-2ºC Кишинёв
Понедельник 17 декабря 2018

«У нас нет ни танков, ни самолетов. Нам просто суждено быть нейтральными». Как в Кишиневе обсуждали нейтралитет Молдовы

В Кишиневе 20 июля прошла конференция, посвященная нейтралитету Молдовы. Молдавские и зарубежные политики и эксперты сошлись во мнении, что нейтралитет может стать решением для Молдовы — помочь объединить общество и решить приднестровский вопрос. Для этого надо найти внутренний и внешний консенсус, но для начала понять, что значит сегодня быть нейтральным государством.  

Откуда брошюра?

Организаторами мероприятия выступили Фонд за демократию и прогресс, возглавляемый почетным председателем Демпартии Дмитрием Дьяковым, и Институт международных отношений Молдовы во главе с Валентином Бенюком. В конференции, посвященной нейтралитету Молдовы, приняли участие многие известные молдавские и зарубежные эксперты, экс-дипломаты и бывшие приднестровские чиновники.

Как ранее рассказал NM один из организаторов круглого стола Дмитрий Дьяков, цель конференции — выслушать разные мнения о нейтралитете Молдовы и разработать рекомендации для создания дорожной карты для укрепления стабильности и безопасности в регионе. При этом, уверен Дьяков, важно не политизировать тему нейтралитета: «Одна партия не должна приватизировать вопрос национального значения».

Дьяков, судя по всему, имел в виду Партию социалистов: до сих пор именно ПСРМ и президент Додон чаще и громче других высказывались в поддержку нейтрального статуса Молдовы.

newsmaker.md/rus/novosti/igor-dodon-podnyal-neytralnyy-flag-chto-novogo-v-programmnom-vystuplenii-prezident-38351

Между тем накануне конференции президент Игорь Додон опубликовал документ, в котором подробно изложил свою позицию насчет необходимости международного закрепления нейтралитета Молдовы. Брошюра на пяти языках (молдавском, русском, английском, немецком, французском — NM) с позицией президента оказалась в раздаточном материале, который получили участники мероприятия.

Как стало известно NM, сначала глава государства хотел выступить на конференции, но потом отказался. Организаторы планировали круглый стол как политически нейтральную дискуссию. «В организации не участвовал ни парламент, ни какой-либо другой государственный институт или партия», — подчеркнул Дьяков.

Он дал понять, что брошюра с позицией президента попала в раздаточный материал от второго соорганизатора мероприятия.

Советник президента Василий Шова, курирующий приднестровское направление, тоже отметил, что нейтралитет — это вопрос государственного интереса, и политика в этом случае не должна быть в центре внимания. «Это в интересах государства, а не политических партий, они должны претворять в жизнь решения, которые поддерживают граждане республики. А сегодня никто не будет спорить, что две трети граждан поддерживают нейтральный статус», — сказал он.

По словам Шовы, позицию президента сначала планировали представить на молдавском и русском языках в виде non-paper. «Вчера решили перевести на другие языки, так как приехали много гостей из разных стран. Так появилась брошюра», — пояснил президентский советник.

Что значит нейтралитет?

В целом в дискуссии удалось избежать политических лозунгов. Экспертный состав был довольно внушительным. В беседе с NM участники мероприятия отмечали, что такого уровня дискуссии о нейтралитете в Молдове проводятся впервые.

Зарубежные гости рассказали об опыте нейтральных стран Европы. Координатор департамента в области политики безопасности из Австрии Гюнтер Барнет говорил об австрийском опыте внедрения нейтралитета по швейцарской модели. Еще в 1955 году страна провозгласила постоянный нейтралитет и принцип неприсоединения к военным блокам. По его словам, это было закреплено законодательно.

Барнет отметил, что нейтралитет не исключает, что страна должна защищать свою территорию, когда на нее нападают. Эксперт также отметил, что нейтралитет не мешает членству в ЕС и участию в международных политических процессах.

Представитель федерального департамента по внешним связям Швейцарии Роланд Портман отметил, что ситуация в Швейцарии в некоторых аспектах схожа с молдавской. «У нас тоже живут представители разных этнических меньшинств, нейтралитет стал для нас объединяющим фактором. Но очень важно быть активными и объяснять международному сообществу, почему для вас важен нейтральный статус», — сказал он.

Вместе с тем, продолжил Портман, нейтралитет — это «не замороженная концепция, а постоянно эволюционирующий процесс». «Мир меняется. Как применять нейтралитет, когда государство атакует террористическая группировка, которая не является государственной структурой? Нейтральное государство должно быть готово отражать и кибернетические атаки. Нейтралитет сейчас не таков как 100 лет назад. Его надо адаптировать под текущую конъюнктуру, региональный и международный контекст», — предупредил Портман.

С ним согласился экс-посол Молдовы в Германии Александр Буриан. «После того как мы объявили независимость и провозгласили нейтралитет, мы больше не работали над ним. Молдова — маленькая страна, которая всегда находится на пересечении интересов великих держав. Необходимо этот вопрос выносить на обсуждение, если хотим обеспечить реинтеграцию страны. Обсуждать не в общем, а предельно конкретно», — считает он.

Бывший спецпредставитель ЕС в Молдове Кальман Мижеи отметил в этом контексте значимость приднестровского вопроса. По его словам,  Молдове важно выработать единую позицию в отношении приднестровского урегулирования. «Такого рода вопросы не должны быть предметом внутреннего политического диспута», — уверен он.

С ним согласился Василий Шова: «У нас есть дополнительные сложности: неурегулированный конфликт и иностранный контингент на территории республики, что запрещено Конституцией. И у нас нет внутренней согласованной политики в этом направлении».

Молдове, по его словам, необходимо выработать стратегические задачи, по которым нужно достигнуть консенсус. «Искренне верю, что нейтралитет принесет нам стабильность. Нам нужна долгосрочная программа, необходимо разработать дорожную карту, чтобы сначала самим ответить на вопрос: „Что значит нейтралитет для Молдовы?“», — предложил Шова.

В беседе с NM Шова выразил мнение, что укрепление нейтралитета и решение приднестровского вопроса должны идти «параллельными шагами». Это, по его словам, поможет повысить доверие в условиях, когда «каждый участник все время боится оказаться в ситуации, когда его переиграли или обманули».

Есть консенсус?

Экс-глава миссии ОБСЕ в Молдове Уильям Хилл, сравнивая Молдову с другими постсоветскими странами, обыграл цитату из романа Льва Толстого «Анна Каренина». «Мы всегда считали, что страны бывшего СССР должны быть по-настоящему независимыми, пользоваться свободой выбора, что является естественным правом. Но каждая семья несчастлива по-своему», — отметил Хилл.

Нейтралитет, по его словам, должен быть не просто заявлением внутри страны, но статусом, к которому пришли на основе единого мнения.
Он отметил, что во время своего пребывания в Молдове много общался с людьми из разных регионов и не заметил единства в вопросе внешнеполитической ориентации: «Часть людей выступает за сближение с Западом и боится российской угрозы, другая, наоборот, свято чтит традиционные связи с Россией. Есть те, кто боятся объединения с Румынией».

Депутат от Партии социалистов Владимир Цуркан уверен: «Надо не дружить против кого-то, а, наоборот, нужно искать консенсус». «Не хотелось бы предстать политическим идеалистом, но нейтральная единая Молдова — это реально. Только если мы отбросим политические амбиции», — уточнил он.

Бывший посол Украины в Молдове Сергей Пирожков отметил, что слышал от представителей руководства Молдовы, что «нейтралитет может стать спасательным кругом для республики». «Вокруг него можно сформировать общую национальную идею и решить вопрос приднестровского урегулирования», — полагает бывший дипломат.

Эксперты говорили, что важен не только внутренний консенсус, но и внешняя заинтересованность в нейтралитете Молдовы.

Профессор МГИМО, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов, правда, не разделил оптимизма большинства участников конференции. Он считает, что сейчас не самый подходящий момент искать общую заинтересованность внешних партнеров в этом вопросе.

«Во-первых, нет диалога между заинтересованными игроками — Россией и западными партнерами. У нас серьезные проблемы в отношениях с Евросоюзом и с НАТО. В ЕС диалог с Россией заблокирован. В НАТО практическое сотрудничество с РФ тоже блокируется», — сказал Данилов. Не видно прогресса, по его словам, и в разрешении украинского конфликта.

Что касается необходимости ухода российского контингента из Молдовы, Данилов отметил, что «это ни в коем случае не первый шаг в направлении нейтралитета». «На самом деле это (уход) один из заключительных этапов того, как можно обеспечить нейтралитет», — подчеркнул он. И добавил, что этот процесс увязывается с процессом приднестровского урегулирования.

Он сомневается, что и по теме реинтеграции в Молдове есть консенсус. «На конференции говорили, что не все готовы консолидироваться вокруг идеи нейтралитета. А все ли в Молдове сегодня готовы консолидироваться вокруг идеи реинтеграции страны? Если не все граждане поддерживают реинтеграцию, то и нейтралитет им не нужен», — полагает эксперт.

Дмитрий Дьяков в этой связи подчеркнул, что большинство населения Молдовы поддерживает нейтральный статус: «Молдова — маленькая страна, у которой нет ни танков, ни самолетов. Нам просто суждено быть нейтральным государством, но мы понимаем, что без поддержки России в этом вопросе, наш нейтралитет будет хромать».

Автор : Галина Васильева

Партнерские ссылки