12ºC Кишинёв
Воскресенье 23 сентября 2018

Российский пациент. Что в Больнице скорой помощи ответили на обвинения родственников Ирины Лосяковой

В кишиневском Институте скорой помощи утверждают, что готовы прооперировать 35-летнюю россиянку, которая полтора месяца назад попала в больницу с кровоизлиянием в мозг, но ждут стабилизации ее состояния. При этом в пространном ответе на запрос NM клиника никак не комментирует обвинения родственников россиянки: они утверждали, что врачи отказались ее оперировать из-за отсутствия медицинской страховки и денег. NM рассказывает, что сообщили в Институте скорой помощи, а также, что известно об этой истории со слов родственников и из информации в СМИ.

newsmaker.md/rus/novosti/grazhdanka-rossii-mesyats-nahoditsya-v-tyazhelom-sostoyanii-v-kishinevskoy-bolnits-38644
 

Об истории 35-летней жительницы деревни Теплухино Псковской области Ирины Лосяковой 9 августа рассказала «Новая газета». В Кишинев она приехала на каникулы с другом из Молдовы, но почувствовала себя плохо и попала в больницу. Со слов родственников газета написала, что кишиневские врачи требовали с них большие деньги за операцию и затягивали лечение из-за отсутствия страховки.

NM несколько дней пытался добиться комментария от больницы и министерства здравоохранения, труда и соцзащиты. В министерстве посоветовали все вопросы направить в Институт скорой помощи, который 15 августа разместил  на своей странице в Facebook пространный комментарий этой ситуации, подробно рассказав свою версию произошедшего.

При этом, отметим, прямого ответа на вопрос, является ли лечение Лосяковой бесплатным, в комментарии Института скорой помощи нет. Между тем страны СНГ, в числе которых и Молдова, подписали соглашение, согласно которому при угрозе жизни медицинскую помощь гражданину любого государства-члена СНГ оказывают на месте, в полном объеме и бесплатно.

Что рассказали в больнице

По информации клиники, впервые Лосякова вызвала скорую 29 июня из-за головной боли, тошноты и рвоты. Ей оказались помощь на дому, но это не помогло. 2 июля она обратилась в Диагностический центр в Кишиневе, где ей посоветовали сделать компьютерную томографию. Из-за отсутствия денег, как сказано в пресс-сообщении, она отказалась.

3 июля россиянке стало хуже — ослабли левые рука и нога, появилась асимметрия лица. Ей снова вызвали скорую и отвезли в районную больницу в Ниспорены. Уже оттуда 6 июля ее перевезли в Институт скорой помощи в Кишиневе. В тот же день, говорится в пресс-релизе больницы, ей поставили диагноз «разрыв аневризмы сонной артерии справа и субарахноидальное кровотечение в головном мозге».

В больнице утверждают, то состояние пациентки стабилизировали, и нейрохирург рекомендовал провести операцию после прекращения периода ангиоспазма (преходящее сужение мелких артерий, ухудшает кровоснабжение).

10 июля, по информации клиники, Лосякову перевели в отделение нейрохирургии для подготовки к операции. Состояние пациентки тогда, как отмечается в пресс-сообщении, было «относительно удовлетворительным, стабильным». Но 11 июля, по информации больницы, друзья забрали ее из стационара, не поставив в известность врачей, чтобы отвезти на автобусе на операцию в Россию. По дороге женщине стало плохо, ее привезли сначала в районную больницу Сынжера, а 13 июля — в реанимацию в Институт скорой помощи.

Лосяковой все-таки сделали компьютерную томографию и подтвердили диагноз. Кроме того, врачи констатировали кровоизлияние в мозг. К тому моменту у пациентки уже были нарушения сознания.

В реанимации Лосякова находилась до 2 августа, после чего ее перевели в отделение нейрохирургии. После этого к ней приехала мать из России, которая хотела увезти ее домой на операцию. В пресс-сообщении больницы сказано, что врачи отговорили ее от транспортировки больной из-за большого риска для ее жизни и решили провести операцию в Институте скорой помощи «сразу после того, как состояние пациентки позволит это сделать».

В сообщении больницы также говорится, что местные врачи советуются по телефону с профильными российскими клиниками. Кроме того, руководство Института скорой помощи создало специальную комиссию по этому случаю, куда входят не только врачи, но и представители посольства России в Молдове.

Лечение, как сказано в пресс-сообщении, проводится в соответствии с Соглашением об оказании медицинской помощи гражданам государств-участников СНГ. «Информация об этом случае в прессе была поверхностной, неполной и не соответствовала действительности», — утверждают в больнице.

И отмечают, что сейчас состояние Лосяковой оценивается как «средней тяжести». По просьбе NM в больнице уточнили, что она не находится в коме. Когда состоится операция, пока не ясно.

 

О чем больница умолчала

Несмотря на пространный комментарий, больница практически не ответила на основные обвинения родственников пациентки, появившиеся в российских СМИ.

Мать девушки утверждала, что после первого обследования врачи поняли, что ей нужна срочная операция, но потребовали от родных €1 тыс., которых у них не было. По ее словам, нейрохирург был готов делать операцию бесплатно, но ему запретил главврач больницы. Женщина утверждала, что родным посоветовали отвезти Ирину в Россию и оперировать там.

Кроме того, родные Лосяковой утверждали, что им выставляли чеки за каждый день ее пребывания в реанимации. Фотографии чеков были опубликованы в СМИ: на них есть фамилия Лосяковой, ее лечащего врача и печать больницы.

Мать Лосяковой также уверяла, что врачи для проведения операции требовали ее письменного согласия, подписанного в присутствии врача, несмотря на то, что пациентка совершеннолетняя. Пока женщина делала загранпаспорт и добиралась до Кишинева, состояние ее дочери ухудшилось.

Рассказав историю Ирины Лосяковой, российские СМИ также отметили, что российские власти не торопились вмешиваться в ситуацию и помогать в организации транспортировки девушки на родину. «В посольстве [России в Кишиневе] нас заверили, что с момента наступления первого случая ухудшения самочувствия Лосяковой И.А., пребывание в больнице и наблюдение за состоянием пациентки осуществляется на безвозмездной основе», — говорилось в ответе российского МИДа в конце июля. При этом вопрос конкретной помощи ведомства россиянке в ответе дипломатично обошли.

По словам матери пострадавшей, последняя рекомендация, полученная ею в диппредставительстве России в Молдове, была такой: «Поищите какого-нибудь знакомого дипломата».

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки