3ºC Кишинёв
Четверг 15 ноября 2018

«Проехав от аэропорта до гостиницы, я увидел, сколько здесь можно сэкономить электроэнергии». Интервью NM с главой секретариата ЭС Янезом Копачем

Глава секретариата Европейского энергетического сообщества Янез Копач в конце марта побывал в Кишиневе и обсудил с молдавскими властями в рамках проекта EU4Energy проблему энергоэффективности и способы ее повышения. В эксклюзивном интервью NM Копач рассказал, почему для Молдовы важно подключиться к румынским и европейским энергосетям, есть ли риск, что Молдова останется без газа, и как молдавским властям договориться с «Газпромом».

Сегодня молдавская энергетика очень тесно связана с политикой и геополитикой. Можно ли в этих условиях говорить о либерализованном энергорынке и энергоэффективности?

Думаю, о либерализации рынка говорить можно. Это дает конкуренцию, что, в свою очередь, хорошо для потребителей. Это — базовые западные принципы. И, хотя у энергетического рынка Молдовы, как у любого другого рынка, своя специфика, это не значит, что конкуренция здесь работает иначе.

В то же время Молдова энергетически неэффективна. Это результат десятилетий жизни в Советском союзе, в котором отсутствовала частная собственность. А ведь энергоэффективность позволяет гражданам и стране меньше зависеть от энергии и меньше платить за нее, и это особенно важно в условиях, когда Молдова сильно зависит от энергоимпорта. 

newsmaker.md/rus/novosti/nare-poddali-gazu-kak-regulyatoru-ne-ostavlyayut-shansov-na-nezavisimost-35899

Я бы разделил энергетику на два рынка — электроэнергии и газа. Молдавский рынок электроэнергии не очень либерализован, и здесь есть реальная проблема, поскольку пока единственным потенциальным конкурентным поставщиком [Молдавской ГРЭС] может быть только Украина. Будем надеяться, что вскоре произойдет взаимоподключение молдавских электросетей с румынскими (а через них с европейскими), и тогда появится еще один конкурентный поставщик. В то же время уже сейчас можно было бы улучшить ситуацию с поставками из Украины.

Что касается газа, то тут конкуренции пока нет совсем. Единственный поставщик газа в Молдову — «Газпром». Но здесь, опять же, можно рассчитывать на скорое строительство газопровода Унгены-Кишинев, который подключит молдавскую столицу к трансграничному газопроводу Унгены-Яссы, тогда появится конкуренция, и ситуация улучшится.

Сразу возникает вопрос: сможет ли Румыния конкурировать на рынке электроэнергии с Молдавской ГРЭС, которая может демпинговать, так как очень дешево покупает газ, на основе которого производит электроэнергию? Кроме того, долг за потребленный ею газ юридически висит на Молдове. То же самое с газом — будет ли румынский газ дешевле российского?

newsmaker.md/rus/novosti/tok-v-meshke-pochemu-moldova-vozobnovila-zakupku-elektrichestva-u-mgres-31804

Даже если МолдГРЭС будет поставлять более дешевую электроэнергию, это не имеет значения: потребители в итоге будут в выигрыше — это главная идея либерализации рынка. Плюс Украина, которая и сейчас составляет определенную конкуренцию МолдГРЭС. Поэтому я не беспокоюсь за молдавский рынок электроэнергии.

На газовом рынке сложнее, так как сейчас он монополизирован. Но Румыния производит газ и может конкурировать в поставках газа в Молдову. Возможно, румынский газ будет лишь немного дешевле российского. Но суть в том, что сейчас Молдова подвергается давлению «Газпрома»: российский холдинг как монополист может делать что хочет. Поэтому, независимо от цены на румынский газ, у Молдовы появится альтернатива, и это укрепит ее геополитические позиции.

Кроме этого, Молдова могла бы получать румынский газ по уже существующей трубе, которая ведет из Украины через Молдову в Румынию: по этой трубе газ может идти и в обратном направлении. То есть в принципе вы не нуждаетесь в дополнительном конкуренте — Румынии, а можете либерализовать рынок на базе уже существующих сетей. Но для этого нужны законодательные изменения. Я говорю о так называемой «юридической инвестиции». В частности, надо принять закон, который обязал бы Moldovatransgaz открыть доступ к использованию своих сетей. Естественно, компания будет протестовать против этого, потому что они мажоритарные акционеры. Поэтому я бы не особенно рассчитывал на эту опцию, хотя она могла бы стать альтернативой поставкам из России.

В Европе были такие контракты, когда только «Газпром» мог распоряжаться сетями, но со временем ЕС перестал заключать такие контракты, чтобы дать доступ другим поставщикам к сетям.

Есть ли риск у Молдовы остаться без газа после 2019 года, учитывая споры между российским «Газпромом» и украинским «Нафтогазом»?

Да, риск есть, но не сейчас, а чуть позже, когда достроят трубопроводы «Северный поток-2» и «Турецкий поток». По моим расчетам, это произойдет в 2022-2023 годах. Тогда риск реальный. С другой стороны, как я уже говорил, у Молдовы есть неиспользуемая труба на юге. И, думаю, никто не был бы против ее использования в экстренной ситуации.

Перейдем к Третьему европейскому энергопакету. Наверняка, самым сложным в Молдове будет реализовать его требования в газовой отрасли. На Украине сейчас с этим проблемы.

Да, на Украине и в Армении действительно сложности. Одна из них — разделение, как того требует Третий энергопакет, крупных компаний, которым принадлежит все: и поставка энергии, и сами сети, и распределение, — на отдельные предприятия. Но, думаю, у Молдовы не будет таких серьезных проблем. Молдова в этом смысле исключение, так как уже принято решение о функциональном разделении Moldovagaz, которое должно произойти до конца 2019 года.

Здесь главная проблема — монополия «Газпрома» на поставку, транспортировку и дистрибуцию. Даже когда у вас появится возможность покупать газ в нужных объемах у Румынии, вам нужно будет создать условия для его дистрибуции через сети «Газпрома». Это история касается не только Молдовы, такая ситуация была во всей Европе, когда несколько трубопроводов находились у одного собственника, но они должны быть доступны любому поставщику. Мы не знаем еще, будет ли это проблемой в Молдове. Скорее всего, будет. Moldovatransgaz захочет самостоятельно владеть и управлять сетями и может не разрешить другим их использовать. Проблема, что контракт с ними заключен на длительный срок, и он означает монополию «Газпрома» на много лет вперед. Хотя это противоречит молдавским законам.

Не очень легко изменять такие контракты в ситуации, когда другая сторона против. Я бы не обвинял молдавские власти в том, что они ничего не делают, потому что они действительно бессильны: им не принадлежит Moldovatransgaz, и у них нет инструментов влияния на «Газпром».

В этой ситуации важна роль Национального агентства по регулированию в энергетике (НАРЭ). Как вы считаете, оно на это способно? Особенно с учетом больших вопросов к их независимости.

Команда экспертов в НАРЭ очень сильная. Ее развитие пришлось на период руководства агентством Виктором Парликовым, который был действительно независимым директором. Его сменил Сергей Чобану, который, в отличие от Парликова, был директором другого типа. При нем прозрачности было меньше. Сейчас у нас очень хорошее сотрудничество с новым гендиректором Тудором Копачем. Мы весьма активно обмениваемся опытом, драфтами законов и нормативных актов (драфт — начальный проект документа, открытый к корректировке. — NM). Отношения динамично развиваются.

newsmaker.md/rus/novosti/tudor-kopach-naznachen-gendirektorom-nare-30730

Но мне сложно комментировать его независимость. Для него это нелегко. К тому же Копач — не единственный директор в НАРЭ (всего в ведомстве пять директоров. — NM), а решения там принимают коллективно. И при приеме решений надо соблюдать баланс. Но если что-то говорят политики, это, конечно, оказывает влияние. Не только в Молдове, но и в других странах. Но, в общем, я могу сказать, что, если сравнить НАРЭ с другими регуляторами, оно будет даже «понезависимее». Это — не прекрасная ситуация, но, в целом, все неплохо. В Германии, например, регулятор энергорынка был создан лишь два-три года назад.

Мы не можем остановить политиков в их высказываниях и попытках влиять. Главное — делать при этом свою работу и оставить политиков в одиночестве — это и есть реальная независимость.

Вы считаете, Молдова сможет реализовать закон об энергоэффективности, который еще предстоит принять? И насколько хорош законопроект?

Я видел драфт закона. С ним все хорошо.  У нас есть единственное замечание к будущей деятельности Фонда энергоэффективности и его объединению с Агентством по энергоэффективности: новое ведомство, по сути, станет продолжением министерства экономики и инфраструктуры. Это обычно плохо работает. С другой стороны, это не значит, что его хорошая работа в принципе невозможна. Если Молдова решит, что так нужно, это решение Молдовы. Мы можем только посоветовать, как лучше.

newsmaker.md/rus/novosti/tarif-vysokogo-napryazheniya-es-raskritikoval-moldavskie-vlasti-za-nesoblyudenie-e-34668

Важно, чтобы у Фонда были собственные доходы. Например, в Словении в тариф на электроэнергию заложен своеобразный налог на эффективность. Он очень низкий, но благодаря тому, что он включен в тариф, такой фонд в Словении собирает €35 млн в год, которые тратятся на финансирование проектов повышения энергоэффективности. В молдавском законопроекте тоже прописана эта возможность.

Кроме того, мы будем следить за его внедрением. Глава департамента энергоэффективности в секретариате Европейского энергетического сообщества Виолета Когэлничану ответственна за это. И она очень «болеет» за Молдову.

Эксперты опасаются, что деньги Фонда энергоэффективности не будут освоены. Проблема — в отсутствии хороших проектов и плохой реализации существующих проектов. Что вы об этом думаете?

Мне сложно это комментировать. Молдове много надо сделать. Проехав от аэропорта до гостиницы, я увидел, сколько можно сэкономить электроэнергии только на этом отрезке. То есть я хочу сказать, что проектов много не бывает.

Автор : Наталья Мельник

Партнерские ссылки