«Страна сама вынуждает их уехать». Как выпускников медуниверситета обязывают заплатить министерству сотни тысяч леев

Выпускники молдавского медуниверситета уже почти два года судятся с министерством здравоохранения из-за того, что не работают по распределению. За это время суммы компенсаций, которые требует от выпускников минздрав, в некоторых случаях увеличились до 264 тыс. леев. NM разбирался, как так вышло, что штрафы превышают стоимость обучения, а молодые врачи проигрывают в судах, хотя по месту их распределения не было вакансий.  

«На контракте, выходит, дешевле учиться»

В 2017 году повестки в суд получили 103 выпускника Государственного медицинского университета имени Тестемицану. Они окончили резидентуру в 2016 году и отказались работать по распределению, хотя учились на бюджете. Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты подало на выпускников в суд, потребовав компенсировать стоимость обучения. Для всех называли единую сумму — 235 тыс. леев.

Среди тех, кто получил повестку, был молодой хирург Дан Ревенку. Он рассказал NM, что до выпуска 2016 года «никто ни за кем не бегал». Распределение просто игнорировали, несмотря на контракты.

«С нашего потока, поступившего в 2006 году, обучение окончили 410-420 человек. Примерно сто из них вообще бросили специальность и не пошли в резидентуру. И с них спроса никакого не было», — рассказал Ревенку. Тем, кто все-таки решил стать врачом, перед первыми экзаменами в резидентуре выдали контракты, в которых был пункт о распределении на работу.

«Нам сказали: если не подпишите, не сдадите экзамены. Мы подписали. Но в этих контрактах сказано, кстати, что, если там нет вакансий, мы освобождаемся от распределения», — рассказал врач.

По окончании резидентуры Ревенку и его сокурсников вызвали в министерство для распределения. В списках потенциальных мест работы не было Кишинева: чиновники заявили, что в столице вакансий нет. «Позже я узнал, что трех-четырех моих однокурсников распределили в Кишинев», — рассказал хирург. 

Сам он из того, что было, выбрал Страшены. «После небольшого отпуска я пошел туда, а директор говорит — „нет мест“. Он написал мне письменное заявление по этому поводу», — вспоминал Ревенку. Законодательство не предусматривало, что делать в такой ситуации. Полгода проискав место в столичных государственных клиниках, Ревенку устроился в частную. По его словам, в государственные больницы устроиться оказалось сложнее. В некоторых случаях с него, утверждает врач, требовали деньги.

Только через год его вызвали в суд. Один раз министерство попыталось добиться перемирия сторон. «Спрашивают, почему не был в больнице в Страшенах? Так вот, говорю, бумага с отказом. Спрашивают, почему не пришел обратно в министерство. Но, говорю, в законе такого нет», — рассказал Ревенку. Ему предложили занять полную ставку ночного хирурга в Кишиневе. «Но как я буду работать днем в клинике, где у меня уже тоже контракт, а потом в ночную смену в больнице?», — недоумевает Ревенку.

В первой судебной инстанции он в итоге проиграл. За время разбирательства сумма компенсации выросла с 235 тыс. до 258 тыс. леев.

«Они сделали перерасчет и сказали, что ошиблись. [...] Адвокаты просили расшифровать эту сумму — на что конкретно уходят эти деньги в процессе обучения студентов. Они прислали лист А4, там все было очень коротко, а обо мне была четверть информации. В эту сумму вошла и стипендия. [...] На контракте, выходит, дешевле учиться», — пришел к выводу Ревенку. 

Отметим, стоимость обучения по контракту по специальности «общая медицина» — чуть больше 180 тыс. леев за шесть лет.

По словам Ревенку, всем выпускникам назначали примерно одну и ту же сумму компенсации, хотя они учились на разных специальностях, а некоторые несколько лет платили за обучение по контракту.

Ревенку также утверждает, что во многих районах не хватает врачей, но там «сидят старые доктора на трех-четырех зарплатах». «Числятся три хирурга, а по факту работает один. Молодым говорят, что мест нет», — рассказал Ревенку. Одному из его однокурсников минздрав отказал в распределении в его родные Бричаны, сказав, что там мест нет. Когда молодой врач сам пришел в больницу, ему сказали, что открытые вакансии есть, и он может на них претендовать.

13 июня дело Ревенку рассмотрит Апелляционная палата (АП) Кишинева.

Что с остальными делами

В судебных тяжбах с минздравом интересы Дана Ревенку защищает юридическая компания Efrim, Roşca şi Asociaţii. Всего в ведении бюро — около 30 аналогичных дел выпускников резидентуры 2016 года. Среди них есть работающие в частных клиниках в Молдове, проходящие повторно резидентуру за границей и просто те, кто эмигрировал вместе с семьей и уже не может вернуться в Молдову.

Как рассказала NM одна из юристов бюро Сабина Чербу, кроме дела Ревенку, в первой судебной инстанции адвокаты проиграли минздраву еще три дела молодых врачей. Все они ждут решения АП. Еще около десятка дел пока не дошли до суда первой инстанции. По словам Чербу, процессы затягиваются в основном из-за перегруженности судов и того, что от  министерства всей сотней дел занимаются всего два человека. Из-за этого заседания регулярно переносят.

Из тех дел, которыми занимаются юристы Efrim, Roşca şi Asociaţii, в 14 случаях удалось добиться мирового соглашения с министерством. Как уточнила Чербу, большинство касается девушек, которые находятся в декретных отпусках после рождения ребенка. Им чиновники дали возможность растить детей до трех лет, а после отработать обещанные три года по распределению. Правда, в министерстве обязались при новом распределении учесть их семейное положение и место работы супругов.

Среди выпускников, пошедших на перемирие, оказались и те, кто уехал на лечение за границу. Им дали на лечение два года, а после обязали вернуться и отработать по распределению. Одной выпускнице, работающей в частной клинике, разрешили работать на полставки в государственной поликлинике. Но срок обязательств ей продлили до шести лет вместо трех.

Что с этим не так

По словам Чербу, министерство толком не объясняет, как рассчитывает суммы компенсаций. «Суммы необоснованы. Они приводят затраты только из бухгалтерии университета, общие суммы. Не ясно, как и на базе чего считали компенсации», — заметила юрист. Более детальных сведений адвокатам добиться не удалось, но «судам оказалось и этого достаточно». По ее словам, размер некоторых компенсаций вырос до 264 тыс. леев.

Адвокат считает несправедливым и неоправданным и то, что в итоговую сумму включают стипендию. «Это несправедливо и не по закону, поскольку эту стипендию дают студентам, у которых хорошие оценки, за результаты на сессиях», — подчеркнула Чербу.

В итоге, считает адвокат, обучение на бюджете может обойтись дороже, чем не только учеба по контракту в Молдове, но и в соседней Румынии.

Недостатком системы Чербу считает и то, что министерство настаивает на полной рабочей ставке. При том, что во многих больницах есть вакансии для специалистов только на 0,5 или 0,75 ставки.

В постановлении правительства, утвержденном в 2003 году, также не предусмотрено, что делать, если по месту распределения не оказалось вакансий, как в случае Ревенку. «К тому же явно нет коммуникации между больницами и министерством. Они должны обмениваться информацией, но это не происходит», — рассказала Чербу.

Она также отметила, что среди тех, кто до сих пор судится с министерством, много тех, кого распределили не в те города, в которых живут их законные супруги и семьи.

«Вся эта ситуация нелепая. Как они хотят заставить молодых специалистов остаться в системе при таких маленьких зарплатах», — заметила Чербу.

Претензии к системе есть не только у адвокатов. Эксперт в области здравоохранения, бывший директор университетской больницы первой помощи Алла Немеренко считает, что, с одной стороны, было бы правильно, чтобы те, чье образование финансировали  из бюджета, поработали какое-то время на благо страны. «С другой стороны, если страна платит мизерные зарплаты и не предоставляет условия для работы, не значит ли это, что она сама вынуждает их уехать просто для того, чтобы выжить?», —задалась вопросом Немеренко, комментируя ситуацию в своем Facebook.

По ее словам, не всех молодых врачей при поступлении в университет сразу извещают о распределении. При распределении, несмотря на то, что выпускникам резидентуры, как правило, больше 30 лет, не учитывают их семейное положение. По словам Немеренко, государство зря не учитывает и то время, которое резиденты работают в больницах во время учебы.

Эксперт напомнила, что и другие министерства могли бы требовать отработок от выпускников других специальностей, учившихся на бюджете. «Разве нет у нас огромной нехватки кадров в детских садах, школах, публичном секторе — в агентствах и мэриях? [Выбрали здравоохранение], потому что этот портфель многие годы принадлежит правящей партии?», — вновь задалась вопросом Немеренко.

Что говорят в министерстве

В министерстве на запрос NM о судебных тяжбах с выпускниками медуниверситета, и о том, продолжится ли эта практика дальше, к моменту публикации материала не ответили. Вопросы, отметим, были направлены 13 мая. В пресс-службе корреспондента NM несколько раз убеждали, что специалисты министерства работают над ответом.  

 В медуниверситете Не удалось узнать и о том, подавали ли в суд на выпускников 2017 и 2018 годов. В пресс-службе вуза сообщили, что не владеют такой информацией, поскольку это министерство судится с выпускниками. Хотя ранее во время судебных процессов информацию о тратах на обучение запрашивали именно в университете.

Что можно изменить

Депутаты блока ACUM, члены партии «Действие и солидарность» (PAS) Раду Мариан и Дан Перчун в мае зарегистрировали в парламенте законопроект, который должен «прекратить злоупотребления государства» по отношению к молодым врачам.

Депутаты ACUM считают, что выпускникам, которые учились на бюджете, но не хотят или не могут работать по распределению, нужно позволить выплачивать компенсацию в течение трех-пяти лет. Законопроект также предполагает создание регламента для расчета компенсаций. Депутаты также предложили, чтобы обязательства по выплате компенсаций вступали в силу только для тех, кто начал учиться с 2018 года. Они также предлагают законодательно ограничить размер компенсаций стоимостью обучения для тех, кто учился по контракту, чтобы избежать «нелогичных» ситуаций. 

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки