Вторник 24 мая 2016
$ 19.9066 22.3073

«Незаконно то, что Петренко побежал к Генпрокуратуре, а Григорчук дергал дверную ручку»

На очередном судебном заседании по делу «группы Петренко» суд выслушал показания последнего пострадавшего полицейского — Яника Мани. Он сказал, что не все видел: оставил на час свое место в оцеплении у Генпрокуратуры, потому что «очень хотелось есть». Основные претензии, по словам Мани, у него к «агрессивной женщине», которая во время протеста дергала его за плечо, называла нецензурными словами и даже сорвала эполет. Незаконность действий обвиняемых Маня определил так: они «бежали в сторону Генпрокуратуры, а Григорчук дергал дверную ручку».

«Сказать, в чем они были одеты?»

Очередные судебные слушания по «делу Петренко» в суде столичного сектора Рышкановка должны были начаться в 15.00 в пятницу. Но преседатель судебной коллегии Людмила Урсу перенесла начало на 15.30 из-за неявки прокуроров. «[Прокурор Нику] Шендря меня предупредил, сказал, что застрял в пробке и скоро будет», — пояснила судья. Лидер партии «Наш дом — Молдова» Григорий Петренко возмутился, заявив, что вместо Шендри на слушание могли прийти другие четверо коллег из команды прокуроров. Суд его замечание проигнорировал.

newsmaker.md/rus/novosti/sotsialisty-vzyali-gruppu-petrenko-na-poruki-semeryh-zaklyuchennyh-pereveli-pod-do-22663
 

Когда приехали прокуроры Нику Шендря и Ион Брынза судья пригласила дать показания седьмого по счету и последнего в списке пострадавших полицейского. 26-летний Яник Маня начал с того, что осмотрел сидящих на скамье обвинения. Из них он знал лишь Петренко. Остальных, по его словам, да и то не всех, он видел лишь во время протеста перед зданием Генпрокуратуры 6 сентября прошлого года.

«Этих двоих я вообще не видел», — сказал он, указывая на Андрея Друзя и Олега Бузню. «А мне, между прочим, обидно», — громко прокомментировал Друзь. Отметим, что остальные полицейские, представлявшие пострадавшую сторону, также заявляли, что не видели Друзя и Бузню во время протеста.

newsmaker.md/rus/novosti/po-sushchestvu-dela-postradavshiy-politseyskiy-zayavil-chto-ne-imeet-pretenziy-k-g-21683
 

Полицейский Маня между тем продолжил давать показания, при этом вместо ответов на вопросы сам нередко обращался с вопросами к судье, чем не раз вызывал смех в зале. «Нам [полицейским] надо было быть 6 сентября в сквере Академии наук, где собирались протестующие, на улице Негруци 41/2. Да?», — спросил он судью Урсу. Та не выдержала: «Да говорите, что считаете важным, что меня спрашивать?».

Но Маня продолжил спрашивать. «Когда колонна подошла к Генпрокуратуре, Петренко с мегафоном обратился к людям. Рядом были те четверо [Михаил Амерберг, Александр Рошко, Павел Григорчук, Владимир Журат]. Сказать, в чем они были одеты?», — вновь обратился он к Урсу. Судья только тяжело вздохнула.

В этот момент в зале раздался телефонный звонок. «Это из службы пробации звонят, хотят узнать, где я», — сказал Петренко. Одним из условий содержания «группы Петренко» под домашним арестом является обязательство каждые два часа звонить правоохранительным органам и «отмечаться».

Полицейский Маня продолжил давать показания. Он рассказал, что протестующие остановились у Генпрокуратуры, а Петренко и еще пять-шесть человек побежали к зданию. «В этот момент кто-то из полицейских толкнул меня в спину и сказал: защищаем здание прокуратуры. Я побежал», — сказал Маня. По его словам, другие полицейские «разными способами» пытались остановить протестующих, но безуспешно. Столь же безуспешными оказались попытки судьи Урсу узнать, в чем заключались «разные методы».

«Честно говоря, очень хотелось есть»

Далее, продолжил Маня, полицейские начали выстраивать кордон перед зданием Генпрокуратуры, а протестующие, в свою очередь, стали выстраиваться на ступеньках здания. «Люди стали более агрессивными. Их агрессия выражалась в криках: Чего вы защищаете воров?, Полиция с нами!», — сказал он. В этот момент с Маней и случился эпизод, из-за которого он себя считает пострадавшей стороной в деле «группы Петренко».

newsmaker.md/rus/novosti/byl-li-u-protestuyushchih-kontakt-s-dveryu-21722
 

«Меня толкнула женщина. Одновременно она схватила меня за левое плечо и сорвала эполет», — пожаловался офицер, добавив, что кроме женщины «насилия к нему никто не применял». Судья хотела было задать вопрос, но Маня не дал. «Подождите! Чуть не забыл», — воскликнул он. «Эполет женщина бросила к моим ногам, а Бузня его поднял и отдал мне, попросив других [протестующих] не кидать эполеты под ноги», — сообщил Маня. Бузня был явно удивлен услышанным, но возражать не стал. «А женщина, срывая эполет, — продолжил полицейский — «меня лично и полицию оскорбляла».

По словам Мани, это его так оскорбило, что он покинул кордон и вошел в Генпрокуратуру, чтобы написать жалобу на «агрессивную женщину». Полицейский сообщил, что даже предоставил следователям ее фотографию, но никаких действий в отношении женщины не последовало. Отдав жалобу прокурорам, по словам Мани, он вновь встал в кордон. Но, как выяснилось, ненадолго. Полицейскому захотелось есть.

«[Протестующие] установили две-три палатки, я видел, как их демонтировали. Вскоре я пошел в супермаркет Fidesco, чтобы поесть», — признался он. В зале раздался смех. «Спустя час я вернулся на место», — продолжил он. Тут уже не могли сдержать смех и судьи (супермаркет находится в нескольких десятках метрах от Генпрокуратуры. — NM). Серьезными оставались только прокуроры. «Честно, очень хотелось есть», — попытался оправдаться Маня.

«Амерберг тоже бежал, а Григорчук дергал дверную ручку»

По его словам, он видел, как протестующие кидали в полицейских бутылки и древки от флагов. «Но я не знаю, попадали они [в полицейских] или нет», — осказал он. Сторону защиты интересовало, в чем именно выражаются претензии Мани к обвиняемым. «Претензии только моральные. Они обязались провести мирную акцию», — сказал Маня.

«Что незаконного организовали обвиняемые?», — спросила адвокат Анна Урсаки. «Незаконно то, что Петренко был среди первых, кто бежал к Генпрокуратуре. Амерберг тоже бежал, а Григорчук дергал дверную ручку», — сообщил Маня.

Судья спросила Маню, были ли со стороны обвиняемых призывы к массовым быспорядкам. Маня очень тихо сказал, что были. Однако, отвечая на вопрос, какие конкретно были призывы, полицейский кардинально изменил позицию. «Нет, я ничего не слышал», — сказал он, посмотрев на судью Урсу. И добавил, оправдываясь: «Честно, моя жалоба к женщине относилась».

«Мне посоветовали заклеить браслет скотчем»

Заседание завершилось тем, что сторона обвинения подала ходатайство о продлении домашнего ареста «группе Петренко» еще на 30 суток. Запрос прокуроров суд решил рассмотреть 23 марта. Сторона защиты тоже подала ходатайство, которое было рассмотрено сразу же.

newsmaker.md/rus/novosti/grigoriy-petrenko-nm-my-v-moldove-pervye-domashnie-arestanty-na-kotoryh-nadeli-ele-22767
 

Адвокат Анна Урсаки попросила суд пояснить, на основании какого закона на ее подзащитных после перевода под домашний арест надели электронные браслеты. По словам Урсаки, согласно Закону о пробации, такие браслеты надеваются лишь на условно-досрочно освобожденных (то есть уже осужденных), а ее подзащитные находятся под предварительным арестом. «Более того, нет регламента об использовании этих браслетов. Мы не знаем, из чего они сделаны, кто за них ответственен. У нас есть основания подозревать, что они используются для прослушки: там есть микрофон, динамики, место для сим-карты», — возмутилась Урсаки.

Она также попросила предоставить информацию о том, как эксплуатировать браслеты, где они изготовлены и какая служба ответственна за их функционирование. Адвокат рассказала, что браслеты часто ломаются, причиняют неудобства и выдают неправильную информацию. В подтверждении слов адвоката Амерберг рассказал, что на днях в шесть утра ему звонили из службы пробации, интересовались, что он делал на Чеканах. «Но я-то никуда не выходил», —заявил он.

А Друзь, подойдя к судьям, поднял штанину и продемонстрировал сломанный браслет. В руке он держал блок питания от браслета. «Я позвонил в службу пробации, сказал, что браслет сломался. Мне посоветовали заклеить его скотчем», — сообщил Друзь. Он кроме того рассказал, что на браслете есть «тревожная кнопка», нажав которую он, как ему объясняли в службе пробации, может в случае необходимости вызвать спецназ. «Я несколько раз нажимал на кнопку, но никто не приехал. Этот браслет только для того, чтоб нас прослушивать», — уверен Друзь.

Судья рассматривала ходатайство Урсаки более часа и вынесла решение об его отклонении. Григорий Петренко сказал NM, что это решение будет еще одним поводом для его обращения в Европейский суд по правам человека. 

Следующие судебные слушания по делу «группы Петренко» состоятся 23 марта. Ожидается, что на них будут заслушаны первые свидетели защиты.

Лидер партии «Наш дом —Молдова» Григорий Петренко и шестеро его соратников были задержаны 6 сентября 2015 года во время акции протеста у Генпрокуратуры, после того как между участниками акции и силовиками произошла потасовка. Суд несколько раз продлевал предварительный арест «группе Петренко», а менее месяца назад их перевели под домашний арест. Петренко и его соратников обвиняют в организации массовых беспорядков (ст. 285 Уголовного кодекса РМ). Им грозит лишение свободы на срок до восьми лет.

 

Марина Шупак