Среда 22 марта 2017
$ 19.6149 21.1566

Слуги за услуги: Марк Ткачук о сговоре власти и оппозиции

Основная интрига молдавской политической жизни последних месяцев известна. Это конфликт между разнородной оппозицией и теневым лидером правящей верхушки, олигархом Владимиром Плахотнюком. Плахотнюк ассоциируется с тотальной коррупцией, полным контролем над судебной системой и силовиками, безоговорочной монополией в СМИ, политическими репрессиями и обвально-деградирующим уровнем жизни.

С сентября оппозиция развернула атаку на Плахотнюка, выдвинув весьма широкий спектр требований. Все они сводились по большей части к необходимости досрочных выборов, которые вновь превратят Молдову из «захваченного государства» в демократическое. Несмотря на то, что оппозиции все это время удавалось выводить внушительное количество народа, от месяца к месяцу стала проявляться зримая тенденция: оппозиция сливает протест. Примерно так же, как это сделала в ноябре 2013 года некогда могущественная ПКРМ.

newsmaker.md/rus/novosti/revolyutsiya-grez-22077

Сначала казалось, что несколько подозрительное, невнятное, бестолковое поведение нынешней оппозиции — это всего лишь следствие ее интеллектуальной беззубости, неумения применять испытанные приемы мирного сопротивления и протеста. Но по мере того, как лидеры оппозиции стали частить с объявлением очередных «последних ультиматумов», а после истечения их сроков — объявлять новые ультиматумы, стало ясно: оппозиция не желает победы. Оппозиция желает одного — интегрироваться в режим, разделить с Плахотнюком его диктаторское бремя.

Нужно сказать, что Плахотнюк отлично пользовался протестными услугами оппозиции. Когда вдруг среди представителей западных кураторов Молдовы возник консенсус в отношении того, что Плахотнюку не место в политической системе этой страны, пророссийская часть молдавской оппозиции вышла на грандиозные манифестации, с антиевропейскими лозунгами. Благодаря этой «услуге» Плахотнюк очень быстро вернул себе авторитет и доверие «своего сукина сына» в глазах американских и европейских партнеров. После того, как федеральные российские каналы проехались по личности Плахотнюка «тяжелой артиллерией», другая часть протестного крыла, ассоциируемая с экс-министром образования Майей Санду, заговорила о необходимости объединения с Румынией. На этом фоне Плахотнюк мог восприниматься в Москве в качестве не самого худшего из молдавских владетелей.

Так или иначе, оппозиция отказалась от протестов. Причем отказалась от протестов уже объявленных! А вся ее протестная риторика свелась к необходимости изменения Конституции, в части избрания президента. По мысли оппозиции президент должен избираться всенародно. Так как это было при Снегуре, развязавшем кровавый конфликт в Приднестровье, и при Лучинском, когда развернулся иной конфликт — между президентом, парламентом и правительством. Не сложно было понять, что лидер пророссийского крыла оппозиции — Игорь Додон — в случае прямых выборов не сомневался в своих возможностях одержать победу, а лидеры правой части протестующих — Андрей Нэстасе и Майя Санду — верили в свою звезду.

Но изменить Конституцию в Молдове можно только двумя путями: либо посредством референдума, либо в парламенте — голосованием 67 из 101 депутата. В обоих случаях — это долгая процедура, занимающая не менее полугода. А срок действующего президента Николая Тимофти, как известно, истекает в конце марта этого года.

newsmaker.md/rus/novosti/ks-zayavil-o-vosstanovlenii-prava-grazhdan-na-vsenarodnoe-izbranie-prezidenta-22981

И тут случается сюрприз. Конституционный суд, находящийся, как считается, под непосредственным контролем Плахотнюка, состоящий в подавляющем большинстве из граждан Румынии, принимает беспрецедентное с точки зрения права решение. Он отменяет целые положения действующей Конституции и вводит прямое избрание президента.

Проблема состоит не в том, что так не бывает! Казус не столько в том, что Конституционный суд может лишь толковать и разъяснять действующую Конституцию, что он не обладает правом законодательной инициативы. Такой карманный Конституционный суд в Молдове может все. Теоретически он даже может объявить незаконной независимость молдавского государства и объявить о присоединении Бессарабии к Румынии. Проблема состоит в том, что все лидеры оппозиции поддержали это абсурдное, незаконное решение! Открыто заявили о том, что это решение — итог их борьбы, их победа!

Иными словами, лидеры оппозиции стали участниками узурпации государственной власти. Точнее, соучастниками. Уже нет сомнений в том, что абсурдное решение Конституционного суда — результат некоего «мирового соглашения», сделки между лидерами оппозиции и Плахотнюком. Плахотнюку приходится чуток подвинуться в своих аппетитах. Тактически он может уступить оппозиции пост президента. Но зато он сохраняет нынешний состав парламента, на 80% состоящий из подконтрольных ему депутатов, а также совершенно ручное правительство Павла Филипа. Оппозиция получает возможность поучаствовать в азартном забеге под названием президентские выборы и вовлечь в это шоу значительную часть молдавского общества. Но по сути — все остается по-прежнему. Уже ясно: кто бы ни победил в этом забеге — это будет, быть может, и не человек Плахотнюка, но уж точно соучастник его преступлений против Конституции и молдавской демократии.

Автор — экс-советник президента Молдовы, бывший член Центрального комитета Партии коммунистов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.