27ºC Кишинёв
Четверг 20 сентября 2018

Пошли по банкам: почему еще три крупных участника рынка попали в поле зрения регулятора

Moldindconbank, Moldova Agroindbank и Victoriabank, в которых Нацбанк ввел спецнадзор, прокомментировали ситуацию. Во всех трех банках утверждают, что работают в нормальном режиме и оснований для беспокойства нет. Нацбанк между тем до сих пор не объяснил причины своего решения. Мнения экспертов о том, что сподвигло регулятора ввести спецнадзор, разнятся. Одни считают, что это позволит избежать возможного ухудшения финансовой ситуации в этих банках. Другие говорят, что решение Нацбанка — недвусмысленный сигнал Вячеславу Платону, которому приписывают контроль над этими банками.

Под пристальным спецнадзором

Сегодня стало известно, что Национальный банк Молдовы (НБМ) 11 июня ввел специальный надзор в трех крупнейших молдавских банках — Moldova Agroindbank, Moldindconbank, Victoriabank (на их долю приходится 44% рынка по активам). Информацию об этом NM подтвердили в пресс-службе Нацбанка. При этом официального сообщения регулятора не было. Не выступал с разъяснениями и президент НБМ Дорин Дрэгуцану.

В пресс-службе Нацбанка NM сказали, что спецнадзор введен в соответствии со ст. 37¹ Закона о финансовых учреждениях, однако отказались уточнить, какие именно причины сподвигли регулятора на такой шаг, сославшись на банковскую тайну. Согласно ст. 37¹, основанием для введения спецнадзора могут служить как нарушения нормативных актов, так и неустойчивое финансовое положение банка.

В отличие от специального управления, которое Нацбанк ввел в конце прошлого года в Banca de Economii, Banca Socială и Unibank, спецнадзор не предусматривает приостановление полномочий руководящих органов банка: сотрудники Нацбанка могут лишь рекомендовать приостановить или отменить те или иные решения руководящих органов банка. Также в ходе спецнадзора сотрудники НБМ получают доступ к более детальной финансовой информации банков. Органы управления, работники банка, иные лица не вправе препятствовать осуществлению полномочий членами комиссии по специальному надзору.

Собеседник NM в одном из банков, в которых ввели спецнадзор, сказал, что как раз это и стало основанием для введения спецнадзора. «Цель — получить доступ ко всей информации и провести внешний аудит, о котором говорилось ранее»,— сказал он. Собеседник NM также отметил, что «неустойчивое финансовое положение», о котором говорится в статье 37¹, не применимо ни к одному из банков, в которых сейчас установлен спецнадзор.

В зависимости от выводов комиссии по спецнадзору Нацбанк вправе продлить его режим либо, в зависимости от ситуации, ввести спецуправление или применить другие меры, предусмотренные законом, включая отзыв лицензии или принудительную ликвидацию банка.

Как сообщил NM председатель парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам Штефан Крянгэ, предложение о введении спецнадзора было выдвинуто на заседании Национального комитета по финансовой стабильности, которое прошло в прошлую пятницу. «У нас есть опасения по поводу структуры акционеров этих банков, а также по поводу вывода из них денег»,— сообщил он.

Другой информированный источник NM в правительстве, который знаком с ходом заседания комитета по финансовой стабильности, сказал, что вопрос о введении спецнадзора был поднят еще два месяца назад премьером Кириллом Габуричем, но Нацбанк с того момента ничего не сделал.

«Есть информация, что в Moldova Agroindbank снимаются с должностей или уходят сами руководители филиалов и представители менеджерского состава»,— сказал он. Также собеседник NM рассказал о случае, когда банк понес многомиллионные убытки из-за выданного кредита. «Банк выдал кредит, который был погашен буквально через две недели. Это произошло как раз во время скачков курса. Те, кто знал предстоящий курс, вовремя взяли кредит и потом погасили его в ущерб банку»,— сказал он.

Банки «работают нормально»

Все три банка 12 июня выступили с заявлениями по поводу спецнадзора. «Исполнительный комитет уточняет, что Moldindconbank (MICB) работает в нормальном режиме и банковские услуги оказываются клиентам без каких-либо ограничений»,— говорится в пресс-релизе MICB. В банке считают, что спецнадзор положительно скажется на повышении прозрачности и уровня доверия к банку, а также «исключит любые основания для необоснованных спекуляций».

Moldova Agroindbank (MAIB) в своем обращении к клиентам и партнерам указал, что причинами для введения спецнадзора стала «политическая и экономическая нестабильность в Молдове, в особенности проблемы, с которыми сталкивается в последнее время вся отечественная банковская система». «Исполнительный комитет Moldova Agroindbank считает, что целью спецнадзора является более глубокий мониторинг деятельности банка, в том числе структуры акционеров, и ни в коем случае спецрежим не представляет угрозы для текущей деятельности банка»,— говорится в пресс-сообщении. MAIB также заверяет, что «работает в нормальном режиме, депозиты клиентов в безопасности и отсутствуют любые основания для беспокойств».

Victoriabank в своем релизе подчеркнул, что комиссия по надзору ни в коем случае не подменяет руководство банка в том, что касается текущего управления и полномочий по исполнению обязательств банком. В Victoriabank также говорят, что «цель надзора — получить более детальную информацию о деятельности банка по сравнению со стандартными процедурами», и заверяют, что «банк продолжает работать в нормальном режиме, без ограничений».

Версии и комментарии

Опрошенные NM эксперты по-разному комментируют ситуацию. «С одной стороны, Нацбанк, видимо, решил подстраховаться, с другой стороны, возможно, были основания для принятия такого решения»,— сказал NM доктор экономики Святослав Михалаке. Он отметил при этом, что на долю Moldova Agroindbank, Moldindconbank и Victoriabank приходится две трети рынка, если не брать в расчет проблемные банки, в которых введено спецуправление.

Экономический эксперт Виктор Чобану, в свою очередь, отметил, что MAIB, MICB и Victoriabank фигурировали в ноябрьской истории с сомнительными операциями в трех проблемных банках.

Эти банки, напомним, упоминаются в отчете парламентской спецкомиссии, которая расследовала ситуацию в «проблемной тройке», а также в отчете Kroll. В отчете спецкомиссии отмечалось, что в ноябре 2014 года Banca de Economii привлек средства с межбанковского рынка — из Moldova Agroindbank, Banca Sociala и Moldindconbank в размере 8,9 млрд леев. В отчете Kroll говорится следующее: «Четыре молдавских банка разместили депозиты в Banca de Economii. Самую большую сумму разместил Victoriabank — 1,8 млрд леев».

По мнению Виктора Чобану, это говорит о том, что речь уже идет «не только о краже и исчезновении денег из трех аффилированных банков, проблема переходит в новую плоскость — в банковско-финансовый кризис, а это уже угроза финансовой безопасности государства».

Исполнительный директор независимого аналитического центра Expert-Grup Адриан Лупушор считает, что не стоит сравнивать положение дел в Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank с одной стороны и в Moldova Agroindbank, Moldindconbank, Victoriabank — с другой. «Финансовое положение дел в последних трех банках лучше, чем во многих молдавских банках, а по сравнению с прошлым годом они консолидировали свои позиции на рынке»,— отметил он.

По мнению Лупушора, Нацбанк прибегнул к такому инструменту, чтобы облегчить процесс расследования нарушений в Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank (речь идет о межбанковских нарушениях), проверить достоверность предоставляемой Moldova Agroindbank, Moldindconbank и Victoriabank информации и предотвратить возможное ухудшение финансовой ситуации. Лупушор напомнил, что Moldova Agroindbank и Victoriabank фигурировали в скандалах с рейдерским захватом акций, а Moldindconbank — в деле по отмыванию крупной суммы денег ($18,5 млрд) из России.

Руководящий партнер юридической фирмы Gladei&Partners Роджер Гладей считает, что «Нацбанк сделал то же, что ранее уже сделали международные финансовые учреждения: перестал верить на слово». Но если последние «голосуют ногами, то есть приостанавливают кредитование, то Нацбанк еще имеет право ’’вставить глазок’’, чтобы следить изнутри за тем, что творится в банках», уточнил эксперт.

«С точки зрения транспарентности банковских акционеров в молдавской банковской системе я вижу две проблемы: ’’подставники’’ (акционеры—физлица, купившие акции на чужие деньги, как правило, для других — настоящих — хозяев) и ’’викинги’’ (акционеры—юрлица, зарегистрированные в офшорных зонах или в респектабельных юрисдикциях, но на правах иждивенца). В условиях, когда реальный собственник банка скрывается в английском тумане, очень сложно, а порой невозможно обеспечить действенный надзор со стороны регулятора, в частности за сделками, связанными с конфликтом интересов или крупным кредитованием. Есть ли такие проблемы в этих трех банках? На этот вопрос придется подождать ответа со стороны Нацбанка через три месяца (на такой срок введен спецнадзор.— NM)»,— подытожил эксперт.

Впрочем, ряд собеседников NM, настоявших на анонимности, считают, что введение спецнадзора — это недвусмысленный сигнал бизнесмену Вячеславу Платону, который, по информации СМИ, контролирует через свои компании и посредством физлиц Moldova Agroindbank и Moldindconbank. Из структуры акционеров Victoriabank аффилированные Платону компании вышли в ноябре 2014 года после многочисленных неудавшихся попыток получить в банке контроль.

Автор : Инна Кывыржик

Партнерские ссылки