2ºC Кишинёв
Вторник 20 февраля 2018
$ 16.6902 20.7342

Туркмения отнесла «Газпром» к неплатежеспособным партнерам

На правительственном портале Туркмении на днях появилось сообщение о том, что российский «Газпром» стал «неплатежеспособным партнером» и не платит по долгам за газ с начала 2015 года. После безуспешных переговоров о снижении цены туркменского газа с начала года монополия в одностороннем порядке платит сколько хочет. По сути, «Газпром» применяет против Туркмении ту же активно критикуемую им стратегию, что и Украина против него самого, пишет «Коммерсантъ». В итоге Ашхабад, только в этом году теряющий около $400 млн, обвиняет монополию в неплатежах, а она угрожает судом. Но такой шаг может ослабить позиции «Газпрома» в Европе, которую он долгие годы убеждает в неприкосновенности контрактов.


«ОАО "Газпром" с начала 2015 года не платит по долгам перед ГК "Туркменгаз" за поставленные объемы туркменского природного газа»,— говорится в сообщении, размещенном 8 июля на правительственном портале нефтегазовой промышленности Туркмении. Там отмечается также, что российская компания «стала неплатежеспособной по своим контрактам купли-продажи природного газа в связи с продолжающимся мировым экономическим кризисом и введенными западными странами экономическими санкциями против России». В «Газпроме» отказались от комментариев.

Газ из Туркмении в Россию поставляется с советских времен. После распада СССР «Газпром» закупал до 80 млрд кубометров туркменского газа в год, который затем поставлялся на юг России, на Украину, а также в южную Европу. В апреле 2009 года на газопроводе Средняя Азия—Центр произошла авария. Поставки полностью остановились и возобновились только в январе 2010 года — после того как Туркмения согласилась снизить цену газа до $240 за тысячу кубометров (определяется по нефтяной формуле), а объем поставок — до 10 млрд кубометров в год. На этом уровне поставки шли последние пять лет, но в 2015 году «Газпром» настоял на том, чтобы закупить у Туркмении всего 4 млрд кубометров.

Как рассказали «Ъ» несколько источников, знакомых с ситуацией, текущий кризис вызван спором о цене газа. Из-за резкого падения европейских экспортных цен «Газпрома» закупка газа у Туркмении по текущей контрактной цене означает для монополии прямые убытки. Переговоры об изменении цены активно шли в прошлом году. «По контракту у нас есть право на пересмотр цен из-за серьезного изменения внешних условий, но туркмены попытки диалога игнорируют»,— говорит собеседник «Ъ», близкий к «Газпрому». По его словам, монополия оплачивает туркменский газ, но «была вынуждена перейти на оплату по netback (цена «Газпрома» в Европе минус транспортные расходы)», чтобы не попасть в убыток. Уровень долга неизвестен, однако исходя из объема поставок в 2015 году недоплата может составить $300-400 млн.

Другой собеседник «Ъ», близкий к «Газпрому», подчеркивает, что Туркмения и сама нарушает контракт, поскольку поставляет газ крайне неравномерно: в основном летом, а зимой, когда он нужен в России, «объемов не дождешься». Источники «Ъ» говорят, что «Газпром» может продолжить спор в закрепленном в контракте европейском арбитраже и уже подготовил документы. Вероятно, это Стокгольмский арбитраж, поскольку именно он фигурирует в контрактах «Газпрома» со странами бывшего СССР, сведения о которых официально раскрывались.

Таким образом, «Газпром» занял в отношении Туркмении ту же позицию, что и Украина в отношении него самого в 2014 году. Тогда Киев в одностороннем порядке платил за газ $268,5 за тысячу кубометров, считая контрактную цену завышенной, но руководство монополии не раз называло эту практику неприемлемой.

Ситуация для «Газпрома» усугубляется тем, что туркменский газ ему не нужен. В последние годы монополия расширила систему газоснабжения на юге России, теперь снабжение Северного Кавказа и Ставрополья не зависит от газа из Средней Азии.

Если «Газпром» все же перенесет спор с Туркменией в европейский арбитраж, это станет первым прецедентом в истории российско-туркменских газовых отношений, отмечает Мария Белова из Vygon Consulting. По ее мнению, такая ситуация грозит крайне негативными последствиями для «Газпрома», который до сих пор последовательно отстаивал в спорах с европейскими клиентами позицию продавца газа. «Получается, по одну сторону границы мы рассказываем о преимуществе долгосрочных контрактов с нефтяной привязкой, которые обеспечивают стабильность, а по другую сторону — снижаем оплату за газ в одностороннем порядке»,— отмечает Мария Белова. Причем, добавляет она, выигрыш в арбитраже будет для «Газпрома» хуже проигрыша, поскольку такое решение будет немедленно использовано в Европе против самой монополии.

Партнерские ссылки