, потому что Соглашение об ассоциации — очень важный документ. Если Молдова хочет изменить эти отрицательные тенденции, повернуть их вспять, то соглашение предлагает не только «инструкцию», но и качественную экспертизу. Европейцы, насколько знаю, активно здесь консультируют и делятся своим экспертным мнением. У США тоже есть множество программ, в том числе, связанных с борьбой с коррупцией.

newsmaker.md/rus/novosti/horoshiy-rezhim-gibridnym-ne-nazovut-pochemu-moldova-upala-v-mirovom-reytinge-demo-35902

 

«Есть невероятные способности населения и властей, которые уже определили, куда хотят двигаться»

Вы говорили о том, что молдавские власти выбрали европейский путь. Но многие сходятся во мнении, что это только «ширма» для правящей партии, которая просто использует это в своих интересах. В Молдове постоянно спекулируют на тему — Запад или Восток. Что вы думаете по этому поводу?

Я часто слышу этот вопрос. Я не была профессиональным дипломатом во время холодной войны. Это не та перспектива, через которую я смотрю на страны с которыми работаю, страны Восточной Европы и Кавказа. Я жила там, и уверена, что мы должны их поддерживать и делать так, чтобы они сближались с США.
В одном из ключевых пунктов национальной стратегии безопасности США, подписанной недавно президентом Трампом, говорится о тесных отношениях США со всеми странами, которые разделяют наши ценности. Молдова и несколько других стран в регионе — это государства, которые стремятся к нашим ценностям и проводят реформы для внедрения международных стандартов, чтобы приблизиться к Европе. С точки зрения США, это важно и делает вас более стабильными потенциальными партнерами, в том числе, для американских инвестиций и много другого.

Как прошли встречи с представителями молдавской власти? Какие выводы для себя вы смогли сделать?

Я воодушевлена частью того, что услышала сегодня утром (7 марта). Но я работаю с Молдовой уже два с половиной года и моя оценка прежняя — у Молдовы есть возможности. Есть невероятные способности населения и властей, которые уже определили, куда хотят двигаться. Это потребует последовательных усилий властей в чувствительных и сложных вопросах борьбы с коррупцией, реформы банковского сектора и системы юстиции. Это также требует активного участия общественности. Надеюсь, население будет активно.

Я по натуре оптимист, и поэтому я здесь, чтобы провести честный и открытый разговор с властями и другими людьми, чтобы понять, как на самом деле идут дела, рассказать о позиции США, которая состоит в поддержке молдавского выбора идти в ЕС.

Но мы всегда называем вещи своими именами. Не обязательно на публике, но лично — обязательно. И не потому, что мы хотим подтолкнуть Молдову в ту сторону, в которую власти или люди не хотят идти. Но если цель властей — провести реформы , которые помогут сделать Молдову более стабильной, безопасной, процветающей, независимой и в потенциале решить проблему Приднестровья — это то, что США активно поддерживает.

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки