Четверг 23 ноября 2017
$ 17.4558 20.5157

Начали за упокой. Зачем на Армянском кладбище приступили к ревизии захоронений

Центральное (Армянское) кладбище Кишинева стало темой дискуссий в соцсетях и СМИ. Поводом для них послужили появившиеся на надгробиях объявления: руководство кладбища просит родственников первого уровня обратиться в администрацию, чтобы сохранить за собой место для повторного захоронения. Директор Комбината ритуальных услуг Людмила Боцан считает, что другого решения нехватки мест, кроме повторных захоронений, в том числе на месте заброшенных могил, нет. Эксперты же предлагают законсервировать кладбище, сделав из него исторический музей под открытым небом. 

«Что мы оставим детям? Кладбище?»

Первые фотографии объявлений с Центрального кладбища разместила на своей странице в Facebook пользователь Руксанда Капмарь. В публикации говорилось, что объявления о поиске родственников похороненных «развешаны в самых центральных местах кладбища. В том числе, на памятниках, которые представляют историческую и художественную ценность». 

Пост вызвал негодование многих пользователей соцсети: они решили, что «помеченные» памятники точно разрушат. Снимки попали в СМИ.

Пресс-секретарь мэрии Кишинева Вадим Брынзанюк в разговоре с NM от комментариев отказался, сказав, что «не знает, о чем речь», хотя подтвердил, что кладбище находится на балансе мэрии. Хоронить на Центральном кладбище, по его словам, можно, но за деталями он посоветовал обращаться к администрации кладбища.

Директор муниципального предприятия «Комбинат ритуальных услуг» (к нему относится, в том числе, и Центральное кладбище. — NM) Людмила Боцан считает, что заметка в Facebook, вызвавшая скандал, исказила смысл происходящего. Боцан рассказала NM, что таблички о поиске родственников развешаны на всех кладбищах Кишинева. 

По ее словам, это связано с недостатком мест для новых захоронений. Напомним, эту проблему в начале февраля уже обсуждали на заседании мунсовета Кишинева. Глава «Комбината ритуальных услуг» тогда предлагала повторно использовать места захоронений вместо того, чтобы продолжать расширять территорию кладбищ.

«Это коснется только заброшенных могил. На центральном кладбище, где есть исторические памятники и похоронены известные люди, мы должны быть особенно внимательны. Поэтому решили провести ревизию и выяснить, какие могилы можно использовать заново, а какие заслуживают того, чтобы их сохранить», — пояснила Боцан.

По ее словам, этот процесс регулирует ст. 3.11 Регламента функционирования кладбищ. Согласно документу, старые могилы можно использовать повторно использованы через семь лет при захоронении близких родственников и через 20 лет, если они заброшены. Информации о том, сколько могил осталось без присмотра, у администрации пока нет.

Несмотря на то, что титул самого большого кладбища Европы получило кладбище Святого Лазаря, Боцан уверена, что расширять территорию Армянского тоже нельзя. К идее его консервации она относится отрицательно.

«Сделать архитектурным памятником и больше не хоронить? Это значит, что где-то нужно найти еще 12 га земли для другого кладбища. Но тогда что мы оставим детям? Кладбище? — недоумевала директор „Комбината ритуальных услуг“. — Это мое личное мнение, но я категорически против расширения территории кладбищ».

Согласно ст. 1.6 Регламента функционирования кладбищ в Кишиневе, на Армянском кладбище можно хоронить только обладателей государственных наград — Ордена Республики, Ордена Штефана чел Маре, аналогичных наград времен СССР и их родственников первого уровня. По словам Боцан, даже для этой небольшой категории лиц на Центральном кладбище не хватает площади. Новые захоронения и даже семейные склепы, однако, продолжают регулярно появляться. 

«У нас нет в штате историков»

Корреспондент NM, побывавший на Армянском кладбище вместе с Людмилой Боцан, убедился, что объявления на Армянском кладбище развешаны не только на столетних памятниках, имеющих культурную ценность, но и на обычных железных крестах и советских стелах конца 70-х годов. Причем под «сокращение» попали в основном могилы, расположенные вдоль главных аллей. Захоронения в глубине кладбища ревизия почти не затронула.

«Зачем эту территорию держать? — спрашивала Боцан, указывая на простую могильную плиту рядом с Церковью Всех Святых. — Да, это 1856 год. Если кто-то подойдет по поводу этой могилы или если решат, что это исторический памятник, мы ее оставим. А если нет — похороним здесь кого-нибудь другого. У нас еще есть великие деятели, люди, которые заслуживают быть похороненными здесь». 

На вопрос, кто будет определять ценностей тех или иных памятников, Боцан ответила: «Сейчас мы на этапе дискуссий. Привлечем историков, потому что у нас в штате их нет, и других специалистов, чтобы понять, как сделать так, чтобы было хорошо всем». Как и когда будет организована площадка для обсуждений пока не ясно.

По мнению краеведа Юрия Швеца, занимающегося исследованием истории Кишинева, проблема Центрального кладбища не нова, и сейчас — очередной этап разбирательств.

«Уже более века назад оно было переполнено, и его думали закрыть. Но тогда, как и сейчас, кладбищенский бизнес процветал, и новые захоронения продолжились после уничтожения старых, — говорит краевед. — Вечно так продолжаться не может, кладбище необходимо закрыть для всех захоронений без исключения. И превратить его в музей под открытым небом, как памятное место покоя очень многих видных людей, внесших значительный вклад в развитие нашего края и оставивших след в его истории».

Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки