Река жизни
Две истории о людях, для которых Днестр больше чем просто река
Экологи давно бьют тревогу в связи с состоянием Днестра, бассейн которого издревле служил источником жизни. Из-за бездумной деятельности человека экосистема реки деградирует, дно заиливается, а нерегулируемая добыча песка и гравия лишает Днестр естественных фильтров. О том, как изменилась река за последние десятилетия, NM поговорил с людьми, жизнь которых во многом связана с Днестром. Один из них — рыбак, другой — пастор, который проводит на берегу Днестра обряд крещения.
Пастор из Окницы

На берегу Днестра возле села Наславча Окницкого района — самой северной точки Молдовы — баптистский пастор Андрей Лука каждый год проводит обряд крещения. А после организует так называемые «столы любви» — своеобразные общие «пикники» на берегу реки.



Желающие креститься, по словам пастора, есть каждый год. Кроме местных прихожан, в Наславчу приезжают из баптистских приходов Бричан, Бельц и Сынжереи. Обычно обряд проводят летом. «Стараемся до августа провести. Хотя до октября вода теплая», — говорит Андрей Лука, отмечая, что сам и зимой купается в Днестре.


За десять лет, что он служит пастором в баптистской церкви в Окнице, уровень воды в Днестре, по его словам, не особо изменился, но дно реки заросло водорослями. «Мусора в реке нет, вода чистая. Но из-за ГЭС, расположенной рядом, нет рыбы, только малек», — говорит Андрей Лука.

По его словам, раньше, после того как весной Днестр оттаивал, его чистили, сейчас этого не делают.
«Люди, к сожалению, не берегут природу. Весь берег Днестра — в пластиковых бутылках, консервных банках, коровьем навозе. Культуры нет», — сетует пастор.
Андрей Лука обосновался в Окнице десять лет назад. Родом он из Дондюшан, но некоторое время жил с родителями в Окнице — отцу предложили работу в местном санатории. Так что места эти 37-летний пастор знает хорошо. И, когда ему предложили возглавить приход местной баптистской церкви, согласился. К тому же, по словам Андрея Луки, он давно мечтал преподавать в школе историю, и в Окнице такая возможность у него появилась.

У Андрея Луки два образования — сначала он окончил кишиневский Технический университет по специальности инженер-технолог мясомолочной промышленности, а затем Педагогический университет по специальности учитель истории.
«Пришлось оставить работу в Кишиневе, хотя она была денежная — зарплата до $800 (он работал агентом по продажам в компании Wrigley Moldova. — NM). В Окницу переехал на учительскую зарплату. Было тяжеловато, но интересно, потому что все было практически с нуля. Не было ни дома, ни круга знакомых. Переехали, можно сказать, на одной вере», — рассказывает пастор.

Учительской зарплаты, по его словам, на семью не хватало. Но выручала квартира в Кишиневе, которую они сдавали в аренду. Сначала жилье в Окнице снимали. А пять лет назад купили дом, который, по словам Луки, продавали после смерти его владельца вдвое дешевле рыночной стоимости.

Двухэтажный дом с участком расположены практически в самом центре Окницы. Ворота дома увешаны автомобильными знаками разных стран, а участок заполнен декоративными фигурками и поделками.

К религии, по словам Андрея Луки, он пришел на третьем курсе Политеха. «Тогда я и курил, и выпивал, и матерился, и наркотиками баловался. Был православным, но так, номинально. В церковь периодически ходил, исполнял каноны, исповедовался пару раз, но к богу не приблизился», — вспоминает он.


В его университетской группе учился баптист. «Мы с ребятами его очень не любили, можно даже сказать, издевались над ним. Но его реакция на это меня поражала: он был спокоен, не отвечал тем же. В то время у меня случился сложный период, все друзья отвернулись, и мне негде было жить. И вот этот парень предложил пожить у него. Какое-то время я у него жил, он подарил мне Новый завет и сказал — хочешь счастья, начни читать эту книгу», — рассказывает Андрей Лука.

Книгу, по его словам, он тогда взял, потому что было неловко отказать. Но потом как-то попробовал почитать и втянулся. Так Андрей Лука пришел к вере.

Идея проводить обряд крещения на Днестре пришла, когда, уже, будучи пастором, он побывал в Наславче и поразился красотой реки и долины, в которой расположено село. Десять лет назад, по словам Луки, там было невозможно купить дом — местные жители не хотели продавать жилье незнакомым людям. Спустя несколько лет, когда поближе познакомился с сельчанами, ему предложили купить участок и дом в старой части села, прямо на берегу Днестра. К реке сделали ступеньки и там проводят обряд крещения.
Крестят в баптистской церкви в зрелом возрасте, когда люди приходят к вере осознанно, говорит Лука. А перед обрядом проводят на берегу Днестра праздничную службу.

Кроме этого, как рассказал пастор, там же, на берегу Днестра в Наславче и в Окнице баптистская церковь летом организует детские лагеря. Действует церковь, заверил Лука, строго по закону: собирает все необходимые разрешения, а когда лагеря уже работают, детям привозят готовую еду, так как церкви не разрешают самостоятельно организовывать питание.
Рыбак из Тирасполя


Еще одна «днестровская история» связана с главой приднестровской общественной организации «Клуб спортивного рыболовства» Юрием Бородиным, который родился и прожил всю жизнь в Тирасполе.






Рыбалкой, по его словам, увлекался с детства. «Любовь к этому делу мне привили дед и отец. 90% мужчин любят рыбалку. Может, это отголоски древних времен: мужчина должен быть добытчиком», — говорит Бородин. А к спортивному рыболовству, по его словам, он пришел три года назад, когда в Тирасполь приехали «чемпионы Молдовы и показали высокий класс».


Спортсмены-рыболовы в отличие от любителей ловят рыбу ради спортивного интереса — весь улов отпускают обратно. Во время состязаний, по словам Бородина, они используют одну удочку и один крючок. Согласно международным правилам спортивной рыбалки, соревнование начинается в 10:30 утра и продолжается пять часов. Теперь Бородин, чтобы «потренироваться», часто ходит порыбачить на Днестр.

«Сложно сказать, сколько можно наловить рыбы в Днестре. Опытный спортсмен может выловить больше, чем десяток любителей — например, 10-12 кг. [...] Секрет — в выборе точки ловли. Д ля этого надо правильно определить рельеф дна», — делится Бородин.
По его словам, надо найти «аномальное дно» и помнить, что рыба чаще всего бывает у бровок (бровка — рыболовный термин: граница между горизонтальной плоскостью дна и наклонной плоскостью с берега). Чаще всего в Днестре ловят плотву и подлещика, говорит он.

Днестр, по словам Бородина, с тех пор как он его помнит, очень изменился. Раньше в нем водилось значительно больше рыбы, уверяет рыболов.
«С дедом и отцом мы ездили на рыбалку в низовья Днестра. Ловили сома, три-четыре больших карпа. Сейчас для таких уловов надо попасть на жор рыбы (период усиленного питания и наибольшей активности рыбы. — NM)», — говорит он.



Как-то на рубеже 1990-х годов, вспоминает Бородин, сосед, чтобы достать сома из Днестра, пригнал к берегу свой «Запорожец» и привязал к нему леску. Еще одна давняя история, улыбается он, связана со щукой: как-то они с отцом шли по замершему Днестру и увидели щуку, вмерзшую в лед. Вытащили ее с помощью ломика и принесли домой.



Сейчас в семье Бородина принципиально не едят рыбу из Днестра, стараясь таким образом помочь сохранить популяцию рыбы. Для еды обычно покупают рыбу на рынке, которую разводят в частных водоемах.

В Днестре, вспоминает Бородин, раньше не только рыбы было больше, но и воды, и берега были чистые.
«Не было мусора, специальные службы убирали берег. Не было в то время и самой страшной напасти — пластиковых бутылок. Сегодня они повсюду — и в воде, и по берегам. Раньше ходили тралы, которые постоянно чистили русло. Сейчас таких нет. Теперь в некоторых местах Днестр можно перейти пешком», — сетует Бородин.
В Днестре тем не менее, по словам Бородина, он купается регулярно и ничего не боится. Но вот детям своим этого не разрешает: опасаясь все-таки, что вода грязная. Сейчас, по его словам, в Днестре вообще стали меньше купаться: «Мы ходили на Днестр с детства, не было такого дня летом, чтобы не купались. Сейчас люди больше ходят на бассейны. Там следят за чистотой воды».
Два года назад участники «Клуба спортивного рыболовства», который сейчас объединяет около 60 человек, организовали первую акцию — уборку берега Днестра. «Зашел как-то разговор об этом: бутылки, банки, обертки, грязь по всему берегу. Я предложил — давайте соберемся, пойдем и уберем», — рассказывает Юрий Бородин. Тогда, в 2016 году, они в Тирасполе занялись очисткой берега Днестра. «Собрали за день более 22 тонн мусора. Вывезти его помогло городское предприятие "Спецавтохозяйство"», —вспоминает Бородин.

С тех пор клуб стал регулярно проводить акцию «Чистый берег». Ближайшая запланирована на 29 октября сразу в четырех городах Приднестровья — Тирасполе, Бендерах, Рыбнице и Дубоссарах.
Текст: Николай Пахольницкий
Оформление: Татьяна Булгак
Фото: Екатерина Дробан