Вторник 24 октября 2017
$ 17.3227 20.3447

Шор must go on

В Banca de Economii (BEM) и Banca Sociala, из которых были выведены миллиарды леев, прошли обыски. Сотрудники Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК) наведались и к бизнесмену Илану Шору, возглавлявшему админсовет BEM. Бизнесмен был допрошен в НЦБК, откуда вышел подозреваемым в совершении преступления по ст. 335 УК РМ «Злоупотребление служебным положением». Опрошенные NM эксперты сомневаются, что дело кончится наказанием виновных, и недоумевают, почему следователи активизировались спустя два месяца после того, как стало известно о незаконных транзакциях.

Обыски начались утром. В 7.00 сотрудники НЦБК и Антикоррупционной прокуратуры пришли домой к руководителям Banca de Economii и Banca Sociala, а также к Илану Шору, который возглавлял админсовет BEM до введения в нем Нацбанком спецуправления. В 9.00 оперативники НЦБК появились в офисах BEM, Banca Sociala, а также в компаниях, которые подозреваются в получении в этих банках сомнительных кредитов.

Следственные действия проводились по 26 адресам. И, судя по всему, некоторые телеканалы были заранее о них оповещены. Во всяком случае у дома Илана Шора первыми оказались журналисты Publika TV, а у НЦБК развернул тарелку телеканал Prime.

В ходе обысков сотрудники центра провели выемки документов и изъяли информационные носители. В НЦБК для допроса были доставлены экс-глава админсовета BEM Илан Шор и исполнявшие обязанности президентов Banca de Economii и Banca Sociala Виорел Бырка и Наталья Рахуба, а также первый вице-председатель админсовета Banca Sociala Леонтий Сухолитко. Все четверо провели в здании НЦБК на Штефана чел Маре, 198 несколько часов, а затем были отпущены.

Банковские тайны

Как пояснил глава управления уголовного преследования центра Богдан Зумбряну, обыски проводились в рамках уголовного дела о подозрительных межбанковских размещениях больших сумм, которые из Banca de Economii поступили в Banca Sociala и затем были выведены за рубеж. «Эти деньги на данном этапе не могут быть возвращены»,— подчеркнул Зумбряну.

Напомним, в ноябре прошлого года Banca Sociala переуступил иностранному лицу 18 млрд леев. Часть этих средств поступила в Banca Sociala из BEM и Unibank.

Зумбряну сообщил, что процессуальный статус допрошенных — подозреваемые, а подозревают их в злоупотреблении служебным положением (ч. 3 ст. 335 УК Молдовы.— NM), повлекшем ущерб в особо крупных размерах.

По словам офицера НЦБК, максимальное наказание по этой статье — лишение свободы на срок до семи лет. Подозреваемые свою вину отрицают.

На вопрос журналистов, почему обыски прошли спустя два месяца после того, как стало известно о выводе средств из трех банков, Зумбряну ответил, что банковский сектор очень чувствителен и правоохранительные органы «не хотели провоцировать панику». «Также мы должны были иметь четкое представление о том, что мы хотим найти»,— сказал он.

Зумбряну проинформировал, что в рамках расследования вывода активов из Banca Sociala, BEM и Unibank в правоохранительные органы зарубежных стран направлены запросы. О каких государствах речь, он не уточнил, зато сразу предупредил, что ждать ответов на них придется долго: «Ответы на такие запросы приходят не раньше чем через полгода. Иногда приходится ждать и год, и полтора».

Еще Богдан Зумбряну пообещал, что статус подозреваемых в скором времени будет присвоен и другим руководителям Banca Sociala и BEM. «На следующей неделе будут проведены мероприятия по задержанию экономических агентов, которые уклоняются от прихода на допрос»,— предупредил он. По словам Зумбряну, ущерб, нанесенный незаконными банковскими операциями, оценивается в 11 млрд леев. Правда, с утра он же называл цифру 28 млрд леев.

Илан Шор по окончании допроса был немногословен. «Мы очень рады, что смогли дать [следователям] необходимую информацию. Для нас очень важно, чтобы следствие продвигалось продуктивно, потому что для нас важно, чтобы банки были сохранены и была выявлена объективная ситуация»,— сказал бизнесмен, пообещав позже ответить на все интересующие прессу вопросы.

Shor Holding вечером выпустил пресс-релиз, в котором сообщил, что Илан Шор ответил на все интересующие следователей вопросы и что он заинтересован в том, чтобы расследование поставило точку в спекуляциях о ситуации в Banca Sociala и BEM.

Глава Антикоррупционной прокуратуры Эдуард Харунжен в беседе с NM сказал, что следственные действия связаны с делом о похищении инкассаторского автомобиля, который был найден сожженным. В нем, напомним, перевозили документы о транзакциях BEM. «Это одни и те же банки. В какой-то мере все это связано»,— сказал Харунжен.

Прокурор напомнил, что уголовное дело в связи с подозрительными транзакциями было заведено в декабре прошлого года, после того как Нацбанк ввел специальное управление в проблемных банках. «Тогда стали выявляться некоторые моменты, вызвавшие подозрения в незаконных действиях и принятии противозаконных решений. До этого не все действия банка были известны правоохранительным органам и общественности»,— сказал Харунжен.

Прокурор отметил, что вопросы возникли не только к представителям банка, но и к руководству шести фирм, бравших кредиты в Banca de Economii и не вернувших деньги. «В этих компаниях тоже проводились обыски, однако назвать их мы не можем в интересах следствия»,— отметил он.

По информации mold-street.com, офисы некоторых компаний, куда также наведались следователи, расположены в здании IPTEH. Этот офисный центр принадлежит лидеру Либерально-демократической партии Владимиру Филату.

Ранее бывший член ЛДПМ Вячеслав Ионицэ, возглавлявший парламентскую комиссию по экономике, бюджету и финансам, обвинял Филата в причастности к выводу средств из BEM. Ионицэ тогда называл четыре фирмы, которым в BEM были выданы многомиллионные кредиты и которые, как утверждал Ионицэ, связаны с Филатом. Лидер ЛДПМ эти утверждения опровергал.

Политический фон

Масштабные обыски прошли на фоне переговоров по поводу формирования нового кабинета министров. Кандидатом на пост премьера является либерал-демократ Юрие Лянкэ. Поддержать его готовы либерал-демократы и демократы. Коммунисты голосовать не намерены, а либералы заявляли, что поддержат тот кабинет, в котором будут представлены.

Депутат-либерал Валериу Мунтяну связал обыски с политическими переговорами. «Возможно, Владимир Георгиевич [Плахотнюк] таким образом предупреждает Владимира Васильевича [Филата], чтобы особо не дергался и принял участие в коалиции с ПКРМ, тем самым исключив Либеральную партию из власти... Так как последние дни Васильевич передал Георгиевичу четкие месседжи, что не может противостоять натиску европейцев по созданию проевропейской коалиции вместе с ЛП»,— написал Мунтяну в Facebook.

Руководитель центра политического анализа Politicon Анатол Цэрану также не исключил, что у обысков политическая подоплека. «Первое, что приходит на ум, что заработала система противодействия коррупции в банковской системе. Но есть мнение, что это политический заказ. Если допустить, что есть заказ, то это несомненно попытка надавить на Владимира Филата и ЛДПМ, чтобы они были более сговорчивыми при формировании правительства»,— сказал NM политолог. В пользу этой версии, полагает он, говорит тот факт, что СМИ делали акцент на том, что обыски прошли в доме Шора и в подконтрольном Филату IPTEH.

По мнению Цэрану, Филат с пониманием относится к возвращению в коалицию либералов, в то время как у демократов «ни под каким углом зрения либералы не рассматриваются как партнеры по коалиции». «Для Филата важно, чтобы было функциональное проевропейское парламентское большинство, а опосредованное участие в коалиции коммунистов сопряжено с электоральными потерями [для ЛДПМ]»,— считает эксперт. С демократами, говорит Цэрану, ситуация аналогичная: «Они не хотят отдавать министерства, которые получили [в связи с уходом либералов]. И для них союз с либералами — это проблемы при расширении своего электората влево».

Политолог Корнелиу Чуря считает иначе. Он думает, что таким образом власти пытаются успокоить общество, которое требует ответить на вопрос, что произошло с банковской системой. «Сомневаюсь, что будут найдены виновные. Возможно, будет найдена жертва, которой потом дадут возможность выйти сухой из воды»,— говорит эксперт. Какой-либо связи с формированием нового правительства он не видит: «Этот процесс нуждается в деликатном подходе, а подобные действия приводят к обратным результатам».

Экс-министр экономики Александр Муравский также не связывает обыски с избранием правительства. «Как сторонний наблюдатель ставлю вопрос так: со времени появления первой серьезной информации о банковских делах прошло очень много времени, а обыски прошли только сейчас. Так что это? Непрофессионализм органов по борьбе с коррупцией? Специальная задержка, чтобы дать возможность вовлеченным в эти операции лицам уничтожить последние улики? Учитывая то, что эти операции проводятся в преддверии прибытия нанятых экспертов компании Kroll, вторая версия выглядит достаточно убедительной»,— заключил он.

Инна Кывыржик
Семен Никулин
Наталья Мельник
Николай Пахольницкий

Партнерские ссылки